#влюблённыевкниги: литература о русских эмигрантах
#влюблённыевкниги  •  СИ «Омск Здесь» 29 октября 2022, 10:08  •  печать

#влюблённыевкниги: литература о русских эмигрантах

Сегодня в рубрике #влюблённыевкниги мемуары и биографии с элементами вымысла - атмосферные книги, передающие дух времени.

Русская послереволюционная эмиграция - большая тема, на которую написано сотни книг, собрано тысячи документов. Я выбрала три книги, которые, на мой взгляд, хорошо показывают эмигрантов изнутри. Отнюдь не святые люди, многие из них считали себя "лучшими русскими". Хотя их же воспоминания дают все поводы усомниться в этом. Ну а воспоминания о "России, которую мы потеряли" и рассказы о жизни в Европе и Америке делают эти книги ещё и очень информативными, насыщенными и интересными.

"Нам не дано предугадать", княгиня и князь Голицыны.
Правда двух поколений в воспоминаниях матери и сына
 

Голицыны - древний род. Приближённый и даже сроднившийся с императорской фамилией. Эта книга - свидетельство того, как жила аристократия в 19-м веке и что с нею стало в веке 20-м. Софья Николаевна Голицына, супруга московского губернатора, происходила из знатной армянской семьи. Она вспоминает своё детство, великолепную Швейцарию, лечение на водах в Висбадене, Париж и прекрасную Флоренцию. Неудивительно, что маленькая княжна плохо знала русский язык и говорила преимущественно на французском. Подмосковное имение, званые обеды, верховая езда, наряды, экипажи и балы - все преимущества аристократии описаны подробно, с ностальгией и сожалением, что всё это - в прошлом. Восторги по поводу Венеции, праздный образ жизни, бесконечные увеселения и путешествия - в конце концов хочется воскликнуть: "Как далеки вы от народа!". В то время, как детская смертность в России просто катастрофична, повсюду бедность, голод и нищета, в обществе недовольство и брожение, князья продолжали ездить на воды и любоваться Джокондой в Лувре.

Неудивительно, что всё так закончилось в 1917-м…Вторая часть книги - воспоминания сына княжны, Александра Владимировича Голицына. Он попал в революционный водоворот. Был арестован большевиками, разлучён с семьёй. Его спасла профессия. Князь был врачом. Его не только не расстреляли, но даже давали видеться с семьёй, передавали ему книги и еду. А потом и вовсе выпустили на свободу. Екатеринбург, Тюмень, Омск, Харбин, Лос-Анджелес - география жизненного пути князя обширна. Очень импонирует тон, с которым он пишет о своей жизни. Он никого не обвиняет и не ропщет. Он стремится быть объективным, не делая из большевиков звероподобных чудищ, а из себя - жертву. Он был деятелен и активен. В своей жизни князь многое сделал. Среди его пациентов были Рахманинов и Стравинский. И очень жаль, что такой человек был вынужден покинуть Россию, для которой он мог бы сделать много хорошего.

"Недоподлинная жизнь Сергея Набокова", Пол Рассел

Книга написана от первого лица - якобы от лица младшего брата знаменитого писателя. Сергей родился в 1900 году и был всего на 11 месяцев младше своего гениального брата. Но почти всю жизнь их разделяла огромная пропасть отчуждения. "Недоподлинная жизнь Сергея Набокова" - книга очень атмосферная. Детство и юность в дореволюционной России описаны живо и сочно, очень по-русски. Даром, что автор - американец. Особенности, присущие мироощущению русских и на родине, и в эмиграции раскрыты так, что тексту веришь и буквально видишь глазами эмигранта картинки далёкого заснеженного Петербурга, богемного Парижа, фашистского Берлина. Сергей Набоков вращался в знаменитых кругах - Дягилев, Нижинский, Гертруда Стайн, Стравинский, Жан Кокто, Серж Лифарь. С кем-то его связывала дружба, с кем-то - любовные отношения. Эта книга - череда известнейших и скандальных личностей первой половины 20-го века, здесь много места уделено их образу жизни, разговорам, привычкам, предпочтениям и слабостям. Отдельное предупреждение: гомофобам эту книгу читать категорически не рекомендую. Здесь очень много сцен, которые могут покоробить нетерпимого в этом смысле человека. Честно говоря, я думаю, что без столь откровенных подробностей книга бы только выиграла, стала бы тоньше и интеллигентнее. Тем более, что большая часть повествования - домыслы автора, не имеющие, возможно, к Сергею Набокову никакого отношения. Именитые композиторы, режиссёры, писатели, художники, артисты балета и театра, встречающиеся на страницах этой книги, - практически все они живут в какой-то нездоровой атмосфере. И я не имею в виду здесь гомосексуализм. Опиум, необузданная похоть, беспорядочные связи, отсутствие глубоких привязанностей, потакание своим не всегда здоровым эмоциям… И такое описание культурной элиты я встречаю не первый раз. Вспомнить хотя бы Париж 60-х из книги про Р. Нуреева "Танцор" Колума Маккэна. На этом фоне у меня возникли мысли о том, на чём основана западная (и наша тоже, конечно же, к ней относится) культура. Что её основная цель - взбудоражить эмоции зрителя (слушателя, читателя). Не побудить человека к чему-то высокому, не заставить размышлять. Не жизнеутверждение, не воспевание силы духа (как в японской культуре, например), а всего лишь - пощекотать эмоционально. Это не очень приятный вывод. Но тем не менее он избавляет меня от иллюзии насчёт "святости" гения и заставляет обращать внимание на другие, более здоровые формы проявления человека.

Мемуары Феликса Юсупова

Я надеялась прочитать о жизни аристократии в последние годы российской монархии. Предвкушала интересный и трагический рассказ о патриотах, вынужденных покинуть свою Родину после революции, об их мытарствах заграницей, о том, как приходилось выживать русским в эмиграции. Но, к сожалению, не встретила здесь ни хорошего слога, ни глубины мысли, ни внятных аргументов. Юсуповы - одно из богатейших семейств предреволюционной России. И всё, чем занимался Феликс, имея огромные деньги и возможности - пьянки, пляски и песни с цыганами, переодевания в женское платье и злые розыгрыши. Эпатаж, выпячивание, жажда внимания и обожания, похоже, были главными его мотивами. Он сам об этом пишет, довольно беззаботно объясняя свои наклонности маменькиным желанием видеть в нём девочку, и тем, что в борделе его "научили не тем вещам". Потом, правда, он добавляет несколько слов о том, как ездил по ночлежкам и госпиталям, вместе с Великой княгиней Елизаветой Фёдоровной помогал страждущим, а в эмиграции спасал соотечественников от нищеты, но всё это так невнятно описано, без живых подробностей, общими словами, что - не веришь. Ощущение, что Феликс темнит, замазывает глаза читателя несущественными обильными деталями, рисует другого себя - честного и чистого, ангельской красоты человека и божьего избранника. Но в этом не чувствуется настоящего.

Описанию своих богатств, тому, как располагались драгоценности в специальных шкафах, какими бриллиантами были расшиты маскарадные костюмы, уделяется гораздо больше места, чем рождению внучки или смерти отца. Любимые обои в цветочек или синие портьеры вызывают гораздо больше эмоций, упоминаются часто и любовно, не в пример чаще, чем дочь и отношения с ней. Убийство Распутина, в котором участвовал Юсупов, описано подробно и ярко, но мотив так и остаётся неясным. Феликс придумывает объяснение, но ему опять не веришь. И так всю книгу. Он пишет о нищете и голоде в эмиграции, но тут же описывает званые обеды и приёмы в "Ритце". В военное время опять тяжело, но почему-то это не мешает нанять рабочих для постройки нового дома и т. д.

Особенно покоробили меня два факта. Когда стало известно о расстреле царской семьи и многих великих князей, Юсуповы и другие выжившие члены царской семьи, продолжили своё веселье в Крыму ("пикники, экскурсии, прогулки", "молодость брала своё"). И второе. Его комментарии по поводу Великой Отечественной войны. Большевиков он люто ненавидел, и всё, что написал про войну и Россию, отдаёт презрением. Местами он вообще несёт полную ахинею о массовых самоубийствах русских, которых после плена возвращали в СССР. Феликс постоянно пишет о том, что он патриот. Но этого совсем не чувствуется.

Наслаждение как смысл жизни - вот что меня покоробило в этих мемуарах. Я не увидела никакой другой важной цели в его жизни, никакого другого важного смысла. И яснее видны истоки революции 1917 года. В это время главной причиной детской смертности является грязь и голод, средняя продолжительность жизни - 31 год, череда тяжёлых войн уносит жизни нескольких миллионов человек, а аристократия продолжает веселиться.

Очень хотелось бы, чтобы тот негативный образ Юсупова, который я увидела в его мемуарах, оказался обманкой. Пусть это будет моё заблуждение. Пусть на самом деле самый яркий российский аристократ окажется благородным, глубоким, гуманным, высокодуховным, сильным человеком, не сумевшем передать это в своей книге. Иначе совсем грустно.

* * *

На нашем сайте вы можете найти подборки книг на любой вкус. Рецензии на книги от Александры Макаровой вы также можете найти в официальной группе автора "Влюблённые в книги" во "ВКонтакте".

Читайте также

Комментарии
Добавить свой