Алексей Сокин
Интервью  •  ИА «Омск Здесь» 25 ноября 2013, 15:20  •  печать

Алексей Сокин

В начале декабря мэрия представит в Омский городской Совет свои предложения по обещанной еще год назад оптимизации системы КТОСов. "Омск здесь" обсудил с вице-спикером горсовета Алексеем Сокиным будущее территориального общественного самоуправления, тяжелое наследство Виктора Шрейдера и ложный путь Алевтины Рапацевич.

Василий Епанчинцев

Алексей Анатольевич, уже год ведутся разговоры о необходимости оптимизации системы КТОСов. Почему администрация города по-прежнему ничего не предлагает?

Вопрос оптимизации системы КТОСов болезненный. В прошлом году администрация города уверяла нас, что будет проведен соответствующий анализ системы. Для этого было необходимо принять бюджет и муниципальные программы на 2013 год. Аналитическая работа чиновниками мэрии была проведена – они пришли к выводу, что надо создать стратегию развития территориального общественного самоуправления (ТОС). 

Эта стратегия будет как-то вписана в Стратегию развития региона до 2025 года?

Пока она не привязана ни к стратегии развития области, ни стратегии развития города. Есть необходимость получить ответ на вопрос – зачем нужны КТОСы?    

То есть за двадцать лет существования КТОСов мы так и не узнали, зачем они нужны? 

Существует несколько точек зрения на этот счет. Мы спорим до сих пор по этому поводу. Стратегия развития ТОС тоже получилась неидеальной, к ней есть вопросы. Пока есть лишь документ, который ориентирует нас в том, чем будут заниматься КТОСы.   

При Викторе Шрейдере КТОСы занимались политической работой, Вячеслав Двораковский их от этого освободил? Если так, то непонятно, чем вообще теперь занимаются КТОСы?  

Надо отдать должное Вячеславу Викторовичу. Он, действительно, вывел КТОСы с политического поля боя. Мэр предлагает сосредоточить их работу на конкретных направлениях – ЖКХ, благоустройство и разъяснительная работа. КТОСы в первую очередь стремятся аккумулировать общественное мнение для конкретной территории. Это позволяет видеть приоритеты в дальнейшей работе и администрации города, и Омского городского Совета.   

То есть мэрия против оптимизации?

Администрация города предлагает оставить КТОСы в их прежнем виде, но депутаты горсовета на это не согласны. Нас убеждали, что не стоит организовывать свою рабочую группу. Мол, достаточно и той, что есть в администрации города. Обещания, данные мэрией в 2012 году, так и не были исполнены. Мы вынуждены ставить вопрос более жестко – в начале декабря мы хотим увидеть конкретные предложения по оптимизации.

Почему КТОСы просто нельзя взять и ликвидировать? Зачем расходовать ежегодно по 90 миллионов рублей на систему, которая не работает? Даже формальный социологический опрос, проведенный департаментом информационной политики мэрии, показал, что только треть омичей обращается в комитеты ТОС.   

Были предложения направить все 86 миллионов рублей, выделенные на КТОСы, на программу капитального ремонта жилых домов. Или же направить эти деньги на конкретные дела. Даже если жителям на каждую конкретную территорию дать по миллиону рублей (76 КТОСов – это 76 миллионов рублей), а оставшиеся деньги пустить на управленческую структуру, то было бы больше толка. Мне лично нравится именно такой подход. За этот миллион в конкретном микрорайоне можно было бы, например, открыть хоккейную коробку или благоустроить дворовые территории.

В каждом округе существует фонд развития территориального общественного самоуправления, которые сами КТОСы и учредили. Получается очень странная система, когда КТОСы контролируются структурой, учрежденной ими же самими.

Сами КТОСы администрация очень даже контролирует – через департамент и округа. Эта управленческая надстройка постоянно совещается и решает какие-то вопросы. Если нет ресурсов, то толка в этих решениях нет. Мне кажется, что глава округа даже обрадовался бы тому, если бы в подчинении у него было не 18 КТОСов, а структура с бюджетом (например, окружное Управление благоустройства) в 18 миллионов рублей, выделенных на конкретные дела.   

Почему мы не можем урезать финансирование КТОСов до 30 миллионов рублей, как это сделано в Новосибирске, где бюджет города в три раза больше?

30 миллионов рублей в Новосибирске направлено только на ресурсный центр. Это управленческая структура, которая занимается распределением бюджетных средств на конкретные дела. На них из бюджета Новосибирска предусмотрены 800 миллионов рублей. Это конкретное решение вопросов территории. 

Горсовет предлагает вместо пяти окружных фондов развития территориального общественного самоуправления создать один общегородской?

Да. По сути, там нужен только бухгалтер и методист. 

Хорошо, вопрос по управленческой надстройке решается, но почему никто не ставит вопрос об эффективности расходования бюджетных средств? Председатели КТОСов получают немаленькую по меркам нашего города зарплату.

Эффективность КТОСов, конечно, надо повышать. Сейчас председатели комитетов получают от 18 до 25 тысяч рублей, а некоторые еще больше.

У нас средняя зарплата по экономике региона 25 100 рублей. Получается, что большинство председателей КТОСов просто так получают свою немалую зарплату? Естественно, что они против оптимизации – боятся за свои насиженные места. Директор департамента общественных отношений и социальной политики Радмила Мартынова их в этом только поддерживает.

Нет, Мартынова – очень деликатный человек и опытный руководитель. Ей досталось от Татьяны Вижевитовой тяжелое наследство. Председатели КТОСов и специалисты как раз работают добросовестно! Но вот надстройка лишняя. Система КТОСов с 2005 года получила политический крен. Виктор Шрейдер к хозяйственным задачам добавил им политических, а Татьяна Вижевитова вложила в эту систему весь свой темперамент. Получился очень взрывоопасный коктейль. 

От КТОСов в период выборов пострадали коммунисты, ратующие теперь за ликвидацию этой системы. Против вас лично на округе работало шесть КТОСов из семи. Почему бы вам не поддержать КПРФ в этом вопросе? 

Может быть это и странно, но я за то, чтобы система местного самоуправления работала. Во всем мире жители городов объединяются для решения каких-либо проблем. У нас в России тоже есть замечательный опыт самоуправления – земская система с общинами и советский опыт. Сейчас основная задача перевести КТОСы на грантовую и конкурсную систему предоставления средств. Важно понимать, на что мы тратим бюджетные деньги. Это позволит вовлечь людей в решение их собственных проблем, чтобы они не долбили своего депутата, главу округа или мэра. Если этой системы не будет, то все так и будут писать губернатору, президенту и так далее до папы Римского.

Вы полагаете, что если бы в поселке Береговой КТОС сработал как надо, то пенсионерка Алевтина Рапацевич не поехала бы на прямую линию к Владимиру Путину и не случилась бы вся эта история с "поросенком"? 

В том числе. Зачем Путину знать про каждую лампочку и подвал? Это вопросы территории. У руководства страны лопнет голова, если оно будет вникать в каждую проблему в каждом микрорайоне или поселке. Режим ручного управления не самый лучший выбор в данном случае. С подачи одного нерешенного вопроса Путин назвал некорректно Двораковского, тем самым подорвав авторитет местной власти. Еще страшнее, что сотни тысяч людей после этого пошли по пути Рапацевич и начали писать президенту жалобы на своих мэров и глав. Однако эти же люди не могут выйти и посадить в собственном дворе дерево. Хотя это было бы более действенно с точки зрения вложения сил и времени. 

Читайте также

Комментарии
Добавить свой