"Такая эйфория, алкоголь не нужен". Омский граффитист об уличном стрит-арте
Интервью  •  СИ «Омск Здесь»  1 октября 2021, 10:18  •  печать

"Такая эйфория, алкоголь не нужен". Омский граффитист об уличном стрит-арте

Художник-граффитист Андрей Северский рассказал "Омск Здесь", чем отличается стрит-арт от уличного граффити и как часто приходится рисовать не по своей воле, а по заказу.

Андрей Северский  •  художник-граффитчик

Граффитист Андрей Северский завершил работу над изображением скрипки у Музыкального театра. Новый рисунок - это не только арт-объект, но и своеобразный указатель - рядом находится Музыкальный театр. Локация будет интересна не только омичам, но и гостям нашего города. О том, как создаются граффити на стенах города и сложно ли их согласовать с мэрией, художник рассказал нашему корреспонденту.

- Когда вы поняли, что вам мало холста или листа бумаги и решили перейти на стены?

- А я и не уходил от них. Я продолжаю: дома маслом пишу, аэрография и граффити остались. Это здорово, когда ты это всё сочетаешь. Особенно, когда аэрографией занимаешься. Ты делаешь какие-то мелочи, под лупой всё просматриваешь. А потом выходишь на улицу и на стене пятиэтажного здания и начинаешь всё это создавать. Так что в принципе я никуда не уходил.

- Что сложнее технически - рисовать на холсте или на стене?

- Вообще нет такого, что что-то легче, что-то тяжелее. Любая работа требует внимания, даже какая-то мелочь. Например, ты не можешь подобрать какие-то цвета. Один раз меня попросили нарисовать на брелке от ключей маленький портрет. Я с ним провозился три недели. За эту работу я получил 2,5 тысячи рублей. Потом я работал на большой стене, потратил два дня и получил в 8 раз больше. Все работы тяжёлые.

- В граффити есть жанры и стили? Что сегодня в трендах?

- Есть стрит-арт - это искусство, в основном рисунки, художественные переносы, портреты. Есть райтеры - это уличное граффити. Они наносят теги - как правило, имена, какие-то лозунги. Это тоже направление отдельное. Есть ещё несколько видов, где применяются баллоны, кисти, маркеры.

Я больше тяготею к стрит-арту. Мне рисунки всегда нравились. То, что я нанёс на вентиляционную шахту, - это и есть стрит-арт. Это уличное искусство.

- В чём вы видите философию стрит-арта?

- В основном все проекты ты делаешь сам, но утверждают их другие люди. Вот, например, в чём ещё отличие от райтеров. Подошёл к стене и всё, что есть в голове, на неё нанёс - это одно. А стрит-арт - это много ступеней, оценок. Иногда приходится делать вещи, которые ты не хочешь делать. Но надо, потому что общество их приняло, и ты выполняешь. Бывает такое, что ты пропихиваешь свои работы.

Или, к примеру, я сам захотел расписать два гаража, придумал эскиз - огромная морда тигра смотрит из этих гаражей. Появились люди, которые сказали: "Да, делай, без проблем, мы только за". А потом начали: "А может не тигр, а может не такой". Или, например, на павильоне я наносил рисунок казахского художника Данияра Кдырова - там автомобиль "Москвич" и рядом девушка, у которой юбка задирается. Хозяин магазина согласился, но понёс эскиз в администрацию города. А там сказали девушку убрать. Осталась только машина. Вот чем отличается стрит-арт от уличного искусства.

- Остаётся ли место творчеству в череде этих согласований?

- Скорее, самосознание перестраивается. Всё равно ты сам делаешь эскиз, закладываешь тот смысл, который хотел. Это всё равно творчество. Это не каждый может сделать. Взять, к примеру, 10 художников - граффитчиков. И все 10 рисунков, созданные по одному эскизу, будут разные. У каждого свой подход, каждый вносит что-то своё, в том числе и в цвете. Для обычных людей это может быть и незаметно, а художникам это сразу видно. Иногда мы даже угадываем, чья эта работа, проходя мимо какого-то граффити: "О, это Марат (Марат Абишев - прим. ред.) делал". Было бы плохо, если бы все были одинаковые.

- Следите ли вы за тем, что появляется на стенах других городов?

- Конечно, слежу. У нас есть форумы, где мы общаемся. Бывает, что не всегда есть время выкладывать свои работы, и мы выкладываем сразу все за раз зимой. Ребята из других городов проезжают мимо, видят новую работу и говорят: "О, это Димка сделал или Андрей".

- Выделяемся ли мы на фоне других городов в плане стрит-арта?

- Мы ещё не дошли даже до среднего уровня. Потихоньку, конечно, всё воплощается. Преобразить облезлые стены - это же здорово. Например, в Нефтеюганске нас администрация попросила расписать стену. Город маленький - 50 тысяч населения, его весь можно обойти пешком, там ни одной точки граффити нет вообще. Мы им к 9 Мая сделали стену - теперь это у них как достопримечательность. Правда, сначала нас хотела полиция забрать, потому что их забыли предупредить, что мы будем рисовать. А в Сургуте, к примеру, всё это давно развито.

- С кем вступает в диалог уличный художник - с жителями города или с другими художниками?

- Как правило, только с художниками. Оценивает только профессионал. Я, например, хорошо знаком с Андреем Николаевичем Машановым - председателем Союза художников. Я часто сбрасываю свои работы ему. Его мнение мне очень важно, он именитый художник. Так же с омским художником Анатолием Мовляном, я у него учился. К мнению прохожих не очень прислушиваюсь, потому что не все могут оценивать адекватно. Например, когда я рисовали яблоки на "Яблоньке", подошла женщина и сказала: "Что за фигню рисуете, нарисуйте лучше рок-звёзд!". Так что общественное мнение, конечно, интересно, но профессиональное - лучше. Положительные отзывы приятны, но в интернете я не сижу, так что не особо знаю, что там пишут. Некоторые говорят, зачем скрипку рисовать на вентиляционной шахте возле Музыкального театра, но это нам, омичам, понятно, что это Музтеатр, а гостям города - нет. Мои друзья-москвичи спросили, что это за здание, а я решил пошутить и сказал, что мы здесь зимой на лыжах скатываемся. Вот для этого и нужна скрипка.

Фото - 1 Фото - 2 Фото - 3 Фото - 4 Фото - 5 Фото - 6
1 / 6  •  Фото - 1

 

- Картина в музее может храниться сотни лет в идеальных, стерильных условиях. То, что вы сейчас создаёте, будет заливать дождь, засыпать снег - не грустно ли осознавать, что ваша работа со временем сотрётся?

- Много раз меня спрашивали про эту картину с машиной. Этот павильон, на котором она была нарисована, снесли. Неделю, наверное, меня спрашивали все: "Не жалко?". Я говорю, что к этому готовишься заранее. Или стена возле "Голубого огонька" с логотипом "Авангарда". Её делал Марат Абишев, и её закрасили, потому что кончилась аренда этой стены. Мы к этому привыкаем. Но вот однажды было обидно. Мы с Иваном Грушко делали переход, я туда постоянно приходил и поправлял рисунок, потому что студенты проходили мимо и подписывали что-то фломастером. Это не райтеры. Насчёт них есть неписаное правило: они к нашим работам не лезут, мы не лезем на их территорию. Бывают моменты, когда мы пересекаемся. У нас в Омске хорошее сообщество, мы часто объединяемся и делаем общую работу.

- Эскиз, которым вы сейчас расписываете воздуховод, - это не ваш эскиз?

- Все эти эскизы мои. Два года назад они были предварительные. Как правило, эскиз делается заранее, а потом, когда его выбирают, он обрабатывается. Но полтора года прошло, и тишина. Через полтора года они мне говорят, что выбрали эскиз. Я предложил его обработать, а они говорят, что не надо, его уже народ выбрал. Так что делаем именно тот.

- Вы обрадовались?

- Я бы обрадовался, если бы сидел и ждал, а за эти полтора года было огромное количество работ. К концу сезона устаёшь, зато потом зимой хорошо. Но в этом сезоне будет ещё один проект, уже мой личный. Я всё жду, когда тёплая погода будет.

- Есть ли у уличного художника право на ошибку?

- В принципе есть, но стараешься их не допускать. Мы делаем так, что общественность принимает наши работы, потому что это здорово. Свои ошибки мы видим, а простые люди - нет. Исправить какие-то недочёты на стене легко. Такое бывает с коммерческими работами, когда нарисуешь, а заказчику что-то не нравится, и он начинает говорить, мол, я с вами потом как-нибудь рассчитаюсь. Тогда мы ему говорим, что мы можем забрать свой рисунок за одну ночь - просто закрасить.

- Имеет ли для вас значение признание в обществе?

- Может быть, и важно, но в принципе, чем тише, тем лучше. Это я для себя какие-то планки ставлю. Вот у меня за спиной в этом году, например, три пятиэтажки, а у Ивана Грушко (омский граффитист - прим. ред.) девятиэтажка. Сейчас мне нужно галочку поставить - минимум две девятиэтажки. Это не соревнование, а такие своеобразные ступени. Как-то я расписывал джип аэрографией - получилась офигенная работа, получила много призов. Но она не вызвала у меня чувство гордости. А вызвал его рисунок на крыле мотоцикла. Я там изобразил Виктора Цоя, который курит, и из его дыма - слова песни: "Полцарства отдам за коня!".

Размер рисунка - это просто проверка своих сил. Высотные работы - это страх высоты. Ты думаешь, нет, эту работу человек не может сделать, тем более один. Но такие работы создаются именно одним человеком. Это огромное нервное потрясение - всё сходится на тебе. Тебя некому заменить. А когда это сделал, то это такая эйфория, алкоголь не нужен.

* * *

Подробное интервью с граффитистом смотрите в программе "Свободное время в Омске" (16+).

Фото: Илья Петров

Читайте также

Комментарии
Добавить свой