Вадим Морозов: "Мы не исключаем надежду из нашего рациона"
Интервью  •  ИА «Омск Здесь» 14 декабря 2015, 17:54, последнее обновление 22 декабря 2016, 04:28  •  печать

Вадим Морозов: "Мы не исключаем надежду из нашего рациона"

Председатель правления Ассоциации малого и среднего предпринимательства, депутат Заксобрания Вадим Морозов рассказал "Омск Здесь" о сути новых ограничений продажи алкоголя, формировании бюджета на 2016 год и будущем социального предпринимательства.

Вадим Морозов  •  Депутат Законодательного собрания Омской области

Вадим Владимирович, сейчас много обсуждается вопрос о дальнейшем ограничении продажи алкоголя. Зачем это нужно? Ещё не всё запретили?

Вы знаете, дополнительных каких-то ограничений не возникает, в том числе тот законопроект, который рассматривают в Законодательном собрании, уже переходит ко второму чтению. Он касается, и это хотелось бы подчеркнуть, предприятий общественного питания. То есть каких-то дополнительных ограничений по времени и местам уже не вводится.

У нас за время действия закона в прежней редакции снижается количество преступлений, совершённых в состоянии алкогольного опьянения. Хотя динамика по всей России, опять же если брать статистику, остаётся на прежнем уровне, даже чуть растёт. В том числе идёт сокращение, к счастью, и по ДТП в состоянии алкогольного опьянения. Это тоже факт. Поэтому как результат работы ограничения по времени торговых точек, я думаю, что мы получили результат, на который ориентировались.

А сейчас какие ограничения вводятся?

Мы говорим о павильонах общественного питания, говорим, что в рамках этого законопроекта предлагается ограничить их в продаже алкоголя по времени так же, как торговые точки с 22 до 10 часов. Это не запрет, это именно ограничение.

То есть это позволит бороться с киосками, которые ставили микроволновку и пару завалявшихся бургеров и считались общепитом, что позволяло им беспрепятственно торговать алкоголем в ночное время?

Вы абсолютно правы, приводите пример очень хороший, но в очень в мягкой форме. Буквально на слушаниях в Министерстве экономики приходили представители людей более пожилого возраста, старшие домов, конечно, с огромной кипой всех этих жалоб и эмоционально высказывались, во что превращаются их подъезды, где кто-то выкупает 1-комнатную квартиру (в лучшем случае) и устраивает из неё аля кафе-спортбар. Всё это до трёх ночи сопровождается музыкой, громкими разговорами, криками, нецензурной лексикой, сигаретным дымом.

Хотелось бы, чтобы у нас, если появлялись кафе, то они появлялись достаточно продуманно и серьёзно. Все хотели бы, чтобы нас запомнили не как город забегаловок и постоянных конфликтов, а как миллионный город, который имеет прекрасную историю, инфраструктуру и, конечно же, те предприятия общественного питания, куда можно прийти с детьми, где можно отдохнуть, получить удовольствие и от пищи, и от напитков. Об этом мы думаем. 

Пока речи о запрете интернет-торговли алкоголем не идёт? Недавно в Красноярске более десяти человек погибло, отравившись якобы элитным алкоголем, купленным в сети.

У нас есть в рамках этого законопроекта предложения по запрету торговли на вынос и по заказам. Как раз по заказам мы предлагаем ограничить в ночное время доставку этой продукции путём перемещения с определённого объекта общепита в адресную доставку. Именно работа с сайтами затруднена, потому что даже если мы внесём в законопроект Омской области эту позицию, то у нас нет инструментов, которые бы позволяли с этим бороться. Скажем, у федеральных структур, у МВД, у них есть спецподразделения, которые могут работать не только по поиску сайтов, но и по закрытию и по ограничению их деятельности. У региональной власти нет таких структур, таких возможностей, поэтому это профанация, если бы мы прописали это в рамках областного закона. В рамках работы Госдумы, я знаю, что коллеги это обсуждают. Я думаю, что Госдуме необходимо это принимать, потому что тогда эти полномочия по выполнению закона собственно адресуются тем силовым структурам, которые это могут делать.

Как Вам кажется, важна ли роль общественных объединений предпринимателей в подобных вопросах?

У нас тяжело с гражданским обществом, потому что больше любят обсуждать, критиковать, нежели участвовать. Гражданское общество предполагает, что мало того, что ты видишь что-то не то, говоришь, что надо сделать по-другому, но самое принципиальное, что ты делаешь, и потом уже добиваешься, чтобы это сделали, ну неважно, муниципальная власть, региональная или ответственные структуры. У нас максимум до чего мы доходим, это до некой критики. Я уверен, что роль общественных организаций заметно не снизится, потому что поддержка бизнеса нужна. И сегодня видно, что мы проходим очередной этап развития, когда общественники могут находить решения достаточно конструктивные не с точки зрения лоббирования интересов 1-2 человек, а с точки зрения лоббирования интересов предпринимательского сообщества.

Насколько массовое членство у вас в Ассоциации сейчас?

У нас было больше 1000 членов, сейчас идёт сокращение объективное, потому что многие прекращают де-юре работать предпринимателями.

Нужна ли Омской области одна сильная общественная организация предпринимателей, а не только разрозненные Ассоциация малого и среднего предпринимательства и Омский областной союз предпринимателей?

Вы знаете, эта тема давно обсуждается. Причём с одной стороны, публично во всяком случае, вроде бы противников этих вещей нету. Вот мы (Ассоциация) показали, что это нужно делать. Потому что членами правления у нас являются представители девяти общественных объединений. Там разные общественные объединения, которые являются либо отраслевыми, либо территориальными. Поэтому, конечно, с вами согласен, что объединиться это будет лучше.

Как вы оцениваете проект областного бюджета на 2016 год?

Настроение не может быть оптимистичным. Мы понимаем, что те цифры, которые мы видим, безрадостны, но реалистичны. Можно сказать, что мы бы очень хотели, чтобы бюджет Омской области очень резко в 2016 году перевалил бы за 100 миллиардов, но это желание, не подтверждённое ничем. Сегодня нет предпосылок чётких, понятных, что должно случиться, чтобы у нас рос бюджет. Но с другой стороны, это задача региональной власти. Спикер Заксобрания публично обращается к депутатам, которые могли бы, и я считаю, должны помогать своими предложениями, проявлять активность.

У нас много средств тратится на содержание бюджетных учреждений,  есть и поддержка прессы, и поддержка телевидения. Обсуждалось ещё три года назад, что это необязательно содержать за счёт бюджета. Есть компании серьёзные, креативные телевизионные, которые работают на частные инвестиции. И вот это, на мой взгляд, более логично, особенно в рамках такого тяжёлого бюджета.

Можно ли двигаться вперёд, сокращая инвестиционные расходы?

Нельзя подходить таким бухгалтерским принципом, что всё порезать, это точно путь в никуда. Бухгалтер - это не финансист, мы обязаны создавать площадки и разумно, выверено потратить деньги, вложения, для того, чтобы было завтра. Если мы не будем сегодня вкладывать и делать шаги, то завтра не будет. Мы бесконечно урезать не сможем, у нас нет этой бесконечности. Потому что те налоги, которые поступают, они поступают от живых, работающих предприятий. Если у нас не будет поддержки, не будет создан благоприятный климат на территории, то, конечно, как минимум может получиться закрытие или перерегистрация предприятий, что тоже снижение прибыли по крупным налогоплательщикам. Мы это уже видим сегодня, ощущаем и по акцизам, и по прибыли эти отчисления снижаются. Так что подход должен быть на развитие. Потому что, если говорить хотя бы о 10-летнем цикле, то, безусловно, мы можем сократить год-два, дальше сокращать будет нечего. Это неправильный подход и не подход профессионалов, которые видят движение вперёд.

В таких условиях будущее действительно за социальным предпринимательством?

Это одна из частей, которую мы видим в социальном предпринимательстве. У нас есть отрасли производства, которые назвать социальными сложно, та же нефтепереработка. Социально ориентированными, наверное, да. "Газпромнефть" может строить детские площадки, помогать, как это было в своё время. Я помню, что в городке Нефтяников всегда было всё заасфальтировано, было уютно, комфортно, столько деревьев, парк, яблони цветут. 

Нефть не будет социальным бизнесом, поэтому я думаю, направление и ряд конкретных задач (помощь старикам, детдома, детсады) может быть реализован, так же, как в медицине (поддержка инвалидов, детей, взрослых). Вот эти проекты, которые успешны, которые понятны и самое главное находят интересантов из среды предпринимателей. В любом случае эту позицию я озвучивал почти пять лет назад, что социальное предпринимательство всегда было и останется частью всего предпринимательства. Вот и всё.

Вы всё-таки надеетесь, что в новом году не начнут кошмарить бизнес?

Надежды - всегда то, что у нас остаётся, и мы стараемся с предпринимателями не исключать этого из нашего ежегодного рациона. Но на Правительство надейся, а сам не плошай. Безусловно, мы в рамках встреч и ноябрьского форума для себя, общаясь с предпринимателями, набрасываем план возможных действий, набрасываем понимание инструментов, тех, которые существуют. Ну и, к несчастью, могу сказать, что впервые в разговорах на площадках начинает появляться альтернатива какого-то регионального развития. То есть, если раньше мы были все исключительно патриотичны независимо от общественных организаций, то сегодня, конечно же, выживая, мы должны понимать по территориям, что многие предприниматели, с которыми я общаюсь, открывают обособленные подразделения в других регионах. Так они пытаются нивелировать негативное воздействие, находя какие-то предложения в поддержке, возможно, в нише, используя свои возможности.

Комментарии
Добавить свой
Свежие интервью
Адам Гонтье  •  27 ноября 2017, 16:16  •    •  
Игорь Огурцов  •  11 октября 2017, 10:02  •   2