Владимир Компанейщиков: "Мы не выстраиваем вертикаль"
Интервью  •  ИА «Омск Здесь» 29 декабря 2015, 15:51, последнее обновление 22 декабря 2016, 04:28  •  печать

Владимир Компанейщиков: "Мы не выстраиваем вертикаль"

Политический обозреватель "Омск Здесь" Василий Епанчинцев встретился с заместителем председателя Правительства Омской области Владимиром Компанейщиковым, чтобы с куратором внутренней политики вспомнить самые яркие события 2015 года, расспросить об истинных причинах принятия решений и тонкостях аппаратной работы.

Владимир Компанейщиков  •  Заместитель председателя Правительства Омской области

Владимир Борисович, мы на "Омск Здесь" подводим итоги года. Каким был 2015 год с точки зрения внутренней политики?

Год, конечно, был непростой. Все мы помним, что зашли в этот год на фоне достаточно серьёзных информационных боёв. Однако в конечном итоге мы вышли на очень серьёзные вопросы, связанные с изменением модели выборов на территории Омской области. Эта тема активно освещалась в СМИ, обсуждалась в политических и общественных кругах.

Действительно, вопрос изменения выборной модели был предметом рассмотрения на рабочей группе под моим руководством, созданной по инициативе губернатора. Данное решение, на мой взгляд, и позволило обеспечить ту пресловутую стабильность. Хотя мне это слово не нравится, лучше говорить - развитие. Даже там, где было серьёзное напряжение, как в Азовском немецком национальном районе, мы получили достаточно спокойную общественно-политическую ситуацию. Хорошо это или плохо с точки зрения развития демократии и общественных институтов - будущее покажет.

Так ли уж было необходимо отменять прямые выборы сельских глав и мэра Омска?

Мне кажется, если мы хотим другой результат, нужно что-то менять. Президент и законодатели нам такую возможность предоставили, и мы ею воспользовались. На мой взгляд, к отрицательным итогам года это точно отнести нельзя. 

Была ли возможность избежать отмены прямых выборов сельских глав и мэра Омска? Или это была обязательная к исполнению директива Администрации Президента?

Мы принимали это решение на основании открытой и публичной дискуссии. Я проводил заседания рабочей группы по этому вопросу, и баталии были очень серьёзные и жёсткие. Были позиции, которые очень ярко выражал профессор [Александр] Костюков (заведующий кафедрой государственного и муниципального права юридического факультета ОмГУ им. Ф. М. Достоевского - прим. ред.), были другие позиции. Говорили, что должна быть и не старая, и не новая модель, а третья - с сити-менеджерами и так далее. Мы изучили опыт многих регионов, мы были одними из первых, кто принял соответствующее решение, законодательно внёс изменения в областной закон. Это был осознанный выбор, давления никакого не было.

Есть разные модели демократии, в том числе представительной. И когда наш законодатель формировал соответствующие изменения в федеральный закон, было изучено очень много выборных моделей, в том числе европейских и североамериканских. Они, действительно, в зависимости от уровня, скажем так, политической зрелости общества, от уровня развития общественных институтов, в конце концов, от той обстановки, которая складывается вокруг государства, экономической ситуации, они видоизменяются. Когда нам пытаются сказать, что только прямые выборы глав районов, поселений являются абсолютно демократичными, у меня возникает вопрос: а не утаивают ли эти люди часть той информации, которая важна для того, чтобы всё-таки принять взвешенное решение? Можно сказать, что были примеры выборов, которые, как в том фильме "День выборов". Нужны вам такие "демократичные" выборы? Не знаю, на мой взгляд, нет. Я бы не хотел, чтобы выборы превращались не в борьбу каких-то гражданских позиций тех людей, у которых есть своё мнение о путях развития конкретной территории, а в борьбу технологов и денежных мешков. Возможно, это и есть самая демократичная модель, когда просто объём денег, который ты можешь привлечь на выборы, собственно и предопределяет результат, но я так лично не считаю.

Что касается развития взаимоотношений с гражданским обществом, с общественными институтами, мы реализовали много совместных проектов. Мне кажется, что та дискуссия, которая в том числе и на страницах газет, в электронных СМИ у нас возникла, она в целом правильная, и её нужно всячески поддерживать, развивать. Иногда меня критикуют, не знаю, насколько оправданно (на мой взгляд, нет) за то, что я якобы пытаюсь задушить свободу слова. Честно скажу - нет. Стараюсь своим примером показывать открытость взаимоотношений с прессой.

Получается?

Мне не всё нравится, прессе не всё нравится, но моя задача не нравиться, а делать ту работу, за которую мне платят зарплату. Всё-таки нравится кому-то или не нравится, но мы должны запускать инструменты политических дебатов, мы должны власть делать более открытой, мы должны создавать инструменты общественного контроля. И конструктивная роль СМИ, мне кажется, явно ещё недооценена в омском регионе. Много пишем о разных вещах, но ключевой вопрос: ради чего? Ради того, чтобы просто сказать, что у нас всё плохо и на этом остановиться?! Либо создать экспертные площадки, которые бы позволяли вот это плохое переводить в формат "что делать?", создавать давление на власть, которое бы позволяло власти улучшаться и делать те проекты, которые нужны не власти в формате, как у Жванецкого, "сами производят - сами потребляют", а то, что действительно нужно людям, бизнесу, интересам развития региона.

Понимаю, что это громкие слова, но у меня разный опыт работы, в том числе в Сбербанке. Там верят, что главная проблема - правильно поставить цель. Очень часто мы расходимся в каких-то медийных боях, даже не обозначив эту цель. А что, собственно говоря, мы хотим? Есть такое понятие - региональные элиты. Вот этой объявленности не хватает. Что собирается делать и что хочет власть, мы объявляем, но очень часто не хватает понимания. Хорошо, вы критикуете власть, но что вы хотите, какова ваша цель? Цель дестабилизировать обстановку и ловить какую-то свою частную рыбку в мутной воде или цель сделать что-то, что будет на благо людей, на благо бизнеса, инвестора, региона? Здесь, я могу сказать, не всё сделано. Я не всегда доволен своими результатами, и предстоит ещё большая работа, надеюсь, совместная, в том числе и со СМИ, по поводу изменения этой ситуации. Она не нравится многим, в том числе и представителям элиты, и гражданам, которые проживают на территории Омской области.

Существует мнение, что прямые выборы в сельских районах отменили только потому, что внутриполитический блок не справился бы одновременно с масштабными районными кампаниями, и с проведением досрочных губернаторских выборов. В таких условиях было бы просто невозможно добиться нужного результата.

У нас не было такой задачи. Что такое нужный результат? Это провести конкретного человека, который в силу каких-то собственных представлений, например, больше нравится кому-то, мне как заместителю председателя Правительства, курирующему внутриполитический блок, [Михаилу] Каракозу (начальник Главного управления внутренней политики - прим. ред.) или ещё кому-то. Нет. Стояла задача обеспечивать нормальную ситуацию в районах. Где-то мы помогали, действительно искали вместе с районом, с уважаемыми гражданами этого района кандидатов на должности глав, потому что просто их не было. Где-то мы пытались успешно нивелировать какие-то внутренние конфликты, которые были, например,  в Азовском районе. Мне пришлось лично туда ехать уговаривать депутатов выдвинуть ещё одного кандидата. Он не прошёл, но могу, положа руку на сердце, сказать, что мы никакого влияния на голосование не оказывали, депутаты так решили. В целом могу сказать, что выборы глав по новой модели более сложные, так как они проходят под конкретным влиянием профессиональных политиков и элит, которые должны между собой договориться о будущем района исходя из интересов его жителей.

Когда мы принимали решение об изменении выборной модели, тогда ещё никто не знал, что будут досрочные губернаторские выборы, это решение было сильно позже, и предугадать, что таким образом будут развиваться события, конечно, если мы и могли, то только с маленькой долей вероятности. Тем не менее Виктор Иванович [Назаров] вышел на досрочные выборы, он получил одобрение Президента уйти в досрочную отставку. И эта ситуация наложилась на ту, которая была до того. И, скорее, я здесь согласен со многими экспертами, это разделение выборов нам создало дополнительные проблемы в силу того, что некоторые руководители районов были вынуждены ориентироваться в том числе и на кандидатов-конкурентов.

Главным политическим событием года всё-таки стали именно досрочные выборы губернатора Омской области.

Они были сложные с точки зрения того, что в общем-то такие большие выборы на территории Омской области давно не проводились. Это стало большим вызовом и для внутриполитического блока, и в целом, наверное, для всех, в том числе и для конкурентов, которые в этих выборах принимали участие. Сразу могу сказать, кто бы что ни говорил, что та позиция, которая обозначена на федеральном уровне, на обеспечение равных возможностей, конкурентности, открытости, легитимности, с нашей стороны именно такая позиция была ведущей при той работе, которую мы проводили. Раскрою маленький секрет: мы действительно предпринимали неоднократные попытки предложить всем политическим силам, тем людям, которые решили принять вызов и попытать счастья на выборах губернатора, возможность получить предметные консультации, связанные со сбором подписей. Но не случилось. Может быть, мы были недостаточно убедительны в этом плане, и нашими предложениями не воспользовались.

В конечном итоге результат, который вы видели на выборах губернатора, красноречив. У нас процент досрочного голосования был минимальным, меньше одного процента. Это говорит о том, что никаких административных ресурсов или каких-то некрасивых историй никто не использовал. Мы давали возможность всем в равной мере высказывать свою позицию в СМИ, в том числе, которые считаются прогубернаторскими. Мы не использовали таких инструментов, которые могли бы снизить конкуренцию, и более того, нам даже где-то приходилось включаться в то, чтобы эту конкуренцию не ослабить.

Результаты, которые Виктор Иванович [Назаров] получил, - честные и легитимные. То, что никто их публично не оспорил, тоже подтверждение того, что мы вели работу со своей стороны, не заходя в выборы губернаторские, потому что этим занимался штаб. Нам удалось обеспечить работу всех служб должным образом и в полном соответствии с законом. Хотя отдельным сотрудникам Главного управления внутренней политики приписывают неоднозначные ситуации. Тем не менее есть официальное уведомление об отказе в возбуждении соответствующих дел, оно и у меня есть, потому что и меня, как помните, пытались замазать, но официальные документы есть. Они говорят лучше моих слов о том, что действительно мы поступали ровно так, как я говорю, а не по-другому.

Насколько осложнило работу внутриполитического блока участие в выборах кандидата от КПРФ Олега Денисенко? Говорят, что вы не хотели видеть его участником губернаторской гонки.

У меня в принципе не может быть какого-то желания-нежелания кого-либо видеть на тех или иных выборах. Это решают сами люди, решают те политические силы, которые их выдвигают. Думаю, что, если говорить о моей позиции, то участие Олега Денисенко придало гораздо больший интерес этим выборам. Они действительно были конкурентные, в отличие, может быть, от каких-то других выборов, где интриги не было в том объёме, в котором она была у нас. Это добавляло драйва всем. Меня, наверное, мотивировало на гораздо большее внимание к тем вопросам, которые в моей компетенции. Нужно было обеспечить то взаимодействие со всеми участниками политической жизни, которое бы не привело к каким-то эксцессам, выбросу чернушных историй. Конкуренция шла не игрушечная, а самая настоящая.

Денисенко принял для себя решение, он серьёзно хотел стать губернатором, но не получилось. Наблюдая за ходом губернаторской кампании как человек, который впрямую в ней не участвовал, который занимался при этом задачами, находящимися в компетенции внутриполитического блока, могу сказать, что тоже наблюдал ошибки и со стороны штаба губернатора, и со стороны штаба Денисенко. И в этом смысле борьба шла до последнего патрона.

Денисенко получил свой результат, серьёзный результат. Исходя из ситуации, это максимальный процент, который в принципе сторонник коммунистических идей может получить в омском регионе.

Ставилась ли задача, чтобы Виктор Назаров победил во что бы то ни стало в первом туре?

Я думаю, перед штабом Виктора Ивановича была такая задача, но это не ко мне вопрос.

Что дала Назарову победа на выборах с результатом, которого не было даже у Леонида Полежаева?

Я бы не сравнивал сентябрьские выборы с теми, в которых участвовал Леонид Константинович Полежаев. Они были в другое время и в других условиях, поэтому все эти сравнения не очень корректны. По моим личным ощущениям, победа на выборах добавила Виктору Ивановичу груза ответственности в первую очередь. Этот груз заметен даже физически. Губернатор прекрасно понимает, что отвечает не только перед теми людьми, которые голосовали за него на выборах, но и в целом перед населением. Всё-таки это серьёзный кредит доверия, и нет вариантов его не оправдать.

Откуда губернатор черпал силы? Ведь за период агитации он провёл больше рабочих поездок, чем за последние три года.

Очень серьёзно мотивирует сам драйв конкурентных выборов, тот адреналин, который возникает действительно в борьбе, а не в борьбе с заведомым результатом, с поддавками. В целом федеральная власть в последнее время очень чётко и где-то даже жёстко ориентирует региональные элиты и региональную власть на то, что три ключевых правила должны соблюдаться - это конкурентность, открытость и легитимность любых выборов. В следующем году у нас очень серьёзный электоральный цикл: выборы в Госдуму и Заксобрание. Моя главнейшая задача как куратора внутриполитического блока - обеспечить исполнение этих ключевых правил. 

Выборы позволили перезагрузить команду областного правительства. Что изменилось в жизни кабинета министров?

Моё личное ощущение, что связности, командности в работе стало намного больше, ориентации на результат и эффективность. Думаю, что оснований говорить о том, что эта команда обеспечит в крайне сложной экономической ситуации неукоснительное выполнение всех задач, которые обозначил губернатор в своём бюджетном послании, теперь стало гораздо больше. И я уверен, что мы справимся со всеми теми проблемами и вызовами, которые будут у нас в следующем году.

Одно из важнейших условий решения этих проблем - согласие разных слоёв общества, представителей разных элит и политических сил по поводу того, что мы вместе будем делать. Не нужна политическая лакировка, когда у нас вроде бы всё хорошо внешне, а внутри под ковром бульдоги глотки друг другу рвут. Губернатор даёт соответствующие посылы и возможности. Другое дело, что этим не пользуются. Гораздо проще критиковать, чем заходить с какой-то конструктивной повесткой и при этом брать ответственность на себя, с этим у нас пока проблемы.

Правительству Омской области так и не удалось собрать в единый кулак разрозненные элиты?

Одной из главных политических проблем в Омской области, на мой взгляд, является как раз та ситуация, при которой мы так и не смогли обеспечить консенсус элит и людей, граждан, власти как таковой, разных её уровней по поводу будущего региона. Пресловутый образ будущего пока не сформулировали. Нам предстоит это сделать, если мы хотим, чтобы ситуация в регионе менялась от той ситуации, которая многих не удовлетворяет, к лучшему. Мы признаём, что проблем очень много. Это крайне важная задача, она требует серьёзных экспертных обсуждений, появления каких-то площадок, на которых эти обсуждения активизировали бы, создавали соответствующую питательную среду.

Я и мои коллеги по внутриполитическому блоку стараемся исходить из того, что мы здесь не политиканством занимаемся. Политика, как говорил Маркс, - это концентрированное выражение экономики. И от нас в том числе зависит создание положительного инвестиционного климата, когда мы будем привлекать инвесторов, увеличивать налоговые поступления, иметь новые возможности бюджета для реализации как новых экономических проектов, так и социальных.

Элиты не готовы к плюрализму и полифонии мнений? Ведь часто открытость губернатора понимают как слабость.

Я бы под одну гребёнку всех не рядил. Моё личное ощущение от общения со многими теми людьми, которые имеют серьёзный вес в регионе, что всем уже надоели эти дрязги и никчёмные конфликты. Все понимают, что действительно тяжело, что только сообща нужно решать не только общие проблемы, но и те проблемы, которые сейчас есть в бизнесе. Наверное, кто-то полагает, что только авторитарный режим управления позволит обеспечить это.

Время сейчас такое. В кризис это наиболее эффективный стиль управления.

Тот же менеджмент говорит о том, что эффективны изменения стиля, и в каждой конкретной ситуации конкретный стиль лидерства наиболее эффективен. Когда-то авторитарный, когда-то демократический, когда-то даже и либерально-попустительский. Возможность управлять этими стилями, скорее, формирует управленческую эффективность любого руководителя.  Мы должны уметь находить общий язык с любыми силами и элитами вне зависимости от того, какая позиция у них и какой запрос по отношению к власти. Им должны давать адекватную реакцию на любой такой запрос.

Почему бы вместе с областным Правительством было бы не перезагрузить команду Администрации города? Не проще было бы Виктор Назарову поменять "под себя" по новой схеме мэра Омска? Это уж точно бы позволило избежать слухов о согласованной с Кремлём отставке Вячеслава Двораковского.

Комментировать слухи - дело неблагодарное. В политике есть либо решение такое, либо другое, которое предаётся публичной огласке, которое дальше потом комментируется, поэтому про слухи я не готов что-то говорить. По поводу смены команды в городе - это вопрос к городу. Мы не выстраиваем какую-то вертикаль, когда губернатор должен почему-то решать те проблемы, которые в компетенции города. Конституционное разграничение уровней властей тоже никто не отменял.

Но в Кремле за проблемы в городе спросят всё равно с губернатора?

Да, есть в этом смысле определённый конфликт, но тем не менее, на мой взгляд, у нас есть все инструменты в самом муниципалитете и в Горсовете, чтобы эти проблемы решать. Говорить о том, что это вопрос каких-то персоналий, было бы как минимум несправедливо и опрометчиво. Всё зависит от личной позиции Вячеслава Викторовича Двораковского, от того, как он выстраивает работу со своей командой, насколько у него та команда, которая способна решать задачи, каким образом выстраивается взаимопонимание с депутатами Горсовета. Мы консультируемся, мы общаемся, стараемся слышать друг друга, и, кажется, слышим. Ну а всё остальное, извините, какие-то досужие домыслы, которые я не хочу комментировать.

Вы приходили в Правительство Омской области на аппаратную должность, но волею судеб занялись внутренней политикой. Насколько тяжело далась эта трансформация, особенно учитывая не лучшее наследство от прежнего куратора внутренней политики Юрия Гамбурга?

Я действительно не планировал заниматься вопросами внутренней политики, но так случилось. Выбор был достаточно осознанным, потому что я не отношу себя к тем людям, которые бесконечно держаться зубами, ногами за какое-то место. Если посмотреть на мою биографию, то я находил, чем мне заняться. Честно говоря, я пришёл во власть не за теми благами, которых, если говорить о финансовом обеспечении, сильно меньше, чем было у меня в Сбербанке. Мне кажется, что тот опыт, который я получил, в бизнесе в том числе, в больших организациях позволяет мне предлагать решения и совершать действия для того, чтобы жизнь в Омской области в чём-то изменилась к лучшему. И именно в этом моя ключевая мотивация, потому что в определённом возрасте ты уже думаешь не о каких-то пиар-проектах, не о зарабатывании денег (для меня это не мотиватор), а о том, что ты можешь сделать серьёзно. Не только для себя и своей семьи, но и для других. Меня это лично мотивирует. Конечно, было тяжело начинать заниматься вопросами внутренней политики, не было должного опыта. Но у меня, мне кажется, есть один главный принцип, который позволяет быстро учиться. Я не боюсь задавать дурацкие вопросы, спрашиваю тех людей, которых считаю гораздо компетентнее и мудрее себя в этих вопросах. В этом смысле каких-то ошибок я просто смог не совершить, избежав их.

Что касается наследства, то сваливать всё на предшественника - это не в моих правилах. Я никогда не сваливаю на других свои ошибки, в том числе на своих подчинённых. За внутреннюю политику я отвечаю перед губернатором, перед Администрацией Президента. Есть конкретные государственные задачи. Здесь я действительно госслужащий, занимаю государственную должность и в первую очередь должен руководствоваться государственным подходом.

Вы побывали в конце года на совещании у куратора внутренней политики в Администрации Президента Вячеслава Володина. Как там оценивают процессы, происходящие в Омской области?

Там не ставилась задача выставления оценок. Скорее, нас ориентировали на тот формат работы, который обеспечит в следующем году максимальное согласие политических сил для решения тех задач, которые ставит перед нами Президент. Высказывалась критика по конкретным кейсам, когда власть ведёт себя несоответственно ситуации. Для того такие совещания и проводят, чтобы каждый знал, где ошибался, чтобы была возможность исправиться.

Но в целом положением дел в регионе в Кремле довольны?

Я не знаю позицию Кремля. Есть другие люди, которые по этому поводу между собой общаются. Могу лишь сказать, что я всегда самым тщательным образом запрашиваю обратную связь о том, насколько моя работа соответствует требованиям Администрации Президента. Мне кажется, что если бы ко мне было много вопросов, то вряд ли бы я занимал своё кресло. Если я пойму сам, что по своим компетенциям не соответствую занимаемой должности, то я уйду.

Приходилось слышать, что Володин ставит нашего губернатора в пример другим главам субъектов. Мол, вот так надо действовать в условиях изменившейся политической реальности.

Непривычно, когда губернатор открыт. Когда он не заходит в какую-то Византию, потому что кому-то действительно хочется сильной руки. Мы живём в век, когда количество неопределённостей и скорость изменений такова, что ни один человек не способен, исходя только из собственных пониманий, принимать адекватные решения. Это мы видим и по бизнесу. Те компании конкурентоспособны и успешны, где есть команда. Мне лично кажется крайне интересной работа рядом с губернатором, который допускает высказывание мнений, отличных от его, который слышит подчинённых.

Пользуясь случаем, я хочу поздравить Вас, Ваших коллег и всех жителей региона вне зависимости от политических взглядов и предпочтений с наступающим Новым годом и пожелать счастья и благополучия.

ВСЁ ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ О ПОЛИТИЧЕСКИХ ИТОГАХ 2015 ГОДА

Комментарии
Добавить свой
Свежие интервью
Адам Гонтье  •  27 ноября 2017, 16:16  •    •  
Игорь Огурцов  •  11 октября 2017, 10:02  •   2