"Минкомсвязи и "Росатом" - наши заказчики", - владелец омской IT-компании
Интервью  •  ИА «Омск Здесь»  9 сентября 2020, 10:00  •  печать

"Минкомсвязи и "Росатом" - наши заказчики", - владелец омской IT-компании

Программист и бизнесмен рассказал, почему импортозамещение необходимо, куда движется IT-сфера в России, а также о том, почему "утекают мозги" и кто создаёт американский продукт.
 

Максим Копосов  •  директор ООО "Промобит"

В рамках проекта, в котором "Омск Здесь" рассказывает о том, как IT-технологии влияют на нашу жизнь и о том, где и как их можно применять для развития городского пространства, мы встретились с директором IT-компании "Промобит" Максимом Копосовым. С программистом и бизнесменом, который активно занимается импортозамещением, создавая оборудование исключительно на российской компонентной базе, мы поговорили о том, куда движется эта сфера, почему "утекают мозги". А также о том, какую ошибку совершили советские программисты, и почему "американский продукт" нельзя назвать чисто американским. Также он рассказал, как хороший учитель в школе может помочь разглядеть в ученике талант и дать толчок для развития личности.

- Максим, вы занимаетесь разработкой систем хранения данных. Для чего это нужно современному обществу, потребителям и чем это может помочь простому обывателю, а не владельцу компании?

- Сейчас все являются потребителями интернет-ресурсов, облачных систем, мы заходим на сайты, смотрим ролики в интернете, для нас уже привычно снять что-нибудь на телефон и сохранить в облаке. Где-то в дата-центре стоят серверы и системы хранения данных, на которых всё это хранится. И потребителями этих систем выступают не частные лица, а интернет-компании, облачные провайдеры. Например, "Яндекс", Mail.ru и т. д. Поэтому косвенно каждый человек является потребителем.

- Для самих компаний какой плюс, что это даёт?

- Организациям нужно хранить в цифровом формате всё больше данных. Например, если мы говорим о медицине, то раньше рентгеновские снимки хранились в специальных архивах, а сейчас - в электронном виде. И закон обязывает хранить их определённое время. Данные растут, и организации задумываются, как эффективно их хранить. На фоне этого растущего рынка мы вышли со своим предложением.

- Ваша компания создаёт свою систему, а не клеит этикетки на китайское оборудование. Насколько это сложно и почему именно так вы поступаете?

- Перепродать что-то готовое проще. Особенно, когда китайцы готовы зайти на наш рынок и дать при этом хорошие скидки. Ещё и в разгар санкций на ввоз оборудования с западного рынка. Многие компании хотят на российский рынок и готовы идти обходными путями, создавать совместные предприятия. На данный момент, чтобы это было сложнее делать, активно меняют нормативно-правовую базу. И нас, и подобные компании заставляют проходить определённую процедуру сертификации.

Делать настоящее, полноценное импортозамещение - это интересно. В России создавалась своя электронно-вычислительная техника. В 60-70-е годы XX века было принято, как оценивают эксперты сейчас, ошибочное решение. Мы ушли от независимого пути: от своей школы - к иностранной. Страна пошла по пути копирования. Решили сделать ЭВМ, совместимые с зарубежными программами, чтобы сэкономить и не писать собственное программное обеспечение. Для этого надо было закупить иностранную технику, разобрать, понять, как это работает, и сделать своё, а на это требовалось время. Но практика показала, что это ошибочный путь. Догонять всегда сложнее.

Мне же было интересно поработать над своим. В России есть компания "МЦСТ", которая производит микропроцессоры "Эльбрус", корни её идут от тех команд, которые создавали советские ЭВМ - "Эльбрус", БЭСМ6. Когда я увидел, что у "МЦСТ" получилось создать современный микропроцессор, то решил, что на нём можно сделать систему хранения данных. Мы начали работать над этим в 2013 году. И мне показалось, что это тот самый дифференцирующий признак, по которому мы будем отличаться от китайских компаний. Они, как правило, тогда только ценой играли. А западные компании делали действительно качественный продукт с хорошим сервисом, обучением и маркетингом. Чтобы допрыгнуть до них, нужны были миллиарды долларов инвестиций, мы не могли с ними конкурировать. Но уже в 2014 году начали вводить санкции. Требования по импортозамещению ввели не только для оборонки, но и для муниципальных органов власти, которые ведут госзакупки по 44 ФЗ. Это и сфера образования, и здравоохранения. Мы угадали с нишей. Формально, мы ещё не получили заключение Минпромторга РФ, что являемся российским производителем, но это вопрос времени, буквально находимся на последнем этапе подтверждения (пока готовился материал, продукция ООО "Промобит" вошла в Единый реестр российской радиоэлектронной продукции - прим. ред.).

- У вас максимальное импортозамещение?

- Да. Это важно для информационной безопасности, особенно, когда все данные стали хранить в цифровом виде. Раньше данные были в архивах, и никто их не видел. Теперь всё на серверах, которые круглосуточно подключены к телекоммуникационным каналам связи. И очень легко в эти данные запустить вирус и, используя уязвимость, получить доступ к ним. А что такое данные о здоровье? Например, некий гражданин становится президентом, а медицинская база данных взломана, и у иностранных государств есть вся информация о его здоровье. Важно защищать все данные, чтобы их не украли. Здравоохранение - один из аспектов. Ещё есть государственные секреты, конструкторская документация на оружие или эксплуатационная документация на АЭС. И чтобы быть уверенным, что система будет делать всё по инструкции и не станет передавать, уничтожать данные, нужно создать свою систему хранения. К сожалению, в системы, работающие на иностранной базе, могут подложить "закладки". По-научному это называется недекларированные возможности. В определённый момент или по сигналу с "базы" эта закладка активируется и начинает без твоего ведома работать с данными.

Есть ещё финансовая сторона вопроса. На цифровую экономику, нацпроекты выделяют миллиарды долларов. Да, мы на них можем накупить оборудование Huawei или Hewlett-Packard. Но без поддержки через 10 лет они перестанут работать. На их обновление надо будет потратить опять много денег, которые уйдут в Китай или США.

В нашей продукции импортозамещение максимально полное в части использования критических компонентов, в которых могут быть "закладки". Если используется какой-нибудь иностранный лак, которым покрывается плата, то это не так страшно, а если - микропроцессор, то это чревато последствиями. Поэтому мы используем наш микропроцессор, а разъёмы, например, китайские. Это позволяет соблюдать финансовый баланс и конкурентоспособность.

- Насколько наша страна конкурентоспособна на рынке IT-технологий?

- На рынке программных продуктов и интернет-компаний наша страна вполне конкурентоспособна. Все знают "Яндекс", Mail.ru, "ВКонтакте". А в Европе нет собственных компаний. Они пользуются Google для поиска и Facebook как социальной сетью. А у нас есть свои ресурсы. Я уже не говорю, что Telegram имеет российские корни. Если не ошибаюсь, у WhatsApp украинские корни, у Viber - белорусские, а у Skype - прибалтийские. Это всё советская школа программирования. Всемирно известный антивирус "Касперский" использовало даже правительство США. Этот антивирус настолько хорош, что трудно от него отказаться. Россия является игроком № 2 после США. Но там в развитие IT-технологий и в программирование вливают огромные деньги. Можно сказать, что мы на правильном пути и у нас здесь всё хорошо.

- Что происходит на рынке, куда движемся, тренды и направления?

- Я думаю, что идёт интеграция онлайна с офлайном. Появляются "Яндекс.Такси", всевозможные службы доставки. Например, Сбербанк пытается стать ещё и IT-компанией.

- В нашей стране классные айтишники. В конкурсах в этой сфере они всегда в тройке лидеров. Но мы не впереди планеты всей. Как так?

- Происходит утечка мозгов. У нас три-четыре года назад работал сотрудник, потом уволился и переехал в Москву. Сейчас у него в планах работать в офисе Google в Цюрихе. И это у него ещё медленная траектория. Он успел в России поработать. Есть люди, которые моментально уезжают, так как они проявили себя после конкурсов, проектов, института и их заметили.

- Почему так происходит?

- Тут несколько факторов. Во-первых, за рубежом создана более комфортная среда для разработчиков. Возьмите климат: в Калифорнии он лучше, чем в Сибири. Во-вторых, зарплата выше. В-третьих, более комфортная жизнь, уверенность в завтрашнем дне. Это то, чего у нас не хватает.

Но есть и минусы: жизнь далеко от дома, от своих родственников, друзей с таким же культурным фоном. И они вынуждены жить в том культурном пространстве. Вот тут надо сделать выбор: готов ли ты ради этого комфорта поменяться, стать другим или нет.

Другой фактор - много негативного вокруг Омска, что его "надо покинуть". То есть мы такие самокритичные, самоироничные. Но одно дело, когда мы с вами между собой об этом пошутили, и другое, когда это услышали дети. Они воспринимают это серьёзно и в итоге растут с мыслью, что здесь реально плохо.

- Вы сами здесь, вы не уехали.

- Да, я не уехал. Но мы занимаемся тем, чем за рубежом нельзя было бы заниматься. Мы здесь общаемся, взаимодействуем с компаниями, которые разрабатывают технологии, которые находятся на переднем фронте, создают микропроцессоры, внутреннюю логику архитектуры, компиляторы, операционные системы. Если бы я или кто-то из тех, кто у нас работает, уволились, уехали в США и устроились, например, в компанию Microsoft, то мы бы были где-то на периферии этих технологий. Тогда бы мы меньше могли влиять на сферу, самореализовываться именно в создании технологий, которыми потом пользуется если не весь мир, то вся страна. Я родился здесь, привык тут жить, люблю Россию, русский язык, людей, которые меня окружают.

- Получается, что вы сами себе создали место для самореализации.

- Получается, так.

- Какое место занимает Омск на IT-рынке?

- В нашей сфере есть некое разделение труда. В Москве больше возможностей для коммуникаций между компаниями, поиска инвестиций. Генерируются идеи, создаются компании, продукты, взаимодействие между этими компаниями. В Омске много технических вузов, которые готовят хороших программистов. И в регионах создаются компании, которые выполняют заказы. То есть техническое задание написано где-то в Москве или за границей, а в Омске программисты очень качественно реализуют задачи, которые перед ними ставятся в других регионах и странах.

Около года назад мне звонила руководитель компании 7bits (занимаются веб-разработками - прим. ред.) Анна Тарасенко. Они проводили опрос: как мы видим будущее Омска в IT-сфере, на какой регион это будет похоже? Так вот, на сегодняшний момент мы, наверное, больше похожи на индийский Бангалор. Индийских программистов, так же как и российских, знают во всём мире. Там немного другая специфика: их много и средний уровень пониже. Нас меньше, но средний уровень повыше. Нередко россияне в США становятся ведущими разработчиками, и у них в помощниках специалисты из Индии. Вот так разрабатываются американские продукты.

- Пройдясь по вашему офису, я не заметила девушек. Им есть место в IT-сфере?

- Просто так совпало. Если зайти в конструкторский отдел, в ту часть, которая занимается документацией, то там у нас работают две девушки. Также в отделе, связанном с маркетингом, с рынком, они есть. В целом, тема информационных технологий больше интересна парням.

- Что необходимо сделать, чтобы IT-сфера в Омске лучше развивалась. Помимо денежного вопроса? Вы участвуете в грантах?

- Да, мы используем гранты и больше федеральные, чем региональные. У нас есть дочернее предприятие в "Сколково". Для лучшего развития этой сферы в Омске, мне кажется, надо делать всё, чтобы больше талантливых, профессиональных людей оставались здесь. Почему они уезжают, мы уже говорили: инфраструктура, информационная политика и т. д. У программистов тоже есть семьи. Как программисту ему здесь хорошо, а как семьянину - нет. Ему нужно сделать так, чтобы семья себя тоже чувствовала хорошо, и он уезжает. Поэтому IT-компании держатся за своих сотрудников, предлагают им хорошие условия.

- Насколько высока конкуренция в Омске?

- Несмотря на то, что высококлассные кадры уезжают и есть проблема утечки, конкуренция достаточно высокая. Надо учесть, что зачастую люди, занимающиеся IT-технологиями (инженеры, программисты), - интроверты. И вот здесь они создали мирок, и им комфортно, переходить им куда-то уже сложнее. Они уходят, как правило, когда в том мирке начались какие-то проблемы или закончилось финансирование, сам проект завершился, а новый не такой интересный. Кстати, для многих на этом рынке важно, чтобы сам проект был интересным с точки зрения задач, которые ставятся. Мы вот таким образом стараемся привлекать сотрудников, потому что у нас масштабные и интересные задачи. Да, можно писать какое-нибудь бизнес-приложение, которое будет позволять магазину через кассу пропускать не 10 покупателей, а 12. Это менее интересно, чем то, чем мы занимаемся. Хотя я могу ошибаться. Кстати, написание бизнес-приложений на IT-рынке - самое прибыльное направление.

- В Омске проходил IT-форум. Что такие мероприятия дают самой сфере, компаниям, которые участвуют, и в целом региону?

- На этом форуме мы выступили соорганизаторами одной из секций. Для нас это была возможность привезти сюда наших московских партнёров, показать омским айтишникам, как мы работаем и чем занимаемся. Для студентов - это возможность показать, что в Омске и в России есть компании, которые создают независимые технологии. Это как раз помогает развеять миф о том, что у нас нет ничего своего и всё только китайское и американское. Ну а дальше они могут заинтересовать кого-то в качестве потенциального работника. Организацией другой секции выступила ещё одна компания. Её владелец ещё студентом в 2010 году проходил у нас практику и собирал наши серверы. А потом он создал свою компанию и сейчас возглавил секцию на этом форуме. Очень важно было показать омскому бизнесу, что здесь создаются технологии, и они могут их использовать. Если что, то всё под рукой. Для интересующихся людей это возможность понять, что не всё так плохо. Но надо сказать, что эта конкуренция с иностранными и московскими компаниями заставляет платить достойные заплаты специалистам.

- С чего вообще началась ваша любовь к IT-сфере?

- Интерес к этой сфере появился давно. Когда я учился во втором классе, мой двоюродный брат, который старше на пять лет, увлёкся компьютерами, и я вслед за ним. Мне родители купили "Поиск" киевского производства - IBM-совместимый компьютер, который подключался к телевизору. Я на нём играл, но он был слабоват. Хотелось запускать игры помощнее. Для этого надо было разобраться, как же заставить его работать иначе. А потом я попал в физико-математическую школу № 64 и уже не видел для себя иного пути, только программирование. Там были не только одноклассники, которые увлекались физикой, математикой и информационными технологиями, но и хороший учитель информатики - Григорий Ефимович Купчик. Он в 1997 году говорил очень интересные вещи, в которые тогда верилось с трудом.

Например, что компьютер - отличное изобретение, но не столь гениальное, как объединять их в сети. И оказался прав. Он у нас спрашивал: "А как вы думаете, какая в мире самая распространённая операционная система?". Мы хором отвечали: "Windows". На что он отрицательно качал головой, и добавлял, что самая распространенная операционная система Unix. И ещё есть бесплатная версия Unix - Linux. И это тоже было интересно. Её устанавливали на профессиональном оборудовании. А сейчас Linux уже вытеснил Unix. Если мы говорим об импортозамещении, российских операционных системах, то это Astra Linux, ALT Linux. Да и во всех сотовых телефонах на Android стоит Linux, а поверх него уже ставят Android.

И он это говорил больше 20 лет назад и заинтересовывал. У Григория Ефимовича вообще была интересная методика преподавания. Он поделил класс на две группы: "языки программирования" и "операционные системы". Я попал во вторую группу. И сейчас "Промобит" это создаёт. По сути, мы создаём систему хранения данных. Это некий сервер, который подключён к интернету, и на нём стоит специализированная операционная система на основе Linux. Получается, что преподаватель ещё тогда направил в правильное русло. Потом он уехал из России, а наша группа осталась один на один с сервером. Другие преподаватели информатики не знали, что с ним делать. Приходилось самим себе организовывать учебный процесс. И доорганизовывались до того, что подключили модем, ночью подсоединялись к школьным компьютерам и выходили в интернет. Другие учителя ходили к нам за учётной записью.

- Как вы стали владельцем этой компании?

- После школы я учился на физическом факультете ОмГУ, потому что не набрал достаточно баллов для математического. Потом работал в одной из фирм (интернет-провайдер) и создал одну из первых своих компаний - студию веб-дизайна. Года на полтора меня хватило, потому что не было опыта ведения бизнеса. Он развалился. Затем я ушёл в другую интернет-компанию, возглавил отдел. Под конец 2008-го, когда был кризис, пошли сокращения, мой отдел уменьшили до двух человек. И я решил, что специалисты пусть работают, а я, как руководитель, уйду. И вот мы с коллегой Евгением Тепляковым ушли и создали эту компанию - в начале 2009 года.

- Какие вложения потребовались?

- Когда первый бизнес разорился, я остался с долгами: их было сотни тысяч. Было трудно. Кредиты надо было выплачивать. И только я их более-менее погасил, как появилась другая возможность. Компания, в которой я работал, привлекала контент-провайдеров, которые создавали игровые серверы, серверы для обмена данных, и им платили деньги. Я купил сервер и стал поставлять контент для провайдера. Это было до того, как мы уволились. Сервер этот стоил около 20 тысяч рублей. Зарплата у меня была меньше, поэтому вложений особо никаких не было. А дальше органично развивались, меняя направление деятельности. В конце основным направлением портала был онлайн-кинотеатр - можно было смотреть и скачивать фильмы. Потом мы всё это трансформировали в хостинг-компанию. Помимо портала JoyLife, где пользователи обменивались фильмами, размещали там другие омские сайты. Вот это хостинговое направление создал мой партнёр, в него ушёл и целиком развивает. Сейчас эта компания называется "РусХост". А второе направление как раз было для хранения этих больших объёмов. Мы создали первый сервер систем хранения с большим количеством жёстких дисков, накопителей. Это было где-то в 2011 году. Сделали для себя и попробовали продавать на рынке. Столкнулись с большой конкуренцией: с одной стороны - страны Запада, с другой - Востока. К тому же нужны инвестиции, чтобы это развивать. Пару лет мы производили только по заказу. А основным направлением считали хостинг. Когда мы в 2013 году посмотрели "Эльбрусы", решили собирать серверы на его базе. В 2014 году нас пригласили на конкурс стартапов в Набережные Челны. Мы решили показать свой проект - системы хранения данных на "Эльбрусе", и оказалось, что он нужен, востребован. Мы получили небольшие инвестиции от одной московской компании. Вложили их именно в то, чтобы развиваться на российской компонентной базе.

- Кто ваши заказчики?

- Это компании с государственным участием, либо госучреждения, ведомства. Те, кто заинтересован в импортозамещении. Например, государственная система выдачи загранпаспортов. Минкомсвязи создало такую систему, которая хранит в себе информацию о выданных загранпаспортах. До 2016 года она работала на оборудовании IBM, начиная с конца 2016-го работает, в том числе, на нашем оборудовании. Конечным заказчиком были именно они, но не напрямую, потому что мы маленькая компания. Мы создаём высокотехнологичный продукт, потом компания-интегратор покупает у нас и поставляет заказчику. У нас покупали оборудование в одно из подразделений "Росатома", в госструктуры Санкт-Петербурга, Тюменской области.

- Сколько единиц выпускаете?

- В 2019 году - 100-130 систем. При таком объёме осуществляем сборку здесь в офисе. Но у нас есть компании-партнёры, где мы заказываем, например, платы, корпусы, кабельную продукцию. Есть ряд омских предприятий, которые стали нашими производственными партнёрами - "Холод-МК", производственные комплексы ОмГУ, ОмГТУ, ОНИИП, ЦКБА.

- Если вернуться к вопросу о кадрах. Вы ищете или они сами приходят, студенты?

- Мы сами ищем. Бывает, что люди обращаются по выложенной вакансии. Но чаще приходится искать по знакомым. Если говорить о раннем профориентировании, то начинаем работать со студентами. В прошлом году на кафедре информационной безопасности ОмГТУ создали лабораторию по изучению российской вычислительной техники. Передали им два своих продукта: сервер и систему хранения данных. Сейчас в процессе создания учебной программы и того, как будем взаимодействовать. Сейчас прорабатываем вопрос открытия подобной лаборатории на базе ОмГУПС. Можно и нужно воспитывать кадры под себя, свою компанию. Берём на работу студентов-стажёров, и многие из них остаются у нас.

Ранее "Омск Здесь" общалсяс гендиректором ИТП "Град" Ильёй Бальцером, отмечавшим, что в Омске достаточно талантливых программистов, которые могут создавать новые технологии и платформы для развития города. Также мы поговорили с зампредседателя совета Омского регионального отделения Всероссийского общества охраны природы, доцентом ОмГТУ кафедры промышленной экологии и безопасности Мариной Кубаревой о том, что в контроле за состоянием воздуха тоже применяются IT-технологии, и, если использовать все возможности, то можно значительно улучшить экологию в Омске. Также мы побеседовали с предпринимателем Русланом Киямовым и выяснили, зачем Омску нужна "Карта благополучия".

Фото: Илья Петров

Читайте также

Комментарии
Добавить свой