#влюблённыевкниги: автобиографии женщин XX столетия
Свободное время  •  СИ «Омск Здесь» 30 октября 2021, 09:57  •  печать

#влюблённыевкниги: автобиографии женщин XX столетия

В этой подборке рубрики #влюблённыевкниги литература о необыкновенных и неповторимых женщинах целой эпохи культуры, литературы и балета.

В сегодняшней подборке собраны автобиографии трёх незаурядных женщин - Анны Вырубовой, Лили Брик и Майи Плисецкой. Весь ХХ век в этих книгах. Вся богема - от императорского двора, царствующих особ, поэтов Серебряного века и футуристов до всемирно известных танцовщиков, модельеров и режиссёров. Эти книги хороши в качестве портретов эпохи. В них много - про отношения, про людей, про быт, про то, что даже "боги" сцены и искусства - тоже люди, всего лишь люди, со своими радостями, горестями и пороками.

"Страницы моей жизни", Анна Вырубова

Автор этой книги - ближайшая подруга императрицы Александры Фёдоровны. Ещё при её жизни в России имя Вырубовой было демонизировано, связано со сплетнями и слухами. Её обвиняли во многих грехах и аристократия, и большевики. Называли шпионкой и участницей оргий с Григорием Распутиным. После революции она была арестована, провела в разных тюрьмах несколько месяцев, после чего ей удалось бежать в Финляндию, где и были написаны эти мемуары. Первая часть книги - жизнь при дворе, почти ежедневное общение с членами царской семьи, поездки в Крым и Финляндию, на Волгу и в Москву. В этой части повествование бесхитростное и несколько инфантильное. Восприятие государя и государыни напоминает восприятие ребёнком родителей, всегда правых, подчёркнуто хороших и правильных, почти святых. Весь текст пропитан преданностью императорской семье, стремлением увидеть только хорошее, правильное. Вторая часть посвящена рассказу о мучениях после первого ареста в 1917-м. За два года Вырубова находилась в нескольких тюрьмах. Скотские условия существования, от которых запросто можно сойти с ума, издевательства охраны над больной женщиной сначала в Петропавловской крепости, а потом в других тюрьмах. Всё это не поддаётся ни осмыслению, ни пониманию. Анна Вырубова - глубоко верующий человек. В нечеловеческих условиях она держалась, благодаря постоянной молитве и своей вере в Бога. Даже самых больших своих мучителей она оправдывает и прощает - "бо не ведают, что творят". Она постоянно рассуждает о том, во что превратились русские люди в предвоенные и военные годы - особенно высшие круги, великие князья, министры и знать, которая гнобила её и ненавидела Императрицу. Я не знаю, насколько соответствует истине то, что написано в этой книге. Одно понятно точно - перед революцией российская аристократия находилась в сильно нездоровом состоянии. Интриги, слухи и оговоры, очернение друг друга, разлад и самая натуральная гниль в отношениях не могли сами собою вырасти во что-то здоровое. В 1914 году это патологичное состояние усилилось: "В военное время петроградское общество заразилось какой-то эпидемией: все были в ненормальном, возбуждённом состоянии". До сих пор мы не можем оправиться от последствий того состояния общества. Почему оно возникло? И что нужно сделать, чтобы избежать этого в будущем? "Страницы моей жизни" дают почву для размышлений на разные темы - и о судьбе России и русского народа, и о национальной идее и национальном характере, и о мифах и легендах, так укоренившихся в нашем сознании, что клещами не вытащить, и о вере в Бога, и о самоотречении, стойкости духа и умении не озлобиться в самые страшные минуты. Анна Вырубова - очень редкий, очень достойный человек.

"Пристрастные рассказы", Лиля Брик

Эта книга - скорее штрихи к портрету, чем сам портрет. Вернее, портрет самой Лили вырисовывается довольно чёткий, но вот остальные люди, которые окружали её всю жизнь, описаны очень поверхностно. Итак. "Пристрастные рассказы" - это сборная солянка из дневниковых записей, архивных документов, воспоминаний, записочек, рисунков Маяковского, фотографий. Лиля Брик - незаурядная женщина, всю жизнь притягивающая к себе мужчин. Обаяние, внимание к людям, эрудиция, остроумие. И что-то неописуемое, какая-то природная притягательность была в Лиле Брик - всю жизнь к ней тянулись люди, всю жизнь её кто-то обожал. Здесь много личных писем: к Маяковскому и от Маяковского, к сестре Эльзе Триоле и её мужу Луи Арагону, к Осипу Брику и к другим людям. Хлебников, Бурлюк, Надя Леже и другие знакомые и знаковые имена здесь встречаются. Но, к сожалению, всю книгу меня преследовало ощущение чего-то неприличного. Как будто заглядываешь к людям в постель, или читаешь дневник, не предназначенный для чужих глаз. Слишком интимное, слишком личное. Все эти уменьшительно-ласкательные (Детик, Лилятик, Щен), всё это щебетанье любивших друг друга людей - всё это оказалось как-то слишком для меня. Тем более, что возникло ощущение, что Лиля Юрьевна специально опубликовала это, чтобы подчеркнуть свою исключительность: "Влюблённых в меня, пожалуй, было больше, чем это нормально". Она с каким-то упоением рассказывает о чувствах Маяковского к ней (упоминая при этом, что Осип всё же был для неё главной любовью жизни), что становится не по себе. Приводит письма, где Маяковский распинается, бичует себя, клянётся в любви, молит о встрече. Где вопят ужас, горе, нескончаемая боль от разлуки с нею: "Без тебя я прекращаюсь". "Если буду совсем тряпка - вытрите мною пыль с вашей лестницы". "У тебя не любовь ко мне, у тебя - вообще ко всему любовь. Занимаю в ней место и я, но если я кончаюсь, то я вынимаюсь, как камень из речки, а твоя любовь сплывается над всем остальным". Маяковский, человек с "тонкой кожей" и уязвимой психикой, выставлен тут напоказ именно своей уязвимой стороной. И от этого неуютно, обидно за него. Остальная часть книги написана в стиле: "Пообедали: артишоки, гигантский ростбиф, рокфор, изумительное шампанское", или "Заехали к Леже, завезли икру", или "Весь день смотрели всяких Пикассо и Матиссов". Видимо, дневник не предполагал публикации, и поэтому не претендовал на глубину описаний и анализ времени, в котором жила Лиля. Читать же про то, какие чулки она заказала из Франции и чем их семейство потчевали Арагоны, не особенно увлекательно. Разве что для узких специалистов. Мой вердикт: если хочется подробнее узнать о футуризме, о Маяковском и о людях, его окружавших, стоит, пожалуй, читать другую книгу. Если же интересна личность самой Лили Брик, то да, здесь её много.

"Я, Майя Плисецкая..."

"Характер - это и есть судьба…". Вот не знаю, рада ли я, что прочитала эту книгу… Столько негатива выливается из неё. Я не виню Плисецкую в пристрастности и категоричности. Она многое в жизни пережила - расстрел отца, ссылку матери, слежку КГБ, доносы, клевету, нелепые слухи, ультиматумы и шантаж властей. Ей и правда почти всю балетную жизнь мешали. Не давали танцевать то, что она хотела. Не выпускали за границу. Закрывали уже готовые, выстраданные постановки. Но ведь при всём при этом ей так много удалось сделать! Редкий талант трагедийной актрисы, собственный стиль танца, феноменальное творческое долголетие, балетные номера, ставшие эталонными. Очень хотелось прочитать больше вот про это. Это тоже есть в книге, но совсем небольшими кусочками, маленькими вкраплениями в основную массу негатива. Она и сама с печалью пишет об этом: "Хотелось бы мне рассказать про "Спящие", "Лебединые", как я кидала большие батманы, про красивых партнёров. Но с какого конца не взглянешь, всё оборачивается к политике." Безусловно, Плисецкая остаётся для меня гениальной танцовщицей, человеком талантливым, сильным, волевым. Но хотелось узнать ещё и какой она была с друзьями, что любила есть на завтрак, какие отношения у неё были с родственниками, половина из которых тоже принадлежала к балетному миру. Что трогало её в людях, в природе, в городах, в жизни вообще. И это тоже есть маленькими вкраплениями в тексте, совсем маленькими, на мой взгляд. Людям, которых она ненавидела, презирала, посвящено гораздо больше внимания и текста, чем тем, кого она любила. И именно этот перекос мне был неприятен. Два основных акцента в книге - на балетных постановках и на кознях, которые чинили власти, завистники, недоброжелатели. Ненависть к советской идеологии и её яростным адептам, нетерпение к человеческим слабостям, категоричное неприятие лжи, лести, мягкотелости, "отечество почти я ненавижу" - главные акценты здесь. Плисецкая танцевала на лучших сценах мира - в Италии, США, Испании, Японии, Аргентине… На её выступлениях бывал Сталин, Хрущёв удостаивал разговорами, Брежнев хватал ручищами за колени, Горбачёв бесцеремонно вмешивался в жизнь Большого театра. Она была на короткой ноге с Робертом Кеннеди, Марком Шагалом, Лилей Брик, Пьером Карденом, Галиной Улановой, Растроповичами и другими великими людьми. И тем не менее она пишет, что "плохих людей во все века было больше, много больше. Хорошие всегда исключение, подарок Неба". Магическая, тонкая, талантливая, красивая, глубокая, чудесная, сильная, могучая, излучающая бешеную энергию и свет - Плисецкая на сцене. Непримиримая, категоричная, язвительная, гневная, желчная, обиженная - Плисецкая в этой книге. Во время чтения этой книги я посмотрела несколько балетов с Плисецкой. И сделала вывод, что смотреть на её постановки мне гораздо приятнее, чем читать её.

* * *

Также на нашем сайте вы можете найти подборки книг на любой вкус.

Подробные рецензии Александры Макаровой на представленные в подборке книги, вы можете найти в группе "Влюблённые в книги" во "ВКонтакте" и Instagram @knigizdes.

Читайте также

Комментарии
Добавить свой