Путешественник Леонид Круглов: "Наш Север - одно из самых дорогих мест на планете"
Интервью  •  ИА «Омск Здесь» 11 января 2019, 14:31  •  печать

Путешественник Леонид Круглов: "Наш Север - одно из самых дорогих мест на планете"

Известный путешественник, фотограф, режиссёр-документалист Леонид Круглов привёз в Омск свой фильм "Великий северный путь" и дал эксклюзивное интервью ИА "Омск Здесь".

Леонид Круглов  •  Фотограф, член Русского географического общества, этнограф, режиссер-документалист

Сегодня, 11 января, в Омске состоится закрытый показ фильма "Великий северный путь". Представить картину в Омск приехал режиссёр-документалист Леонид Круглов. Съёмочный процесс занял четыре года. Он начался в Карелии, на Белом море, а завершились на Чукотке. Действие самого фильма проходит на Колыме, Таймыре, Камчатке и в Ямало-Ненецком автономном округе.

Ваш маршрут полностью дублирует путь Семёна Дежнёва, который в XVII веке открыл пролив между Азией и Америкой, или есть расхождения?

Мы повторили маршрут, который соответствует историческим документам. От момента, когда точно известно, что Дежнёв здесь служил, был казаком, сначала Тобольск, потом Якутский острог. От Якутского острога, где есть докладные записки, где он подробно описывает Оймякон, Индигирку и переход через Большой ледяной нос (нынешний мыс Дежнёва). На основании исторических документов мы точно знали, где он шёл.

Совпадение стопроцентное?

Да, вплоть до того, что в Беринговом проливе мы даже нашли место, которое описал Дежнёв. Он писал, что здесь, за Чукотским носом, находится большое поселение чукчей, где стоит башня из кости, и что тут река упала в море. Мы думали, что же это значит? Потом выяснили, что там действительно существует древнее поселение Наукан. В сталинское время всех оттуда выселили, потому что они контактировали с иностранцами и ездили через Берингов пролив на Аляску к родственникам. И действительно рядом с Науканом падает мощная река в виде водопада. Там Дежнёв набирал воду и там у него были первые контакты с чукчами. Здесь всё точно совпадает с его дневниками.

А какие расхождения?

Первый этап пути, когда мы шли от Архангельской области, была моя авторская версия событий, потому что никто до сих пор не знает точно, где он родился. Есть куча версий, но на 100 % никто не знает, где он родился. И уж тем более первый отрезок пути, как он за Урал попал, тоже никто не знает. Здесь я просто предположил, как это могло быть, и выбрал тот вариант (хоть это и достаточно цинично), который более зрелищный, самый интересный, труднопроходимый, но, тем не менее, реально используемый поморами.

Удалось побывать везде и снять всё то, что планировали? Знаю, что Вы хотели подкараулить белых медведей, но не получилось.

С медведями вообще была отдельная эпопея. Если в предыдущих экспедициях белые медведи просто атаковали нас, и мы не знали, как от них отбрыкаться, то здесь, на Чукотке, мы специально выделили время. Мы полторы недели искали белых медведей. Причём это были очень эффектные места: зимние торосы, Берингов пролив, лабиринты из вздыбленных глыб, где было много следов белых медведей. Но самих их мы не встретили. Тогда я оставил камеру, и мне местные люди сняли медведя уже позже. Были ситуации, что мы уходим из какого-нибудь посёлка на Чукотке, возвращаемся домой, а мне звонят по спутниковой связи и говорят, что буквально через день пришла медведица с медвежатами прямо к домику, где мы жили.

Так ни разу и не встретили их лично?

Нам попадался бурый медведь и много других животных. Мы не ожидали, что встретим овцебыков и редких журавлей на Колыме. Животные - это вообще отдельная история, мне только в некоторых местах помогали охотники. В Тюменской области, например, местные охотсообщества нам очень помогли. Мы снимали там так называемую царскую охоту - охоту с собаками, без использования оружия. Местные люди хорошо знают повадки животных, и в их надёжных руках я оставил оператора. Они спокойно снимали там целый месяц, получились потрясающие кадры природы.

Часто приходилось оставлять оператора?

Нет, больше таких случаев не было. В остальном у нас было постоянное движение, перемещение, и нам нужно было быстро реагировать на происходящее. У нас был такой случай. Мы двигались по внутренним районам Чукотки двумя отрядами и искали оленеводов, чтобы с ними начать перекочёвку, и в какой-то момент я ехал на одном снегоходе, а оператор с камерой и со всем снаряжением, с прицепом ехал рядом. И в результате мы разделились. Нам нужно было сопочку обогнуть, а за ней должны были вновь сойтись. Мы пошли выше, они - ниже. И прямо перед нами бежит медведица с двумя медвежатами. Она приостановилась. Мы на снегоходе очень близко подошли, а у меня в кармане был только телефон, но рука не поднялась это всё на телефон снимать.

Много было таких моментов?

Да, в документальном кино вообще часто такое бывают. Там же, на Чукотке мы очень долго готовились к съёмкам, договаривались с местной общиной зверобоев. Сняли эпизод о том, как они ранним утром собирались, выходили на мыс Дежнёва. На нём большое моржовое лежбище, где они должны были охотиться. Мы хотели снять охоту, но немного отстали от них, потому что впервые за долгое время выдался более-менее спокойный день. Весь мыс Дежнёва был в невероятно зрелищных туманах, скалы то открывались, то закрывались, птичьи базары перемещались вокруг нас, и мы начали снимать, а зверобои ушли вперёд.

И вот мы подходим с опозданием на 30-40 минут, а они уже сидят в лодках, вроде как охота закончилась. Но на самом деле охота и не начиналась - ей помешали бурые медведи. Всё это огромное лежбище разогнали два медведя у нас перед носом. Два гигантских медведя: один бурый, ярко-рыжий, а второй - почти чёрный. Так съёмки у нас в тот день и не получилось.

А сколько человек у Вас в команде? Это уже проверенные не одной экспедицией люди?

Основной костяк - два человека: я и оператор. Володя Филиппов - очень опытный оператор. Он наземную съёмку вёл. Он ещё и лётчик малой авиации, и несколько раз мы применяли съёмку с малой авиации, когда была такая возможность. Например, на плато Путорана в Красноярском крае. А так в основном использовали квадрокоптер собственной постройки, который сконструировали специально для Севера. Других возможностей - финансовых и организационных - у нас в этом проекте не было. Мы с местными жителями объединяли силы и шли по тем маршрутам, которые им и без нас были важны. Мы старались совмещать так, чтобы не людей куда-то утаскивать, а идти по тем маршрутам, которые важны и местным жителям.

Это те же дороги, по которым ходили в 17 веке?

Да, и это просто удивительно. Я не знал о том, что жителям Ямала, тем людям, которые далеко от Салехарда и живут вдоль Обской губы, проще купить продукты питания по замёрзшему руслу реки. По Оби подняться повыше куда-нибудь в район Тюмени и там закупиться нужными вещами и привезти это всё сюда, чем ехать в другие места. Когда во времена Дежнёва на Ямале находился Обдорский острог (так раньше назывался Салехард), купцы, которые закупали пушнину у местных кочевников, приходили не из Москвы и других европейских городов России, а из Тобольска. То есть всё движение шло вверх по Оби. Сибирские реки всегда были лучшими дорогами, они все располагались не в сторону центра. Они же все идут с юга на север, грубо говоря.

Такая же ситуация была у нас ещё в нескольких местах по маршруту. Совпадения были фантастические. Все эти маршруты продолжают использоваться. Даже те же волоки мы находили между реками. До сих пор видно, что леса вырублены, место расчищено, чтобы из одной реки перейти в другую. Мы видели эти места на полярном Урале. Все эти вещи, так или иначе, работают до сих пор. Понятно, что пользуются ими единицы.

А каков бюджет фильма?

Чистые расходы получились в районе 10-12 млн руб. Это расходы, которые мы несли там, где невозможно было не заплатить: перелёты, переезды, аренда техники. Если бы нам не помогали в регионах, не было бы поддержки местных жителей, администрации, отделений Русского географического общества и общин малых народов, то мы бы в эти деньги никак не уложились. Север у нас очень дорогостоящий, и если бы с нас везде там брали деньги, то бюджет был бы в 2-3 раза больше. Наш Север для путешествий - одно из самых дорогих мест на планете.

Насколько важно смотреть фильм на большом экране?

Многие мне пишут: "Где можно посмотреть ваш фильм в интернете?". Привыкли, что документальное кино в интернете, там его и надо смотреть. А это кино нужно смотреть в кино. Мы специально потратили на это столько сил и использовали дорогостоящую технику высокого качества съёмки для больших экранов. Хороший звук 5.1. У нас было несколько показов на маленьких экранах, пусть даже это большой телевизор, это уже не то. Мы сделали пробные показы на большом экране, такой будет и в Омске, - это совсем другое впечатление. Весь этот простор, всё это наше северное великолепие надо смотреть только на большом экране.

Куда отправитесь в следующий раз?

Сейчас будем продолжать переговоры с капитаном Сергеем Щербаковым о том, чтобы сделать большую экспедицию, которая пройдёт сначала по северным регионам, потом перейдёт в Антарктиду. В следующем году рассчитываем поработать в Антарктиде. Следующей зимой как раз будет 200 лет открытия Антарктиды.

В 1819-1820 годы Беллинсгаузен и Лазарев подошли к берегам Антарктиды, никто тогда не верил, в том числе и знаменитый капитан Кук, что там есть какая-то земля. Почему-то наша русская экспедиция туда пошла, проверила, убедилась. До сих пор идут споры о том, кто открыл Антарктиду. Потому что считается, что раз наши корабли подошли, но высадки как таковой не было, они подошли не в самое удачное время, сейчас мы знаем, что январь-февраль - самое лучшее время в Антарктиде, потому что там можно высадиться на берег.

Они подошли, когда там всё было закрыто льдами, и высадиться не могли. И это одна из причин, почему говорят, что Антарктиду открыли европейцы. Но они высадились уже после того, как поступила наша информация о том, что там есть континент. Об этом и будет наша следующая история.

Вы много раз уже были в Омске. Изменился ли наш город?

Мне очень нравится Омск, и он в самом хорошем смысле этого слова не меняется. В нём сохраняется какой-то уют. Многие критикуют город за то, что зимой не используются химикаты на дорогах и не так комфортно людям перемещаться. Но мне, наоборот, это очень нравится. Во многих богатых городах, скажем, в Москве огромное количество химикатов, которые потом остаются лежать на земле, и трава потом вообще не растёт. Это ужасно. А здесь экономические трудности дают такой эффект и уют. Мне нравится, что в городе много снега, чистые пространства, воздух хороший и постоянно солнце светит. И в городе всегда тёплая и дружественная атмосфера.

Фото: Илья Петров и из личного архива Леонида Круглова

Комментарии
Добавить свой
Свежие интервью
Светлана Друковская  •  22 марта 2019, 18:52  •  
Анатолий Пахаленко  •  12 марта 2019, 17:39