На смену платьям и юбкам. Где и как в Омске шьют защитные костюмы от коронавируса
Общество  •  ИА «Омск Здесь»  9 мая 2020, 12:50  •  печать

На смену платьям и юбкам. Где и как в Омске шьют защитные костюмы от коронавируса

Производство по пошиву одежды было открыто в 2017 году и успешно работало на протяжении трёх лет, но с распространением COVID-19 всё изменилось: вместо красивых платьев, костюмов и блузок на швейных столах теперь лежат защитные маски и костюмы для медиков.

Татьяна Метелица и Надежда Карева, создатели бренда женской одежды, рассказали "Омск Здесь", как модное производство сменило своё направление и теперь занимается пошивом защитных средств для больниц.

- Как коронавирус сказался на швейной индустрии? Какие меры вы предприняли, чтобы сохранить производство?

Татьяна: В нынешних реалиях мы быстро перестроили производство. Мы занимаемся пошивом модной женской одежды, но пришлось сменить направление.

- Это произошло из-за снижения объёмов заказов на женскую одежду?

Надежда: Да. Снижение заказов, конечно, произошло. Мы планировали открытие первого магазина в Москве в апреле этого года, у нас шёл ремонт, но пришлось всё приостановить. Одежда продаётся в шоурумах в разных городах страны, и понятно, что сейчас они закрыты. Единственный способ продаж - через интернет и доставку. Падение объёмов началось уже в марте, ритейлы не стали рассчитываться с нами ни за февраль, ни за март. Падение заказов на Wildberries составило около 50 %, на Lamoda - 60 %.

Отшивать женскую одежду, всю эту красоту, сейчас смысла нет, потому что мы будем грузить склады, товар будет залёживаться, а хранение у них платное. Сначала мы шили маски, начали одними из первых в Омской области ещё в марте. Поначалу они продавались хорошо, мы их поставляли в основном на предприятия, в больницы. Позже спрос на них упал, и сейчас они находятся на холодном складе. Сырьё было достать не так-то просто, и оно было дорогим: цены подскочили в три раза. Пришлось переквалифицироваться на костюмы.

Региональный Минпром был в курсе, что мы шьём маски, и нам подсказали, что можно попробовать перейти на костюмы. Мы подготовили все документы, а это достаточно долгий и сложный процесс, необходимый для получения регистрационного удостоверения на медизделия. Сейчас его упростили, но это временно. Минпром помог с тем, чтобы нашу заявку обрабатывали быстрее, созванивался с Росздравнадзором, который выдаёт регистрационное удостоверение, мы его получили и сейчас занимается тем, что отшиваем костюмы.

- Где вы берёте материал для пошива защитных средств?

Надежда: Ткань для костюмов мы покупаем у поставщиков, материалы зарегистрированы как медицинские. В России семь заводов занимаются выпуском такого сырья, мы работаем с двумя. Проблема стоит остро потому, что Росхимзащита в какой-то момент взяла всё под контроль, и выдаёт ткань только по заявкам. Нам они тоже могут выдавать сырьё, но ставят нас в очередь на конец июня, а ткань нужна здесь и сейчас. Поэтому мы ищем поставщиков, закупаем остатки ткани.

Татьяна: Все, кто занимается в городе пошивом таких костюмов, работают через нас, это подрядчики.

Надежда: Костюмы других производителей продаются, но понятно, что это происходит без регистрационного удостоверения на медизделия. Пока мы единственные, у кого это удостоверение есть.

 

- Как швеи отреагировали на то, что теперь им нужно будет изготавливать не модную одежду, а маски и противоэпидемические костюмы?

Татьяна: Сотрудники на смену изделий, которые мы производим, отреагировали нормально, главное, что у них была сохранена зарплата. Многие швейные предприятия вообще закрылись и распустили людей. Нашей задачей было сохранить производство и штат сотрудников.

Надежда: Они посидели первое время на самоизоляции и поняли, что это невыгодно. Они получали бы минимальную оплату, если бы не работали.

- Сколько стоит один такой костюм для медучреждений?

Надежда: Нам звонят из всех больниц, буквально разрывают. Минздрав обязал, чтобы врачи ходили в костюмах, сами купить они их не могут, костюмы без лицензии они тоже не могут приобрести. Мы только начали пошив, ткань мы покупаем на свои и заёмные средства.

Татьяна: Москва предлагает эти костюмы за 1000 рублей. Мы предлагаем комплект за 548 рублей, в него входят бахилы, костюм с капюшоном на молнии и шапочка. Нам близка тема поддержки нашего города.

Надежда: У нас есть договорённость с Минпромом, что для Омска мы делаем цену ниже. Проблемы с поставкой сырья, из которого шьются костюмы, связана с тем, что его не успевают производить. Поставки переносятся почти каждый день, мы находимся в постоянном ожидании.

- Как скажется кризис на швейной индустрии?

Татьяна: Мы будем долго выходить из него. Нам нужно будет дождаться восстановления потребительской способности людей. Сейчас не до нарядов, не до красоты.

Надежда: Даже если есть какие-то деньги, то людям есть в чём ходить, поэтому спрос сильно упал. Он есть на минимальном уровне, и это не покроет затрат ни на аренду, ни на сырьё, ни на зарплату работникам. О прибыли за пошив масок и костюмов говорить пока рано. Если честно, то пока мы в минусе, потому что нет предоплат. Мы работаем за свои собственные средства. Оценивать выручку мы сможем только тогда, когда эта тема будет закрыта. Пока об этом говорить рано. Затраты колоссальные, с подрядчиками рассчитываться тоже нужно.

Татьяна: Нам выставили счёт только за молнии на 500 тысяч рублей. И это ещё не вся часть заказа. А больницы - это бюджетные организации, они не делают предоплаты. Все рассчитываются только по факту поставки, а до этого нужно всё купить на свои деньги.

Фото: Илья Петров

Читайте также

Комментарии
Добавить свой