"Омск Здесь" за кулисами ТЮЗа
Культура  •  ИА «Омск Здесь» 10 февраля 2018, 18:32, последнее обновление 5 апреля 2018, 13:25  •  печать

"Омск Здесь" за кулисами ТЮЗа

Многие омичи бывали на спектаклях Театра для детей и молодежи на проспекте Маркса, но видели изнутри лишь фойе и зрительный зал со сценой. Что происходит в обычный день в омском ТЮЗе за пределами сцены, как идет повседневный рабочий театральный процесс, узнавал "Омск Здесь".

Мы заходим в ТЮЗ со служебного входа, спускаемся вниз, идем по узким коридорам.

- Проект здания был задуман для южных широт, - рассказывает заведующая литературной частью Наталья Рыбась, - отсюда решение с большими окнами и внутренним двориком, где в теплое время года даже устраивают спектакли и разные мероприятия. В прошлом году театр праздновал 80 лет, а зданию исполнилось 50.

В театре нередко устраивают экскурсии, проводя театралов за кулисы. Есть в репертуаре и спектакли, во время которых зрители находятся на сцене, пройдя через кулисы. Однако увидеть повседневную работу театра удается не всем.

Творцы искусственных сердец, легких гирь и лапок кенгуренка

Бутафорский цех кажется мастерской волшебников, которые могут создать любой предмет для спектакля. Тут есть легкие гири, тупые кинжалы, фрукты из папье-маше, и другие предметы, внешне похожие на настоящие.

- Художники часто приходят с эскизами, проектами и прописанной технологией изготовления предмета, бутафоры очень любят таких, - рассказывает бутафор ТЮЗа Евгений Ломов. - Но вот пришел, например, один художник, и просит нас сделать спираль, а какой она должна быть и из чего ее делать? Сидим, думаем. Как говорится, для нас нет ничего невозможного.

   

Здесь могут сделать и аксессуары костюмов: шляпы, шлемы для рыцарей и космонавтов, хвосты для персонажей-животных, необычную обувь. Вот, например, бутафор получил заказ на реставрацию туфелек в виде лапок, которые носит кенгуренок Крошка Ру в спектакле "Винни Пух и все-все-все". Как шутит бутафор: "Главное, найти, где что у нас здесь лежит". Но соглашается, что в их цехе все немножко волшебники.

В следующем цехе - столярном - подобные чудеса делают из дерева. А еще могут сделать из фанеры деревья, замок, да что угодно. В швейном цехе чудеса творят уже из ткани. Здесь знают, как сшить мундир гусара, сарафан боярыни, кринолин принцессы, костюмы для персонажей-животных. Ведь только в спектакле "Маугли" их более десятка.

 

Склад реквизита для взрослого, что магазин игрушек для ребенка. Здесь огромное количество и реальных, и бутафорских предметов. Существует легенда, что обо всех предметах склада реквизита не ведают даже его сотрудники.

  

Конструктор для серьезных парней

Художественная мастерская - самый большой цех, в котором изготавливают масштабные конструкции-декорации. Если готовую конструкцию из-за больших размеров невозможно пронести сквозь дверь, ее опускают через специальный люк с помощью подъемников в коридор, он ведет прямо на сцену. Пример тому - огромная рука для спектакля "Маленькие трагедии".

   

- Здесь мы режем металл, скрепляем трубы, пилим фанеру. Недавно резали пенопласт раскаленной проволокой, изготавливали снеговиков. Все вокруг было в мелких шариках пенопласта, как в снегу. Работа веселая, иногда даже слишком, - говорит заведующий художественно-декорационной мастерской Иван Предит.

Иногда рабочим цеха задача художника кажется невыполнимой. Но проходит время, проводятся замеры, пробуются материалы, и решение находится. Нередко здесь используют и доноров - конструкциям-декорациям спектаклей, снятых из репертуара, дарят вторую жизнь.

Фото - 1 Фото - 2 Фото - 3 Фото - 4 Фото - 5 Фото - 6 Фото - 7 Фото - 8 Фото - 9 Фото - 10 Фото - 11 Фото - 12 Фото - 13 Фото - 14 Фото - 15 Фото - 16 Фото - 17 Фото - 18 Фото - 19 Фото - 20 Фото - 21 Фото - 22 Фото - 23
1 / 23  •  Фото - 1

Подводный пульт режиссера

Заглядываем в зал хореографии, где актеры разминались перед репетицией, и подкрадываемся к сцене, где уже смонтирована площадка для пластического спектакля "Танцплощадка 41/45". За кулисами натыкаемся на коробку с куклой наследника Тутти из "Трех толстяков", разглядываем саркофаги из "Али Бабы", коляску, в которой на сцену вывозят маленьких бабочек в спектакле-балете "Муха-Цокотуха" - этой постановке-долгожителю уже 20 лет.

На сцене хореограф Виктор Тзапташвилли отрабатывает с актрисами танцевальные движения. Помощник режиссера Владимир Коломойцев стоит у пульта, напоминающего панель управления какой-то фантастической машины.

Репетиция спектакля "Танцплощадка 41/45"

- Это пульт режиссера, им ведется контроль круга сцены, занавеса, света, связи со звукооператорами и осветителями, - поясняет Владимир. - Отсюда подаются предупреждающие звонки зрителям и актерам, которые также должны знать о том, что близится начало спектакля или репетиции и поторопиться на сцену. Есть легенда, что основой для этой связующей сотрудников театра машины стал пульт подводной лодки.

Владимир Коломойцев у пульта режиссера

Однако в театре был случай, когда актеры не смогли по звонку выйти на репетицию.

- В одной гримерке готовились к работе трое артистов, - вспоминает актер Александр Галимов. - Один из них уже освободился и, выйдя из гримерки, машинально запер дверь на ключ. Оставшиеся артисты были вынуждены просидеть взаперти продолжительное время, режиссер в это время негодовал на сцене, что они опаздывают. Потом выяснили, в чем дело, вызволили артистов, посмеялись.

На пульте режиссера есть кнопки звонков, переключатели, рычаги и даже телефонные диск и трубка. Легкое движение руки приводит в действие невидимые зрителю механизмы - и на сцене всходит солнце или выезжает автомобиль. По признанию Владимира, оплошности при несвоевременном или запоздалом выводе необходимой декорации или света крайне редко, но бывают. Случается это чаще всего во время новых спектаклей, которые еще не отработаны. Но ко второму-третьему разу сценарий уже запоминается и заминок не случается.

Поднимаемся на балкончик осветителей, куда нас проводит актер Тимофей Греков. Он работает в театре не первый год и знает здесь все уголки. Сверху видны подъемные механизмы декораций, а сцена - как на ладони.

 

Оказывается, с этих балкончиков актеры и режиссеры, ревностно относящиеся к своему театру, иногда тайно наблюдают за ходом репетиций приезжих режиссеров.

Зрительный зал пока покрыт мраком. Скоро в нем проведут ремонт, заменят кресла, в том числе то, в спинке которого зияет отверстие.

- Когда шли репетиции спектакля "Синяя борода", актер Сергей Оленберг все оружие для спектакля изготовил сам: меч, стилет, лук, арбалет, - вспоминает проработавший в ТЮЗе 25 лет актер Олег Чичко. - В арбалет заряжают не простую стрелу, а болт, тяжелый металлический стержень. Во время репетиции арбалет неожиданно выстрелил, и его стрела проткнула в зрительном зале одно из кресел насквозь. Когда мы осознали, что это могло произойти во время спектакля, когда зал полон, пришли в ужас. В арбалет забили гвоздь, чтобы тетива зафиксировалась и он никогда больше не выстрелил.

Спускаемся в подземелье, туда, где расположен механизм поворота сцены. Снаружи и не подозреваешь, насколько масштабно здание ТЮЗа и какое сложное у него строение "организма".

Время меняет театр. К лучшему!

Состав труппы, как и любой коллектив, периодически обновляется. Меняется и внутреннее убранство. Молодые артисты не знают, что когда-то в постановочной части, где расположен большой холл, стоял теннисный стол, а декорационном цехе - бильярд. Сотрудники театра в перерывах резались в пинг-понг или гоняли шары. В большой гримерке, где сегодня базируются молодые артисты, была комната отдыха с телевизором и диванчиками. Нынешние  актеры и не знают, что когда-то у труппы было такое "место релакса". Но на рабочем процессе эти изменения не сказались. Театр живет, а сведения обо всех его событиях бережно собирает в архив старейший актер ТЮЗа 82-летний Игорь Владимирович Абрамов, который работает в театре с 1964 года.

Фото - 1 Фото - 2 Фото - 3 Фото - 4 Фото - 5 Фото - 6 Фото - 8 Фото - 9 Фото - 10 Фото - 11 Фото - 12 Фото - 13 Фото - 14 Фото - 15 Фото - 16
1 / 15  •  Фото - 1

Омск считается театральной столицей. Наверняка, это неофициальное звание досталось городу благодаря зрителям. Говорят, омичи отличаются от зрителей других городов своим теплым эмоциональным приемов.

Главный режиссер театра Евгений Рогулькин

- Впервые я познакомился с омским зрителем в 2008 году, когда ставил в "Галерке" спектакль "Ретро", - говорит главный режиссер Евгений Рогулькин. - Именно людьми, хорошо принимающими и оценивающими наше творчество, театральная столица Сибири греет мне душу. Мне странно, когда люди говорят, что несколько лет не были в театре. И хоть по статистике, по самым оптимистичным прогнозам, в театр ходят 5-8 % людей, мне хочется верить, что людей, любящих и посещающих спектакли гораздо больше, по крайней мере, в Омске их очень много.

Фото: Илья Петров

Читайте также

Комментарии
Добавить свой