Данила Козловский: "В России и за её пределами я русский артист"
Интервью  •  ИА «Омск Здесь» 30 июня 2014, 11:45, последнее обновление 22 декабря 2016, 04:30  •  печать

Данила Козловский: "В России и за её пределами я русский артист"

Известный актёр театра и кино Данила Козловский, посетивший театральный фестиваль "Академия" в Омске, в эксклюзивном интервью "Омск Здесь" признался, каким видит свой фильм, что в нём осталось от Козловского-кадета и почему его не тяготит звание "секс-символа".

Данила Козловский  •  российский актёр театра и кино

Данила, Вы сейчас задействованы в нескольких спектаклях, играете в Малом драматическом театре в Петербурге. Вам не обидно, когда говорят, что Петербург - это вечно второй город после Москвы, и в театральном смысле тоже?

Нет, не обидно, потому что это неправда. 

А на ваш взгляд, есть ли театральная жизнь в провинции? Успели ли Вы ознакомиться с омским фестивалем "Академия" и его программой?

К сожалению, не успел, потому что мы рано утром прилетели, но я знаю, что на этом фестивале представлены работы замечательного театра из Новосибирска, прекрасного театра Вильнюса и знаменитого Омского драматического. Знаете, когда я присутствовал на премии "Золотая маска", я очень радовался за театры из провинции, хотя я и не люблю это выражение. Практически все "маски" ушли именно туда. Это потрясающе, поскольку театры за пределами Петербурга и Москвы активно развиваются и приобретают свою невероятную силу. У них появляется свой собственный язык, своя энергия.

Вы закончили Кронштадтский кадетский корпус и только потом пошли в театральный. Какие качества кадета сегодня есть в актёре Даниле Козловском?

Это один из тех вопросов, которые ставят меня в довольно странное, я бы сказал, глупое положение. Я думаю, что этот вопрос лучше задать тем, кто меня знает.

Хвалить себя не хотите. Значит, эти качества хорошие?

Я надеюсь, что есть среди них хорошие качества, но есть и такие, которые не стопроцентно необходимы в моей профессии. Я помню, как на одном из первых уроков по актёрскому мастерству мы делали упражнения на память физических действий и ощущений: когда ты работаешь с воображаемым предметом. И я делал всё очень быстро, так как  это было налажено у меня ещё с Кадетского корпуса. Мне мои педагоги в академии говорили: "Даня, ты не в армии, не в кадетском корпусе". Есть в жизни всё-таки другие обстоятельства и другое окружение. 

В чём особенность работы в Малом Драматическом театре и работы с самим Львом Додиным?

Театр, прежде всего, говорит о сегодняшнем дне и о том, что происходит вокруг нас сейчас. Очень хочется, чтобы зритель, придя в наш театр, смог ответить на какие-то вопросы, а может, и вовсе не получил готовый ответ и "закопался" в своих размышлениях и сомнениях. В любом случае нужно говорить о том, что происходит сегодня, пытаться построить диалог и даже в таких, казалось бы, классических текстах, как "Вишнёвый сад". Для меня этот спектакль ещё и важен именно поэтому. Я вообще не люблю классифицировать свои спектакли и выделять, какие я люблю меньше, а какие больше, но "Вишнёвый сад" для меня особая работа. Для меня, как бы это банально ни звучало, это действительно гигантский подарок со стороны Льва Абрамовича.

Но в Омск Вы приехали с другим спектаклем - "Коварство и любовь". О чём этот спектакль Льва Додина - больше о любви или коварстве? И какой он, Ваш герой Фердинанд?

Как говорил Лев Абрамович, в нём многое схоже с Гамлетом. Он приехал из университета, где долго учился, и дома он оказался с каким-то преломлённым мозгом. У него определённые принципы и правила, убеждения, которые он приобрёл во время учёбы. Он идеалист.

Сам Лев Абрамович говорит, что этот спектакль о любви и о коварстве любви, и о том, как это чувство может обернуться чем-то уничтожающим. Это и происходит с Фердинандом. Когда его идеализм превращается в уничтожающую силу и делает из него убийцу. Даёт ему право судить и убивать. Когда он понимает, что Луиза его обманула, и решает, что такой человек, как она, не может жить на этом свете, он приходит и уничтожает эту "змею". Это во многом и есть проявление другой стороны идеализма, проявление коварства любви.

В театре важно не сколько показать какое-то действо на сцене, сколько поговорить со зрителем, дать ему пищу для размышления. А если в спектакле обращаются к историческим фактам, то это ещё и способ передать знания. В "Коварстве и любви" заложено какое-то сообщение зрителю? Линия Фердинанда и Президента, отца и сына, это тоже линия любви?

Если бы этой линии не было, то было бы скучно играть. Конечно, там есть любовь. Странная, больная. Но другое дело, что там есть и то, что мешает этому чувству.

А Вам приходилось когда-нибудь делать выбор - театр или кино?

Нет, такого никогда не было. Мы стараемся заранее планировать жизнь в театре, чтобы ничто не помешало играть на сцене.  

Бывали моменты, когда снимаешься в какой-то картине и уже заранее знаешь, что "не то", не твоя роль? Как Вы понимаете, что готовы к роли?

На этот вопрос никогда нельзя дать ответ. Ты всегда будешь осознавать, что не готов к роли. Это и есть правильное ощущение, потому что как только ты понимаешь, что готов к роли, ты заблуждаешься. Ну как можно быть готовым к роли? Ты же пытаешься рассказать про кого-то, и ты пытаешься прожить жизнь, пусть и за полтора часа, но всё-таки чью-то жизнь. Это можно сравнить, например, с незнанием того, что произойдёт с тобой в следующую секунду в реалии жизни. Также на сцене и в кино. Уже если где и нет совершенства, то это в нашей профессии (улыбается).

Вы снимались в "Дубровском", классической истории, рассказанной на современный лад, и скоро Вы сыграете современного Евгения Онегина. Параллельно играете в нескольких спектаклях по классике. Вам интереснее и ближе всего играть классику в чистом виде или всё же истории, переделанные на современный лад?

На самом деле всё зависит от идеи, сценария и концепта. Сейчас я мечтаю о своём фильме, где сценарий будет построен на нескольких классических произведениях.

Если есть интересные идеи, как в случае с "Евгением Онегиным", когда действие переносится в наше время, почему нет? Это тоже имеет место быть. Если там есть смысл, то вопрос, где и в какое время это происходит, хотя и важен, но он уже не на первом месте. На первый план всё-таки выходит то, о чём ты хочешь поговорить со зрителем, и то, зачем ты берёшь это произведение.

У Вас замечательно складывается карьера в кино и театре в России, а сейчас на Вас обратили внимание в Голливуде. Вы прошли кастинг фильма "Академия вампиров" вообще по скайпу. Для Вас это удача?

Это опыт, который важен и ценен, и он для меня, безусловно, положительный. Это некая попытка расширения своего пространства, границ и территории. Для меня это важно. Общение с западными кинематографистами и западной культурой вообще интересно. Я стараюсь и дальше продолжать это направление.

Но есть одно большое НО: я русский артист, и я носитель русского языка. Для меня важно оставаться и работать в своей стране, как в театре, так и в кино. Здесь действительно много людей, которые хотят со мной работать, и я им очень благодарен за это. У нас масса планов и идей, которые мы отчасти уже реализовали, а что-то, надеюсь, реализуем в будущем.

И, несмотря на, мягко говоря, тревожную и опасную внешнеполитическую ситуацию, я всё равно уверен, что в 21 веке есть масса способов общения со всем миром. В том числе и для меня как для артиста, который работает и в своей стране, и за её пределами.

Несколько месяцев назад Вы уже выходили на сцену Драматического театра в рамках фестиваля "Движение". Именно благодаря ему все узнали о фильме "Антон тут рядом". Сейчас Вы являетесь официальным лицом одноименного фонда, который помогает детям, больным аутизмом, и делаете для него многое. Какое первое впечатление произвёл на Вас этот фильм?

(Задумался) …Вот, наверное, такое. Этот фильм меня поразил. Это очень серьёзный и пронзительный фильм. Больной, потрясающий, грустный и в то же время светлый. Для меня это произведение, которое может в тебе что-то изменить, пусть и ненадолго, но это уже немало.

Я делаю не так много для фонда, как хотелось бы. Для него много делает Любовь Аркус, которая, на мой взгляд, совершает акт гражданского героизма, если можно так сказать.

Эту историю из Вашей жизни уже нельзя вычеркнуть? Ведь если ты так близко с этим соприкасаешься, то по-другому жить уже невозможно.

Может быть, но мне пока неловко об этом говорить. Как раз об этом вопросе должны говорить другие. Конечно, общение с этими детьми тебя меняет. Это не болезнь, это просто такое развитие нервной системы. А если уже и говорить об этом как о болезни, то для меня это гениальная болезнь. Я это так называю.

На самом деле в этом фонде замечательные дети. Один мальчик сочиняет стихи и читает их - просто Гомер какой-то! Другой пишет музыку. Сам Антон, которого спасла Люба (а он действительно увядал), писал записки. И когда ты их читаешь, понимаешь, что там нет ни единого лишнего слова - все одна композиция. Они на такие размышления и фантазии тебя провоцируют.

Говорят, не создай себе кумира, но есть ли в Вашем окружении люди, которых Вы бы могли назвать своими "Учителями"?

Я счастливый человек, потому что, когда у меня появляется возможность говорить о своих учителях, я о них говорю - и на сцене, и в интервью. Это два замечательных человека - Лев Абрамович Додин и Валерий Николаевич Галендеев, педагог по сценической речи в нашем театре. Это люди, которых я бесконечно люблю. Да, это общие слова, которые говорят часто и по разным случаям, но я действительно не могу представить свою жизнь без этих людей. Да я даже и думать об этом не хочу.

Что бы Вы сейчас как артист, у которого всё хорошо складывается, хотели себе ещё пожелать?

Знаете, список такой большой (смеется). Я не буду ничем удивлять, да и не хочу это делать. Первое и самое важное для меня, - чтобы люди, которых я люблю и без которых не представляю свою жизнь, были здоровы и жили как можно дольше. Да, говоря об этом, мы показываем любовь к самому себе. Это одна из форм проявления эгоизма, я не отрицаю. Но давайте проявлять эгоизм именно таким способом. Ну, а дальше поехали по списку: дома, машины, квартиры и роли. Шучу (смеется).

Не могу не задать этот вопрос. После выхода на экраны фильма "Духless", а потом уже и "Легенды №17" многие стали называть Вас "секс-символом" - лестно ли Вам такое определение или тяготит?

Ну, я же не плачу за это налоги, поэтому пусть называют (улыбается).

Комментарии
Добавить свой
Ольга Захарова  •  4 июля 2014, 23:30

Он хороший человек, я полагаю, что им можно полностью гордиться.

Mne Morizz  •  4 июля 2014, 14:01

И.М.Х.О: всё-таки лучшее кино Данилы "Мы из будущего". А главной роли он ещё не сыграл. Да и хорошо.

Алексей Люксембург  •  10 июля 2014, 14:04

а мне нравится Духless

Евгений Пляйн  •  30 июня 2014, 14:15

молодец Даша

Свежие интервью
Адам Гонтье  •  27 ноября 2017, 16:16  •    •  
Игорь Огурцов  •  11 октября 2017, 10:02  •   2