"Без честного творчества нам крышка". Драматург Анастасия Чернышёва о театре и музыке
Свободное время  •  СИ «Омск Здесь» 14 декабря 2022, 18:38  •  печать

"Без честного творчества нам крышка". Драматург Анастасия Чернышёва о театре и музыке

Сегодня в проекте #встречисавтором молодой драматург Анастасия Чернышёва. Она учится в ОмГУ им. Достоевского и выступает соруководителем экспериментального студенческого театра "Комната #24". Девушка сама пишет пьесы для постановок, а также сочиняет песни - музыку и тексты. За плечами Анастасии спектакли "Миф о Надежде" (16+), "Вита" (12+) и недавняя премьера "Винсент, проснись!" (16+), отрывок из которого она прочла в нашем проекте.

В интервью "Омск Здесь" Анастасия расскажет о том, что подтолкнуло её к драматургии и как в её жизни появился театр, а также о любви к англоязычной музыке и роли блёсток и плюща в её жизни.

- Для начала три факта о тебе?

- Строю свой образ на плюще и блёстках, в детстве хотела стать пиратом, планирую написать мюзикл.

- "Строю свой образ на плюще и блёстках". Что это значит?

- Это наш театральный мем. Моей первой работой как драматурга был спектакль "Миф о Надежде", в котором у персонажа Надежды на лице рассыпана золотая пыль, которую она пускает людям в глаза и на руках растет ядовитый плющ, которым она травит своих жертв. Образ Надежды в этом спектакле двоякий, я сама воплощала его на сцене и постоянно задавала вопрос "А стоит ли вообще надеяться, если желания могут не сбыться?". Я многому от неё научилась, пока писала и проживала её, так как сама по себе немного наивная - ну и конечно, мои личные обсессии тоже сыграли роль. Как говорила Тейлор Свифт: "I like shiny things".

- Трудно руководить экспериментальным театром? И каково вообще быть студенческим театром в нашем культурном городе?

- Мне повезло руководить не одной. Конечно, это иногда сложно и совершенно точно это забирает очень много энергии, иногда настолько много, что начинаешь задаваться вопросом: а сколько вообще из этой потраченной энергии потом вернётся и окупится? Театр иногда может быть неблагодарным занятием, так как вся театральная культура сама по себе немного снобская. Это нормально, так сложилось исторически, особенно в России с её очень сильной и требовательной школой актёрского мастерства. Иногда могут ткнуть пальцем в твою дикцию, в осанку, в типаж или в твой непрофессионализм, но я научилась этого не замечать и думать только о том, для кого я это всё делаю. Я всё ещё в компании своих единомышленников, друзей, и мы делаем то, что любим, да ещё и в прекрасном культурном городе, где есть прекрасные театры, которые готовы с нами сотрудничать и видят в нас потенциал. Это здорово вдохновляет. И поэтому это не так трудно.

- Недавно состоялась премьера спектакля "Винсент, проснись!", для которого ты написала пьесу. С какими мыслями ты подходила к этому событию?

- С мыслями о том, как же я хорошо высплюсь после премьеры. Ну и мандраж тоже немного есть - этот спектакль очень большой эксперимент для нас. "Винсент, проснись!" не отпускал нас целое лето, мы очень глубоко погрузились в биографию Ван Гога, переосмыслили на тысячу раз все известные факты о его жизни. Биографии - это скользкая тема, очень сложно кого-то не задеть или не вызвать реакций в духе "Да вы ничего о нём не знаете, не было такого!", особенно когда речь идёт об очень яркой и противоречивой личности. Мы никогда не узнаем правды, но разве не здорово, когда человек прожил такую жизнь, из которой получилась история?

- Какие ощущения после премьеры?

- Огромная благодарность. Я рада быть в своей команде и работать с ней, я очень люблю историю, с которой мы работали, Винсента и его отношение к жизни, и ещё я очень рада была увидеть полный зал и людей, которые приходят повторно. Это даёт силы работать дальше.

- А выспаться удалось?

- Нет (смеётся).

- Ты говорила, что к драматургии тебя подтолкнула любовь к мюзиклам и созданию песен. Расскажи, как давно ты пишешь песни и с чего всё началось?

- Песни были всегда - моя мама была учительницей музыки. У меня нет специального образования, но я всё время тянулась к любым проявлениям сценического творчества, но в школе мне всегда его не хватало. Однако тогда же я начала играть на гитаре, а у моей преподавательницы был очень своеобразный подход к обучению - мне дали гитару на первом же занятии и сказали "играй". Мне было странно просто брать и играть после полугода в музыкальной школе, где мне правильно ставили пальцы и заставляли заучивать строение гитары, но у меня очень легко получилось. Проще говоря, моя преподавательница научила меня быть бардом, играть и петь гармонично, и, конечно, после такого обучения грех было не писать песни. В то же время я очень интересовалась англоязычными сонграйтерами, одной из моих любимых, например, по-прежнему остаётся Доди Кларк, которой я вполне осознанно подражала, я научилась играть на той же укулеле просто потому, что на ней играла она. Я написала свою первую песню на английском во многом благодаря влиянию ютуб-музыкантов и тому, что долгое время была изолирована от русскоязычной музыки. Я не знала, как пишут современные авторы и как правильно оперировать всем этим не на английском, и мне было грустно, что вся моя любовь к этому делу идёт без этих знаний в никуда. Моя первая песня так и называется "The first song of an unknown". Я там очень много жалуюсь на жизнь.

- Какие культурные явления сформировали твоё художественное видение?

- Это сложный вопрос. В музыке это была волна популярности ютуб-музыкантов, так называемый bedroom pop. Люди просто садились перед камерой на своей кровати, клеили скотчем микрофон к швабре и записывали песни. Меня вдохновляла честность и открытость, с которой они это делали, и я до сих пор считаю, что хорошая песня - это личная песня. В своём творчестве я ни при каких обстоятельствах не должна врать или писать не про себя. С театром сложнее. Я думаю, то, что я начинала в кукольном театре, очень повлияло на моё нынешнее видение спектаклей. Мне обязательно нужен магический, наивный элемент, иначе мне будет уже не так интересно. Если магии нет, то я обязательно её найду и приплету.

- Расскажи подробнее о кукольном театре и как ты начинала?

- Это был филиал кукольного театра из Дворца творчества, я ходила туда три года и до сих пор вспоминаю те времена с теплотой. У нас была очень маленькая сцена и невероятная руководительница, именно она заставила меня поверить, что на сцене можно не бояться и правда получать удовольствие. Кукольный театр - это очень особенный театр, и у него огромный творческий потенциал, я надеюсь ещё хоть раз поработать с куклами. Более того, детские кукольные спектакли с их гипертрофированными эмоциями очень помогают твоему актёрскому мастерству, особенно когда ты сама ребёнок.

- Ты хочешь поставить мюзикл. О чём бы он был? Кого из звёзд ты бы позвала в него играть? Или, может, написать музыку и тексты?

- "Мифу о Надежде" не хватает совсем чуть-чуть, чтобы он стал полноценным мюзиклом. Все песни туда я писала сама и думаю, что в соавторство пустила бы только людей, которых я знаю и которые знают меня, поэтому прости меня, Лил-Мануэль Миранда, но не в этот раз… Мне кажется, даже без бродвейских легенд мюзикл может получиться прекрасным. Поэтому я бы не звала никого.

Плейлист от автора

 

- Какие планы у "Комнаты #24" и у тебя лично?

- У "Комнаты" куча планов и один из них - жить и работать дальше и продолжать объединять студентов-театралов со всех факультетов. Пока я не выпустилась, я хочу успеть как можно больше, например, написать ещё один оригинальный сценарий.

- Что для тебя самое главное в творчестве?

- Я говорю об этом везде, и очень многие говорят о том же - это честность. Без честного творчества нам всем в скором времени крышка.

Фото: Юнона Калтыгина, Вероника Черникова, Елизавета Медведева, Яна Кузьмина

Читайте также

Комментарии
Добавить свой