Если госпитализировать всех, у кого COVID-19, в больнице не хватит коек. Эпидемиолог о коронавирусе в Омске
Здоровье  •  ИА «Омск Здесь» 21 апреля 2020, 17:08  •  печать

Если госпитализировать всех, у кого COVID-19, в больнице не хватит коек. Эпидемиолог о коронавирусе в Омске

Врач открыто рассказал о том, как обстоят дела с новой коронавирусной инфекцией, почему необходимо соблюдать самоизоляцию и как удаётся избежать смертельных случаев среди заразившихся.

Самоизоляция в Омской области, как и по всей стране, продолжается. Количество заболевших COVID-19 в регионе почти каждый день увеличивается. О том, как ведёт себя новая коронавирусная инфекция, как с ней бороться, когда ждать пика заболеваемости и почему не всех заражённых госпитализируют, "Омск Здесь" узнал у эпидемиолога. Об этом и многом другом, что касается COVID-19, мы поговорили с главным внештатным специалистом-эпидемиологом Минздрава Омской области, доктором медицинских наук, профессором, деканом медико-профилактического факультета ОмГМУ, заведующим кафедрой эпидемиологии Владимиром Стасенко.

Владимир Леонидович, многие убеждены, что туберкулёз опаснее COVID-19, но по этому поводу медики не паникуют, а с новым вирусом раздули. Так чем так опасна новая коронавирусная инфекция?

С COVID-19 всё дело в скорости передачи этого возбудителя от одного человека к другому и в скорости развития клинических проявлений, в том числе самых тяжёлых. Да, только 5 % будут нуждаться в интенсивном уходе и терапии. И это составляют малую часть по сравнению с тем, сколько у нас заразившихся. Но большая проблема в период подъёма заболеваемости - это люди, которые переносят инфекцию бессимптомно или в крайне сглаженных проявлениях. В 80 % случаев они являются источниками заражения для других. Сами, по сути, не заболевая тяжело, они предоставляют нам новые случаи заражения. Вот почему нам важно выдержать этот период и не контактировать с другими людьми.

С чем связано то, что одни легко переносят заболевание, а другие - попадают в реанимацию?

Прежде всего, это определяется индивидуальными особенностями каждого из нас. Практика, статистика показывает, что чаще интенсивная медицинская поддержка требуется лицам, имеющим хронические заболевания. И связано это с возрастом, чем старше человек, тем выше вероятность, что ему понадобится интенсивная терапия. Это закономерно. С другой стороны, мы видим, особенно по Москве, что среди тех, кто оказывается в больнице с тяжёлой клинической картиной, стало больше людей до 45 лет. Это обусловлено тем, что они контактируют с большим количеством людей, к сожалению, игнорируя самоизоляцию. В результате они чаще получают инфицирующую дозу. Это приводит к тому, что болезнь протекает тяжелее. Известен факт, что у медработников, которые оказывают помощь заболевшим, особенно в палатах интенсивной терапии, в случае заражения (такое тоже бывает) клиника тяжёлая и более яркая. И чем тяжелее протекает заболевание, тем человек опаснее для окружающих. Еще раз подчеркну, что важно соблюдать меры личной гигиены и ряд других мероприятий, которые мы требуем соблюдать медицинских работников.

Когда в Омске ожидается пик эпидемии?

Мы дойдём до пика, когда у нас фактор роста, то есть ежедневный прирост количества случаев составит менее 5 %. Это будет пик. На сегодняшний день он составляет порядка 10 % - иногда больше или меньше. Но стабильно. Несомненно, мы пока движемся по пути подъёма заболеваемости. Когда это произойдёт, надо следить по этим параметрам. На сегодняшний день пока нет предпосылок, чтобы этот показатель начал снижаться. Но хочу заметить, что нам пока в сравнении с другими регионами страны, в том числе с нашими соседями, удаётся сдерживать негативные тенденции. У нас единицы случаев появляются ежедневно. В соседних регионах уже десятки каждый день.

Что поможет в дальнейшем сдерживать рост заболеваемости?

Основная задача на сегодняшний день - это не допустить переполнения коек в больницах. Перегрузить клиники - это значит обрушить систему здравоохранения. И от нас главное требование - минимизировать количество контактов с другими людьми. Это прямая математическая закономерность и эффективная биологическая закономерность: чем реже мы появляемся на улице, тем меньше новых случаев заражения. Система здравоохранения успевает оказывать помощь всем. Скептические настроения значительного количества людей в нашей стране и за её пределами насчёт того, есть проблема или её нет, можно легко, с моей точки зрения, опровергнуть количеством аппаратов искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ), которые нужны, чтобы помочь людям. При обычных условиях мы успеваем всем помочь. В нынешней ситуации может статься так, что ИВЛ не хватит. Москва уже заявляет о том, что они на пределе. Если аппаратов ИВЛ не хватает, значит проблема у пациентов есть и она очень серьёзная.

Многие омичи в январе-феврале жаловались на то, что им тяжело дышать, сильный кашель. И обычно легко переносимую ОРВИ, которая проходила за неделю, они лечили по три недели и болели тяжело. Может быть, они уже тогда перенесли COVID-19, это реально?

До 15 апреля у нас не было инструмента, который мог подтвердить или опровергнуть наличие антител у человека. С 15 апреля начали применять диагностическую тест-систему на определение антител. Расширяя количество обследуемых людей, мы поймём, сколько у нас человек уже перенесло инфекцию, получило иммунитет. После этого и можно будет ответить на ваш вопрос. Мы поймём - эти люди переболели ОРВИ или всё же это была новая коронавирусная инфекция.

У тех, кто переболел новым вирусом, уже есть иммунитет к нему?

Мы надеемся, что лица, которые переболели, впоследствии не смогут заразиться. Опять же этих данных в мире не так много. Пока есть случаи, когда пациенты, перенёсшие COVID-19, вновь нуждались в медпомощи. Что это было: повторное заражение или длительное течение ещё того случая, достоверно мы пока не знаем. Но предварительные данные говорят о том, что на сегодняшний день у этого вируса не очень выраженная мутационная способность, например, как у вируса гриппа. Новый коронавирус изменяется в разы медленнее. И это уже хорошо. У нас есть возможность получить вакцину, которая позволит в перспективе справиться с этой инфекцией. На сегодняшний день мы можем говорить о том, что лица, переболевшие в ярко выраженной форме, по-видимому, в течение года, может быть, двух, будут иметь иммунитет. Но мы пока не можем ответить на вопрос, приобретают ли иммунитет те люди, которые болеют без ярких симптомов, бессимптомно. Но ещё раз подчеркну, они являются носителями.

Владимир Леонидович, почему не всех, у кого диагностировали COVID-19, госпитализируют?

Если мы будем госпитализировать тех, у кого легко протекает инфекция, у нас может не хватить мест для тех, кто нуждается в интенсивной медпомощи. Это общемировая практика, потому что мы ограничены в ресурсах. Нам необходимо распределять весь массив заболевших. Если человек не нуждается в интенсивной медицинской помощи, его оставляют дома и наблюдают за ним амбулаторно. Если есть определённые клинические проявления, которые свидетельствуют о том, что пациенту нужна срочная помощь, тогда его госпитализируют.

Каким образом осуществляют контроль за "домашними" больными?

Пациент ежедневно должен звонить и сообщать о своём самочувствии: температура, симптомы. В случае ухудшения к нему будет отправлена бригада и его госпитализируют.

Выходит, носителю ничто не препятствует пойти в магазин, аптеку, погулять - раз он себя прекрасно чувствует. Как это контролировать?

Если он уже находится под наблюдением и тем более под лечением, он не имеет права этого делать.

Не имеет, но может.

На сегодняшний день есть распоряжение, которое указывает на недопустимость таких действий. К такому пациенту могут быть применены санкции. Человек сам должен осознавать всю напряжённость ситуации. Есть распоряжение губернатора и постановление главного санитарного врача региона. По ним каждый из тех, кто инфицирован, кто должен находиться в изоляции; прибывающие, в том числе из регионов нашей страны, должны находиться под наблюдением две недели. Если люди будут пренебрегать этими действиями, то в результате мы приблизим ту ситуацию, которая сложилась в Европе. У нас может не хватить ни медиков, ни коек, ни ИВЛ, банально средств индивидуальной защиты для медиков. Система здравоохранения будет обрушена.

COVID-19 двух-трёхмесячной давности чем-то отличается от того, который сейчас?

У меня нет таких данных. Но судя по тому, что возбудитель существенно не изменился (те же клинические данные, а они являются важными индикаторами при выявлении таких заболевших), то он такой же. Изменяются только наши действия в отношении заболевших лиц. Раньше мы старались госпитализировать всех, у кого был подтверждённый исследованиями положительный результат. На сегодня даны рекомендации, в частности по Москве: при наличии явных клинических проявлений человека увозят в больницу ещё до получения результатов обследования. Мы вынуждены идти на этот шаг, чтобы своевременно оказывать медицинскую помощь. Весь вопрос в том, как быстро на сегодняшний день мы успеваем за ситуацией. Пока в нашем регионе мы успеваем выявлять заразившихся. А также все лица, которые были в контакте с ними - отслеживаем всю цепочку. Так делали в Тайване, Южной Корее. У нас этот же механизм запущен, и он успешно работает. Опять же это всё зависит от поведения людей. Если мы все будем гулять, контактировать с другими людьми, то медики не будут успевать за ситуацией, их на всех сразу просто не хватит. И, как следствие, мы сами себе подставим подножку.

В СМИ, интернете ходит много объяснений, почему в России не так критично обстоят дела с новым вирусом. Самое правдоподобное, это то, что нам почти всем, особенно в советское время, поголовно ставили БЦЖ. Это так?

Дело в том, что напрямую здесь никакой связи быть не может, потому что прививка против туберкулёза призвана обеспечить нам защиту от самого туберкулёза, от этого возбудителя. То, что в нашей стране более лёгкое течение заболевания (но обобщающей статистики на этот счёт пока нет), думаю, связано с тем, что мы успеваем оказать всем нуждающимся медпомощь. Как только клиники переполнятся такими больными, как только у нас не будет свободных коек, не будет хватать аппаратов ИВЛ, у нас всё будет ухудшаться - причём катастрофически быстро. Сейчас пока мы успеваем помогать всем нуждающимся, поэтому летальность в стране ниже одного процента - 0,87 %.

Какие прогнозы по самоизоляции, она продлится после 30 апреля?

Об этом говорить преждевременно, но посмотрите на ежедневную, еженедельную динамику. Сколько у нас в регионе было случаев ещё неделю назад, и сколько уже сейчас. А что будет через неделю или к концу этой недели? Поэтому отслеживая параметры, которые я уже обозначил выше, как фактор роста развития эпидемии, мы сможем сказать, насколько мы близки к этому пику. Но добраться до пика - это одно, нам потом с этого пика ещё долго предстоит спускаться. Мы сейчас до него будем идти примерно три-четыре недели, а потом ещё такой же период спускаться. Соответственно, более-менее стабильной ситуации сможем добиться в течение двух, а то и трёх месяцев.

Людям тяжело находиться дома, тем более, когда так тепло. Медики всегда советовали гулять, особенно детям, как можно больше. Родители переживают, что у их детей от "заточения" совсем снизится иммунитет и, когда разрешат гулять, они начнут разом болеть всем подряд. Какой совет дадите? Успокойте, пожалуйста, родителей.

Это задача и удел родителей - беспокоиться о своих детях. Да, длительное пребывание детей в помещении не есть хорошо. Но в сложившейся ситуации, то, что нас ждёт за стенами наших жилищ, намного хуже. Поэтому мы выбираем меньшее из зол. Посмотрите, что сейчас происходит в китайской провинции, городе Ухань. Люди вышли на улицы, но там нет подъёма заболеваемости ОРВИ, нет этих проявлений. Кроме того, приближается тёплое время и респираторный сезон на закате, он сходит на нет. Поэтому задача родителей в том, чтобы потом дети плавно вошли в обычный ритм жизни. Сейчас надо не столько беспокоиться, сколько проследить за тем, как дети питаются, спят, выполняют ли условия самоизоляции. Сейчас детей необходимо оградить от улицы. А я смотрю в окно и вижу, сколько детей играет на площадках, в том числе и с родителями. Например, вы вышли погулять и, пока вы дышите воздухом, к вам присоединяется другая семья. И хотите или не хотите, вы вступаете в контакт. Вот почему очень важно сейчас находиться дома - неделю, может быть, две или даже три, но это меньшее на сегодняшний день, что мы можем сделать, чтобы не допустить перегрузки системы здравоохранения, а также снизить количество заражающихся людей, и тем самым плавно войти и выйти из этой эпидемии. Плавно, без серьёзных последствий. К сожалению, у значительной части граждан этого понимания нет.

А прогулка вдоль дома хотя бы 20 минут, когда вокруг не будет посторонних людей, чревата последствиями для здоровья или всё же допустима?

Мы вступили в такую фазу развития ситуации, когда в принципе нужно всем следовать единым рекомендациям. Речь идёт не только о личной безопасности, но и обо всём населении в целом, всей популяции. Если мы будем заботиться только о себе, нам, к сожалению, не выбраться из этой ситуации с минимальными потерями. Когда каждый сам за себя - это крайне плохо в том, что сегодня происходит. Нам нужно всем вместе выполнять рекомендации соответствующих служб. Тогда у нас очень большие шансы плавно справится с ситуацией.

Мы уже писали, что сегодня, 21 апреля, в Омске зафиксировали ещё пять случаев заражения COVID-19. Таким образом, их количество достигло 41 человека. Из них вылечились 17 пациентов.

Читайте также

Комментарии
Добавить свой