Интервью с миллиардером. Как заработать на барбершопах
Интервью  •  ИА «Омск Здесь»  8 ноября 2018, 15:58  •  печать

Интервью с миллиардером. Как заработать на барбершопах

Барбершоп в нашем обиходе понятие совершенно новое и мало кому понятное. Каких только вариантов не услышишь в ответ на вопрос: "А вы знаете, что это такое?". Наверное, самый популярный - магазин Барби. На самом деле всё намного проще, барбершоп - это мужская парикмахерская, где работают только мужчины. Этакое светское место для мужчин, где нет женского щебета. Сюда приходят не только за элегантной и модной стрижкой, но и чтобы пообщаться и узнать последние новости.

Алексей Локонцев  •  генеральный директор сети TOPGUN

В Омск приезжал известный в России владелец сети барбершопов TOPGUN, миллиардер Алексей Локонцев из Тулы. Он рассказал "Омск Здесь" о том, как строить подобный бизнес в стране, сколько он приносит денег и как правильно работать по франшизе, чтобы с тобой не расторгли контракт.

- Алексей, с чего начался процесс создания барбершопа TOPGUN?

- С кризиса в 2014 году. Я занимался свадебными платьями и покупал их за евро. Тогда он вырос в два раза и, соответственно, мой бизнес автоматически умер. Я начал искать новую нишу и посмотрел в направлении барбершопов. Я всего лишь прочитал в журнале "Форбс" о новом направлении, что есть барбершопы, где стригутся только мужчины. В Туле ниша была совсем свободной, там никого не было, и я подумал, почему бы нет. Так я попал в этот бизнес. А вообще у меня, наверно, на роду эта тема написана. В моей фамилии корень -локон-. Но почему-то я это разглядел только к 37 годам.

- Сложно было продвигать бизнес в Туле и вообще в России?

- Сложно. Люди не знали, что такое барбершоп. Сейчас мы убираем это слово со своих вывесок, соцсетей. Раньше я конкурировал с другими, и мы растили слово барбершоп. Сейчас из логотипа его убрал. Сейчас будет просто "мужские стрижки - стрижем и бреем". Потому что всё равно в России мужские стрижки ближе, чем барбершоп. Многие до сих пор путают - думают, что это магазин, где Барби продают. Непонятно, что это такое. Поэтому сейчас появляется вопрос: открывать барбершоп или мужскую парикмахерскую? Открывать сейчас нужно мужскую парикмахерскую.

- То есть не готов потребитель идти в барбершоп?

- Очень тяжело вносить новый тренд, то есть, мне приходится людям сначала рассказать, что такое барбершоп, а потом объяснить, что это мужские стрижки. Это глупо. Зачем? Я и так сейчас номер один среди этих барбершопов, поэтому мне нужно сейчас "растить" мужские стрижки.

- Сколько средств было вложено на начальном этапе?

- В первый барбершоп в Туле я вложил четыре миллиона рублей. Хотя хотел уложиться всего в один миллион. Сейчас новые салоны открываются в основном по франшизе. В Москве открытие одного салона обходится примерно в пять миллионов, но это с двумя миллионами паушального взноса (это фиксированная сумма, которую франчайзи платит франчайзеру по договору коммерческой концессии - прим. ред.). В Петербурге 4,5 млн руб., в остальных регионах - 3,5 млн руб.

- Алексей, раскройте секрет - какова сумма ежегодной выручки?

- Больше полутора миллиарда рублей ежегодно - это оборот всей сети, включая франчайзинг. Я себя не выделяю. Моих лично барбершопов - 30. Я же считаю оборот всей сети. Каждый франчайзи мне платит 40 тыс. руб. в месяц. Так устроен мой бизнес.

- Много тратите средств на развитие сети?

- Открывая первые барбершопы, я тратил все свои деньги. И трачу их сейчас на продвижение бренда. Я до сих пор в долгах. Без квартиры. Да, я езжу на хорошей машине, но она в кредит. Потому что практически все деньги, за исключением тех, что беру на жизнь, вкладываю в дальнейшее развитие сети.

- Сколько открыто салонов?

- На сегодняшний день открыто 250 барбершопов. В стройке ещё около 30, проданных франшиз около 50. Открывшись до трёхсот, начну "войну на себя". Это значит, что  я буду "убивать" слабых. В моей франшизе есть люди, которые не умеют слушать. И они всё время вставляют своё, и это своё бросает тень на всю сеть в целом. Если ты такой умный, то не надо под моей вывеской работать. Поэтому в итоге будут разрывы контрактов.

- Какие потери вы несёте от разрыва контракта?

- Я теряю 40 тыс. руб. в месяц. Зато я восстанавливаю репутацию, а это важнее денег. Я очень жёсткий франчайзер, у которого нет прощения. И когда я вкладываю в сеть кучу денег, а вот такие мои франчайзи, которые не умеют слушать, рушат её своим нелепым поведением, пытаясь якобы новый инструмент по маркетингу завести, это не то.

- Где берёте специалистов для своих мужских парикмахерских?

- Специалистов растим своих. У нас есть академия барберов. Это огромный ресурс, и в него вложено уже порядка 100 млн руб. Эти деньги вложены в хорошую школу барберинга, которой на сегодняшний день практически нет альтернативы.

- Может прийти любой на работу или ведёте отбор?

- Приходит любой желающий. Можем научить стричь кого угодно. Это такая профессия, в которой за три месяца можно стать стажёром, а потом ещё за два месяца стать специалистом первого уровня. Не надо ходить в институт пять лет, чтобы получить эту профессию. За полгода можно стать более-менее профессионалом.

- Какие условия работы с вами по франшизе?

- Чтобы открыть барбершоп TOPGUN, ты должен вложить на обучение каждого мастера 100 тыс. руб. Их должно быть три. То есть 300 тыс. руб. ты должен вложить в людей, которые завтра у тебя, возможно, не будут работать. Это риски по бизнесу. Необходимо все изменения согласовывать со мной. Если я не дам на них добро, то не стоит их вводить. Иначе это приведёт к разрыву контракта. Работаешь под моей вывеской - работай по моим правилам. У меня есть франчайзи, у которого в Омске два барбершопа, в Москве - два и в Сочи - один. Этот человек слушает меня, и поэтому ему дано столько точек. Если люди, которые слушают, и я им даю развиваться. Есть люди, которые по случайности попали в мою франшизу.

- Вы говорите, что есть риск потерять мастера, которого научили всему. Он потом начинает работать на себя?

- Всегда, когда мастера уходят из сети, они думают, что люди идут на него. Но все мастера, которые от меня ушли, закрылись максимум через шесть месяцев - длина жизни барбершопа, открытого мастером. Потому что он не бизнесмен и считает неправильно. Вот он думает, что я сейчас 300 тысяч заработаю и все они будут мои, но нет. Большую часть нужно будет вложить в развитие.

- У вашей сети есть постоянные клиенты?

- Это наша задача, чтобы клиент был постоянным. Привлечение каждого клиента стоит дорого. Если человек не остаётся, то это провал.  Бизнес разрушится. Мы не можем постоянно принимать клиентов, которые не остаются у нас.

- Клиенты хотят, чтобы было просто красиво/аккуратно или просят что-то креативное?

- Вообще любая стрижка в барбершопе для человека, который стригся в обычной парикмахерской, будет креативной. И они могут быть недовольны. Я пришёл к тебе за одним, а ты мне сейчас всю мою длину состриг. Люди не готовы были раньше к таким стрижкам.

- Сейчас в тренде выстригать пробор. Делают это очень многие. Это действительно так модно?

- Нет этого тренда, это ужас! Сейчас многие делают ошибку - ходят в дешёвые барбершопы и делают там проборы. Я всегда из-за этого ругаюсь, я об этом всегда кричу. Люди продолжают делать, потому что, как правило, сейчас засилье барбершопов, куда берут непрофессионалов. У владельцев нет средств на обучение другого человека. Такие "специалисты", как правило, учатся по YouTube. А там хорошее обучающее видео только у негров. У европейца короткие волосы всегда будут лежать на одну сторону, а длинные уйдут на другую по пробору, и не нужно выстригать его. У нас волосы автоматически раскладываются. А негру нужно выстригать, потому что у них волосы пушком. И только для них делают этот пробор. Но так как у нас учатся по видео, то думают, что так со всеми волосами должно быть. И давай всем делать. Этот пробор начинает отрастать. Каждый день надо тогда ходить и ровнять. Многие делают это дома сами, и тогда пробор появляется размером с палец. А если не будешь поправлять, то будут торчать волосы из пробора.

- В Омске у вас работают два барбершопа. Клиент идёт?

- Идёт. Они открыты по франчайзингу. Здесь у меня есть шесть конкурентов. Мы в Омске на уровне, хорошо себя чувствуем. Планируем третий открывать.

- Сложно было зайти в Омск?

- Нет, любой город нас ждёт, даже если мы там не первые. Воронеж какой-то проклятый в моём случае. До сих пор нас там нет. Куча переговоров было, куча оплат, возврат денег. Наверно Воронеж ждёт, когда я сам зайду.

- Какие советы дадите начинающим бизнесменам?

- Ни в коем случае не нужно бояться открывать франшизы. В итоге вы получаете больше, чем платите. Не бояться, не жадничать, не думать, что ты умнее всех!

Читайте также

Комментарии
Добавить свой
Свежие интервью
Анатолий Ясинский  •  30 октября 2018, 14:54
Елена Агафонова  •  26 октября 2018, 19:08  •