"Я чувствую себя усыновлённым россиянином": американец, переехавший в Омск
Интервью  •  СИ «Омск Здесь» 28 марта 2022, 13:36  •  печать

"Я чувствую себя усыновлённым россиянином": американец, переехавший в Омск

Корреспондент "Омск Здесь" пообщалась с семейной парой, которая решила на год поменять место жительства с Флориды на Омск.

Тимоти Морган и Дарья Дутова-Морган  •  семейная пара

- Расскажите, как вы познакомились?

Дарья: Я была студенткой ОмГТУ и ездила летом в Америку по студенческому обмену, как и многие в то время. Это была моя третья поездка в Америку, когда мы познакомились. Встречались, общались, Тим предложил мне остаться. Хоть у меня и не было этого в планах, я осталась. Мы женаты уже десять лет.

- И спустя 10 лет жизни в Америке вы решили переехать на год в Омск. Почему?

Дарья: Я решила (смеётся). Я большой патриот, уважаю обе страны. Когда я переехала в США, мне было всего 19 лет. Я не могла решить, хочу я жить здесь или там. А потом, всё-таки скучаешь по родине. У нас двое детей, они не очень хорошо говорят по-русски, потому что у них очень мало русского общения. Скорее всего, эта поездка больше из-за детей, я хотела, чтобы они влились в среду, начали говорить по-русски, познакомились с нашей культурой. Сколько нам всего пришлось сделать, чтобы переехать! Бросить полностью жизнь там: мы сдали свой дом, вещи перевезли в камеру хранения, детей забрали из школы, для этого нужно было кучу бумаг собрать. Сделать полную переадресацию, договориться с машинами - то есть была целая система для того, чтобы сюда приехать. Но я очень довольна, что мы это сделали. Разочарования нет никакого. Тим сейчас здесь работает онлайн, а детей мы перевели на домашнее обучение.

- Каково после Флориды очутиться в Омске?

Тимоти: У меня не было никакого культурного шока. Единственное, мы живём здесь в квартире, а я к этому не привык, потому что всю жизнь жил в доме. Если бы мы жили в Омске, не жили бы в квартире, это точно!

Дарья: Хотя мы здесь снимаем довольно приличную по размеру квартиру. Мы с собой и собаку тоже перевезли. Нашему псу 12 лет, это наш самый старший ребёнок. Он терпеть не может холод, ведь во Флориде обычно целый день стоит жара на улице.

Тимоти: В Миссури, например, откуда я родом, обычно всего три месяца зимы, именно холода, а здесь зима как в октябре началась, так и продолжается до сих пор (смеётся).

Дарья: Сначала Тим не мог дождаться снега, все спрашивал: "Когда, когда уже будет снег? А сейчас говорит: "Так, всё, хватит снега".

- Кстати, эта зима была очень тёплая.

Дарья: Да. Мы обычно приезжаем в Россию раз в год на новогодние праздники, а из-за пандемии так получилось, что два года не ездили, боялись передвигаться. И каждый раз, когда мы приезжаем, Тим как будто тепло с собой привозит.

- Есть что-то, в чем Омск лучше Флориды?

Тимоти: Здесь много всяких концертов, представлений. Мы уже и на балет ходили, и на оперу, во все театры сходили. Там мы живём в довольно маленьком городке Коко-Бич (город в штате Флорида, США, прим. ред.), прямо рядом с пляжем. Орландо - это самый ближайший большой город к нам, но туда ехать целый час. А если кто-то в наш город приезжает, это целое событие.

Дарья: Здесь у нас в Омске и кукольный театр, и цирк есть, и музыкальный театр, и концертный зал... Чего только нет! Мы ещё не сходили в музей Врубеля, то есть у нас ещё целый список. Хочу Тима в библиотеку Пушкина сводить, потому что в такой библиотеке он точно не был, а я там шесть лет провела.

- Как ваши дети себя ощущают в России?

Дарья: Им всё нравится, как и нам. Тим у сына спросил недавно, где ему больше нравится жить, он ответил, что и там и там одинаково. Я думаю, это ещё зависит от настроя родителей. Мы всегда открыты и рады всему новому, и дети точно так же. Если бы мы говорили, что всё плохо, и они бы так думали. Кто хочет видеть плохое, видят его, а кто хочет видеть хорошее, видит хорошее.

- Дарья, вы учите мужа русскому языку?

Тимоти:(говорит по-русски) Чуть-чуть.

Дарья: Он говорит, что я детей учу, а ему говорю: "Слушай меня и учись!" (смеётся)

- Почему вы выбрали русскую жену? Вообще, не сложно жить с человеком другой культуры?

Тимоти: Это было предначертано судьбой, с ней я не замечаю никакой разницы.

Дарья: Когда я приехала знакомиться с родственниками Тима, его папа сказал: "Такое чувство, как будто вы знаете друг друга всю жизнь". Родители меня сразу приняли. Я думала, что никогда не выйду замуж за иностранца, потому что, как я уже говорила, я большой патриот своей страны, но мы стали семьёй. Просто мы уважаем и ту, и другую культуру.

Тимоти: Слава богу, что так получилось, потому что в маленьком городке, откуда я родом, Джефферсон-Сити (город в штате Миссури, США, - прим. ред.), все переженились, со школы друг друга знали и так и живут там. А мы же всю Америку объездили.

Дарья: На 10-летнюю годовщину свадьбы мы ездили в Армению. В России пока что были только в Москве и в Омске, планируем съездить в Питер. А ещё у нас родственники живут в Кемерове, хотим туда поехать, посмотреть настоящую тайгу.

- Каким вам кажется русский язык? Что вас в нём удивляет, цепляет?

Тимоти: Очень сложный, очень быстрый. Другая последовательность слов, чем в английском. У вас словом "давай" можно целую беседу провести - "давай это", "давай то", "давай, пока" (смеётся). И ещё слово "конечно".

Дарья: "Конечно" - это его любимое слово, он его везде услышит. Вообще, он понимает больше, чем ему кажется. Он всегда прекрасно знает, о чём разговаривают. То есть нет такого, что я могу сидеть с кем-то в комнате и пытаться говорить что-то, чтобы он не понял. Я знаю, что он поймёт.

Тимоти: Первые разы, когда мы приезжали в Омск, нигде не было английского. Сейчас я замечаю, что вывески и на русском, и на английском. Все названия соборов, музеев. И все упаковки и на английском, и на русском. А когда мы первый раз приезжали, последние английские слова, которые я видел, были в самолёте.

Дарья: Мы как-то особо не замечаем этого, а для иностранцев это спасательный круг.

- Вы по городу всегда вместе перемещаетесь? Тимоти нуждается в переводчике в вашем лице?

Дарья: Да, но в магазин он ходит сам, детей может отводить в школу и садик. Когда мы приехали первый раз в Россию, всё ещё наличкой рассчитывались. Сейчас, когда все перешли на карты, ему совсем не трудно - пришёл, посмотрел, какая цена высветилась, приложил и всё. Он выучил слово "пакет" - "Пакет? - да, нет". Он такой человек, который не стесняется сказать, что не говорит по-русски. Есть люди, которые вообще ничего не скажут, испугаются, а он всегда найдёт способ изъясниться. Мои родители не владеют английским в совершенстве, но у Тима никогда не было с ними проблем в общении, они всегда находят общий язык, и этого барьера нет.

- А вы всегда друг друга понимаете?

Дарья: Сейчас уже наверное да, но раньше случались трудности из-за произношения. Когда я туда приехала, естественно, я языка не знала. У меня был обычный школьный английский на уровне "никаком". И, находясь в среде, я смогла его выучить. Не знаю, может, у меня есть какая-то способность к языкам. Кто-то говорит: "У тебя сильно слышно акцент", кто-то наоборот: "Мы даже не поняли, что ты не из Америки". Я больше расстраиваюсь, когда мне иногда говорят, что у меня в русском есть акцент. Меня это обижает, если честно. Люди специально сидят и слушают: "Вот это слово не так сказала, прямо с американским акцентом". Вот это мне совсем не нравится. Я лучше уж буду слушать, что у меня есть русский акцент там, чем слышать здесь, что у меня английский акцент.

- А почему вас это так обижает?

Дарья: Я окончила направление "Издательское дело и редактирование", я специалист, и для меня очень важно, чтобы мой русский всегда оставался русским.

- Тимоти, русские люди для вас какие?

Тимоти: Я не вижу никакой разницы между американцами и русскими.

- Совсем никакой? Может, что-то вам кажется непривычным в поведении?

Тимоти: Окей. То, что люди совсем не держат дистанцию. Хоть где, в магазине, например, они встают прямо вплотную к тебе. Я не знаю, то ли это русская культура, то ли определённые люди. А в остальном... Я не знаю, что ещё сказать.

Дарья: Его мама сделала тест ДНК на родословную, и оказалось, что у Тима 82 процента славянских корней. У него были в роду русские, украинцы, чехи и поляки. Он дома в Америке носит футболку с российским флагом.

Тимоти: Я чувствую себя усыновлённым россиянином (смеётся).

- Чего вам не хватает в России?

Дарья: Тим любит мексиканское такос, а у нас в Омске этого нет. Это единственное, по чему он уже страдает. И горчица. Мы не могли ему найти жёлтую американскую горчицу. Обыскали весь город и всё же нашли в одном магазине. Это было для него, я не знаю, просто что-то! Вот такие мелочи, которые вроде кажутся неважными, потом вот так интересно находить и радоваться им.

- Что после Флориды в Омске кажется провинциальным, устаревшим?

Тимоти: Меня удивляет, как здесь относятся к инвалидам. В Америке инвалиды могут везде передвигаться. Везде есть входы и выходы для инвалидов, подъёмники. В Омске такого нет. В Москве более-менее. Но здесь - нет. Например, как инвалиду зайти и выйти из автобуса? Как зайти в магазин? Там одни лестницы. Как человек на инвалидной коляске может по ней забраться? Для меня это удивительно, потому что культура, в которой я вырос, пропагандирует, что люди с ограниченными возможностями должны учиться в обычных школах, к ним должны относиться так же, как ко всем.

Дарья: Вот у меня, например, мама, когда приезжала туда к нам в гости, увидела, что девочка с синдромом Дауна учится в обычной школе. Для неё это был шок, а там это нормально. То есть нас это шокирует до сих пор, и многие почему-то думают, что если инвалид - сиди дома.

- А в чём, наоборот, Омск продвинулся вперёд?

Тимоти: В Америке все больше пользуются наличными, а здесь картами. Здесь можно отправлять деньги с карты на карту, у нас такого ещё нет. Там нельзя сделать перевод за секунду, банк будет проверять его два-три дня. У нас в 80 процентах при оплате вставляешь карту, набираешь ПИН-код, а здесь просто прикладываешь.

Дарья: Омск не провинциальный, это точно. Как я говорила, мы живём в городке возле пляжа. Майами - может быть, это мегаполис, а Коко-Бич и другие пляжные городки - более спокойные, старенькие, одноэтажные. У нас немного автобусов, и без машины там никак. Здесь в Омске есть и трамваи, и троллейбусы, и автобусы, можно выбирать. Тим, кстати, очень любит трамваи.

- Тимоти, у вас были типичные стереотипы о русских - водка, балалайка, медведи?

Тимоти: Да, всю жизнь! Я где-то прочитал, что американцы пьют гораздо больше водки, чем русские. И что только американцы пьют пиво, хотя русские, как оказалось, пьют его не меньше. Здесь пивные магазины на каждом углу!

Дарья: Тиму на день рождения все покупают виски, а он виски не пьёт. Почему все думают, что американцы пьют виски? Или колу принесут. Они колу конечно любят с дочкой, просто я о том, что есть стереотип: если ты американец, то обязательно пьешь виски и колу.

- Кстати, в России кола на вкус такая же, как в Америке?

Тимоти:  Да, но в Омске не найдёшь льда, если тебе подают колу, она тёплая.

Дарья: В Америке, когда приходишь в ресторан, тебе первым делом приносят воду, если даже ты ничего не заказал. Они не берут с тебя денег за эту воду. Здесь такого нет. Мы один раз попросили принести нам воду, и у нас спросили: "Принести в бутылке или обычную?", я говорю: "Из-под крана". На нас посмотрели, как на сумасшедших. И то же самое со льдом: мы просим принести лёд, а во многих местах льда просто нет. У нас дети пьют всё со льдом, всё из холодильника. Никогда не было, чтобы мы им что-то подогревали. То есть у нас все: "Закройте окно, дети простынут!", "Какой лёд? Вы что? На улице зима". У нас дети закалённые, дочка может посреди улицы шапку снять. А в России все кутаются, боятся заболеть.

Вообще, у нас все боятся за детей. Тим сразу заметил, что у нас много стереотипов по этому поводу - например, нельзя фотографировать ребёнка до определённого времени. Там в больнице, я только родила, через два часа уже пришёл фотограф. А в России - вы что, ребёнка до месяца никому нельзя показывать. В Америке проще к этому относятся, чем у нас.

Тим вообще не понимает примет: разбитое зеркало или нельзя посмотреться в зеркало, если опаздываешь. Он только смеётся надо мной и всеми этими приметами. Я тоже стала от них отвыкать в последнее время.

- А чего вам в Америке не хватает русского?

Тимоти: Мы всегда покупаем в русском магазине пельмени, семечки и сосиски. Люблю винегрет и плов. Вообще, в каждой культуре есть свой плов - блюдо из риса с мясом и овощами. Шашлык тоже не русская еда, это обычное мясо на гриле, но я тоже очень люблю его.

Дарья: Наши дети обожают варёную колбасу. У американцев всегда считалось, что её из каких-то остатков делают, а у нас она нормальная. В России еда намного лучше, натуральнее. Я всем нашим говорю: "Вам не нравится, а по сравнению с американской едой это просто объедение!" (смеётся).

Тимоти: Фаст-фуд в России вкуснее. Я первый раз попробовал KFC здесь, в Омске, хотя это американская фирма. Просто я редко ем фаст-фуд. И здесь у вас есть крылья, а в Америке их даже нет в меню.

- Не думали остаться в России надолго?

Дарья: Были мысли, поэтому мы и приехали сюда на год, всё равно это достаточно долгий срок. Но сейчас, я думаю, что уже поздно перебираться сюда навсегда, потому что у меня там и работа, и учёба.

Когда я первый раз сказала, что мы планируем приехать на год в Россию, мне никто не поверил. "Как можно взять и всё бросить на целый год? Что вы будете делать с домом, с машиной?" - спрашивали меня. А мы просто взяли и начали делать. Если захочешь, не будешь искать отговорок, а просто сделаешь. Мне говорят: "Ты совсем что ли? Зачем ты в Омск приехала? Сто процентов ты что-то недоговариваешь, точно было что-то такое, из-за чего ты приехала в Омск". Как будто Омск - это каторга целая, но это неправда. Для меня было главным, что даст эта поездка моей семье. Мы решили: "Почему бы и нет?", и всё получилось.

Фото: Илья Петров, из личного архива Дарьи Дутовой-Морган

Читайте также

Комментарии
Добавить свой