Владимир Компанейщиков: "Если такие люди тебя критикуют, значит, ты делаешь всё правильно"
Интервью  •  ИА «Омск Здесь» 21 апреля 2015, 20:00, последнее обновление 22 декабря 2016, 04:29  •  печать

Владимир Компанейщиков: "Если такие люди тебя критикуют, значит, ты делаешь всё правильно"

Чиновник омского облправительства рассказал ИА "Омск Здесь", из-за чего он оказался в центре внимания и коррупционных разоблачений омских СМИ, и объяснил, почему не спешит подсчитывать репутационные потери, увольняться и реагировать на компрометирующие публикации.

Владимир Компанейщиков  •  заместитель Председателя Правительства Омской области, руководитель аппарата губернатора

Владимир Борисович, систематические публикации в СМИ, бросающие тень на Вашу репутацию, чаще всего объясняют сведением с Вами личных счётов. Но чтобы сводить "личные счёты", нужна и какая-то "личная ситуация". У Вас сложились какие-то особые взаимоотношения с группой омских политтехнологов?

Я чиновник и категорически запрещаю себе в собственной  работе заходить в какие-либо личные ситуации. У меня есть дело, обязанности, которые я должен выполнять качественно. Поэтому говорить о каких-то личных счётах, на мой взгляд, странно. По крайней мере, такую позицию я всегда занимал и отходить от неё категорически не собираюсь. Если говорить обо всех этих попытках рассказать обо мне - о чём-то скандальном и коррупционном, - стоит дождаться результатов журналистского "расследования". Средство массовой информации, о котором мы с вами говорим, любит демонстрировать собственные обращения в адрес компетентных органов, но потом, как правило, почему-то забывает ответы на эти обращения публиковать. Думаю, и здесь мы подождём реакции компетентных органов. Я нахожусь в комфортной позиции: поскольку привык тщательно разбираться в деталях и не пренебрегаю теми обязанностями, которым я как чиновник обязан следовать, то я уверен в том, что ответы не будут опубликованы.

Вам предъявлен целый перечень обвинений. Какое из них, на Ваш взгляд, наиболее серьёзное и могло бы причинить наибольший вред Вашей карьере в Правительстве Омской области?

Я думаю, что ни одно из этих обвинений не может нанести вреда моей карьере, потому что, честно сказать, это и обвинениями-то нельзя назвать. Простой пример: буквально на днях коллеги-журналисты обратили внимание на то, что даже те материалы, которые публикуются, - обычный фейк. В истории с неким ответом известного учреждения на опубликованном в СМИ "документе" стрелку курсора забыли убрать! 

Владимир Борисович, расскажите всё-таки про 145 миллионов, которые на Вас "повесили" СМИ. Что за деньги, какова их судьба и действительно ли она была в Ваших руках?

(Улыбается) Знаете, я в самом начале уже говорил о том, что 145 миллионов на меня "вешают" очень странно, используя при этом фейковые материалы. Судите сами: я человек, который работал в Сбербанке, в центральном аппарате. Если бы у Сбербанка были хоть какие-то вопросы к репутации товарища Компанейщикова, зная жёсткость корпоративных правил Сбербанка, хочется задаться простым вопросом: работал ли бы я в Сбербанке? Я думаю, что любой человек, который знаком с системой Сбербанка, сказал бы - нет. Более того, я даже бы на пороге Сбербанка как клиент, скорее всего, не оказался, попав в соответствующий чёрный список. Хочется за себя порадоваться, что я такой состоятельный человек, но, к сожалению для меня, это не так.

Как реагируют на разоблачительные статьи в Правительстве Омской области? Понятно, что серийность публикаций наводит на мысли о "заказе", но в любом случае, это материалы, требующие реагирования со стороны власти, ведь они несут очевидные репутационные потери: это удар и лично по Вам, но прежде всего по команде губернатора.

Я лично не воспринимаю происходящее как репутационный удар по себе. Я руководствуюсь простым принципом: если в таких ситуациях такие люди тебя критикуют, значит, ты делаешь всё правильно. Поэтому я воспринимаю это как подтверждение того, что я эффективен в решении тех задач, которые доверил мне губернатор, которые связаны с вопросами не только внутренней политики, но и в том числе с аппаратной работой и многими другими вещами. Поэтому я рад, что есть этому явное, может быть, не самое приятное, но всё-таки подтверждение. Что касается моих коллег, я всегда понимал, насколько важно объяснять свою позицию и формировать некое общее видение в коллективе, где  ты работаешь. Моя позиция известна коллегам, они знают, что я делаю и зачем, у нас общие цели. Цели отнюдь не личные, а цели людей, которые облечены государственной властью, и которые в меру опыта, сил, энергии и чего-то ещё стараются сделать всё возможное для того, чтобы ситуация в Омской области была лучше, а работа Правительства эффективнее. Возможно, не всех это устраивает, я понимаю, почему. Не просто понимаю, а знаю даже всю подноготную. Но я думаю, что заходить в это не стоит, потому что в конечном итоге важно не то, что говорят, а то, что делается. За то, что я делаю, мне не стыдно.

На правительственном сайте "Омскрегион" буквально на днях была опубликована информация о том, что завершилась некая проверка финансовой деятельности Главного управления по делам печати и средств массовых коммуникаций за прошлый период. Недвусмысленно давалось понять, что один из бывших чиновников облправительства (совладелец ресурса "СуперОмск", на котором и публикуются материалы, компрометирующие Вас) Андрей Ткачук может стать едва ли не фигурантом дела о бюджетных миллионах. Но эта информация совсем не конкретная, некий "намёк" на нарушения. Будут ли обнародованы результаты этой проверки прежде, чем их отправят в Прокуратуру, или до прокурорского реагирования мы так и не узнаем этих результатов?

Действительно, такая проверка в конце 2014-го года должна была состояться, она была начата в плановом порядке, поскольку Вы сами понимаете, что все проверки согласовываются прокуратурой, есть даже соответствующий график, он публикуется на сайте. Поэтому плановая проверка была начата, и в результате этой проверки были выявлены, на мой взгляд, скажем так, достаточно тревожные, с точки зрения репутации деятельности власти, признаки или факты. Здесь мне сложно говорить, поскольку я держу границы компетенции, и заходить в какие-то процессуальные оценки той информации, которая в результате вошла в акт, я не готов и не могу. Но с другой стороны, в рамках того соглашения, которое у нас подписано с прокуратурой, все акты так или иначе, вне зависимости от того, что в них содержится, направляются в прокуратуру для рассмотрения и (в необходимых случаях) принятия процессуальных решений. Так или иначе, я стараюсь быть корректным и не отвечать в том же духе, которого от меня, может быть, кто-то в силу сложившихся обстоятельств ожидал. Пусть компетентные органы принимают решения в рамках их полномочий и прав. И если такие решения будут приняты, конечно, соответствующая информация будет опубликована. Лично мне как чиновнику, который курирует Главное управление  - теперь уже информационной политики, - крайне неприятно, когда появляются какие-то ситуации, за которые (пусть они не при мне были и не при текущем руководстве) придётся краснеть. Мы, безусловно, должны поддерживать ту позицию, которую обозначил Президент - курс на жесточайшую борьбу с коррупцией,  бороться с теми вещами, которые, к сожалению, по-прежнему происходят и вызывают напряжение. Чиновники отнюдь не те люди, которые, как говорят, вершат власть, - они служат. А служить нужно честно и так, чтобы люди понимали, что те деньги, которые они платят в виде налогов, не уходят непонятно куда, а работают на развитие страны и региона. Поэтому я уверен, что соответствующие органы компетентно разберутся. И если не будет никаких выводов процессуальных, значит, не будет. Будут - это им решать. Наша задача - честно увидеть негатив, не прятать его, а двигать в направлении принятия решений по конкретным ситуациям с единственной целью - чтобы не позволить в будущем такого рода фактам проявляться.

Очевидно, что конфликтная ситуация есть, есть стороны конфликта, и как-то эта ситуация должна разрешиться. Какой Вы видите для себя выход из этого межличностного ли, профессионального ли, финансового ли, но всё-таки конфликта?

Повторюсь, у меня нет межличностного конфликта ни с кем. Я понимаю, что почва и основания для конфликта совершенно в другой сфере. Возможно, моя деятельность кому-то мешает, может быть и такое. Методы, которыми пытаются, так сказать, с этим бороться, вызывают определённые вопросы с точки зрения этики, морали и всего прочего. Я думаю, что выход здесь один: те, кто считает, что я в чём-то неправ, должны это доказать. Сейчас, к сожалению, даже сказать не о чем, потому что эти, скажем так, "информации" даже не содержат обвинения, они содержат подводки к неким выводам. Недавно прочитал в интернете статью о так называемых "полемических" приёмах, которые используются в современных СМИ для того, чтобы манипулировать сознанием людей. Отдельная интересная задача для политологов и политтехнологов, которых готовят, например, в Омском государственном университете, - разобрать эти материалы с точки зрения выявления определённых инструментов чёрного пиара. Честно говоря, мне этим заниматься не хочется, потому что мне вся ситуация понятна, и тратить время на ерунду не хочется. 

У Вас получается спокойно работать в таких "военных" условиях?

Да, вполне. Более того, скажу, что ситуация в регионе, на мой взгляд, улучшается. Мы, в том числе и благодаря принятию нового закона о выборах, как мне кажется (и я сделаю всё для того, чтобы эта "кажимость" превратилась в уверенность и в реальность), сделали очень правильный шаг, верное решение. Потому что, если взять хотя бы ту же ситуацию в Саргатском районе, где мы на днях были с губернатором, - всё говорит о том, что эти конфликты межэлитные даже на уровне районов, к сожалению, серьёзно бьют по экономике, по социальной сфере. И наша задача сделать всё возможное, чтобы их не допустить. Поэтому я работаю в этом направлении, и вполне вероятно, именно оно лишает кого-то частных перспектив, мешает кому-то. Жизнь покажет.

Вот Вы говорите: "Пусть они докажут". А у Вас самого не возникает желания поставить точку в вопросе, доказав "обидчикам", что их факты выеденного яйца не стоят? Может, обнародовать какие-то документы, опровергнуть заведомо ложные, на Ваш взгляд, сведения?

Знаете, я делаю это, но в тех рамках, которые установлены законом. Я прекрасно понимаю, что меня вынуждают к каким-то оправданиям, я не собираюсь этого делать. Потому что даже то, что касается владения (все знают, что я раньше занимался бизнесом) долями в некоем бизнесе… Занимая государственную должность и понимая, что я, как мне кажется, не настолько глупый человек, чтобы эту информацию прятать, было два варианта - передать в доверительное управление либо оставить всё как есть, потому что по большому счёту бизнесом я действительно давно не занимаюсь, я не стал каких-то показных историй устраивать, указал в декларации за прошлый год и буду указывать в этом году ту картину, которая есть на самом деле. Есть специальная процедура - декларация проверяется очень жёстко, и даже маленькая погрешность заставляет с пристрастием разбираться в том, почему она допущена. Все проверки необходимые были проведены задолго до всей этой ситуации, просто непубличные, потому что, в конце концов, есть персональные данные и закон об их защите. Я совершенно не горю желанием кричать о каких-то своих старых бизнес-проектах, большая часть из которых, кстати, была успешной. Поэтому оправдываться в этой ситуации - только вызывать очередную смешную попытку вытащить из рукава что-нибудь ещё.

Комментарии
Добавить свой
Свежие интервью
Адам Гонтье  •  27 ноября 2017, 16:16  •    •  
Игорь Огурцов  •  11 октября 2017, 10:02  •   2