Сергей Безруков: "Для меня сейчас существует только театр"
Культура  •  ИА «Омск Здесь» 27 июня 2014, 09:45, последнее обновление 22 декабря 2016, 10:48  •  печать

Сергей Безруков: "Для меня сейчас существует только театр"

Народный артист России Сергей Безруков, приехавший на фестиваль "Академия" в Омск, рассказал о проблемах российского театра, любви к рыбалке, а также о том, почему не спит по ночам и отказывается играть Михаила Лермонтова.

В рамках театрального фестиваля народный артист Сергей Безруков провёл для омской публики ряд творческих встреч и пресс-конференций. Посмотреть и послушать знаменитого артиста пришли журналисты, театральные критики и сотни омичей. "Омск Здесь" публикует самые интересные и яркие высказывания Сергея Безрукова, сделанные в Омске, за эти дни.

О замысле и судьбе Московского губернского театра

Идея театра возникла совершенно неожиданным образом. Сначала мне предложили возглавить Московский областной дом искусств, а затем на его базе было создано два театра - Драма Островского и Камерный театр. Следующим этапом было объединение двух труп. Это было сложно сделать, так как было два совершенно разных коллектива. Понятно, что их объединить нужно было на основе идеи создания общего спектакля, в котором мы бы и поработали все вместе. Объединение театров произошло в январе этого года. Кто-то пришёл, кто-то ушёл, но самое главное - остались те артисты, которых я пригласил поработать именно в спектакле "Нашла коса на камень" - это Антон Хабаров, Галина Бокашевская и Карина Андоленко. Доказать им, что я режиссёр, было тяжёлой задачей, ведь меня знают как актёра. Я рад, что они в меня поверили и пошли за мной. Да, руководство театром - это серьёзная ноша, и другие художественные руководители понимают, какая это ответственность.

Мой театр доступен для всех. Это эмоциональный театр, который будет понятен и изысканному театралу, который привык разгадывать режиссёрские ребусы, и простому обывателю, пришедшему первый раз в театр.

Об Островском и спектакле "Нашла коса на камень"

Я очень люблю Островского как классика и летописца провинциальной и московской жизни, и для меня было важно воплотить это в спектакле. Я взял за основу спектакля "Нашла коса на камень" три произведения Островского - "Бесприданница", "Бешеные деньги" и "Таланты и поклонники". Однако я немного поспорил с Островским и сделал  то, чего нет у Островского - любовь. У него в конце договор, и Чебоксарова принимает эту выгоду. Это не в моей постановке. Мне важно было, чтобы это было как укрощение строптивой.

О доле художественного руководителя

Это самая сложная роль, потому как это колоссальная ответственность. Если режиссёр поставил спектакль, дальше он, говоря откровенно, не особо несёт ответственность. Он сделал всё, что мог, и дальше, извините, сохраните хотя бы тот замысел, который есть. Художественный руководитель - это занятие театром каждый день, каждую свободную минуту, а их, как правило, не бывает. Даже находясь на отдыхе, ты занимаешься театром, и ты всё время об этом думаешь, не спишь ночами.  

О фанатизме в театре и будущих проектах

Я задумал уже на три года вперёд несколько спектаклей, они интересные, но я нарочно о них не говорю, потому что в наше пиратское время… Я пару раз что-то сказал, а потом вижу, что это уже ставят там и там. Начинаешь ревностно относиться к своей профессиональной деятельности, и понимаешь, что нужно помалкивать.

То, что я отказался от многих работ в кино, это правда. Для меня сейчас существует театр, который делается фанатично преданными людьми. Я вырос в театре, и вся моя жизнь прошла там. Когда мне было три года, моя распашонка играла в спектакле отца "Разбойники". Он там играл и мою маленькую распашонку взял в спектакль. Потом я постоянно ходил в театр, я там жил, поэтому я считаю себя театральным артистом. Самая главная моя актёрская жизнь - в театре. Надо быть фанатично преданным этому делу - когда не спишь ночами, и когда всю свою жизнь, и даже личную, посвящаешь своим артистам.

Я фанат своего дела. Я могу не спать, этим я заколебал всех своих актёров. Я не спал ночами и мог работать в режиме нон-стоп. Понятно, что снится театр, и порой во сне какие-то идеи приходят.

О поиске своей главной роли

Я впервые ощутил себя режиссёром, ведь до этого я был играющим тренером. Я ставил спектакли и сам в них играл, и мучился от того, что я смотрю не как персонаж, а как режиссёр. В спектакле "Пушкин" я от этого мучаюсь. Я должен не только думать о себе, но и о взаимодействии с актёром. А я ловлю себя на мысли, что не понимаю, куда себя приткнуть.

О сыгранных "великих"

Кого я только не играл? Разве, что Анну Ахматову. Это анекдот про Безрукова, да? А почему бы и нет? Тряхнуть стариной и в 40 лет сыграть Ахматову, и тем самым добить всех. (Смеется). Хотя многие артисты меня уже опередили, и если вы посмотрите, то все исторические личности сыграны другими людьми. Я уже нахожусь в середине списка артистов, которые играли великих людей. Мне недавно сказали, что мне надо ещё Лермонтова сыграть. А зачем? Михаилу Юрьевичу было всего 27 лет, и играть его в 40? Но всё равно я до сих пор читаю со сцены Есенина, хотя ему навсегда осталось 30, играл Пушкина, которому навсегда осталось 37. Мне посчастливилось играть Высоцкого, которому было 42. Они все ушли молодыми. Я с удовольствием поиграю что-нибудь из произведений Михаила Лермонтова, потому как его проза и поэтические произведения уникальны.

О национальной идее и источниках вдохновения

Я недавно задумался о том, в чём же национальная идея. Поскольку у нас многонациональное государство, об этом не нужно забывать. Национальная идея в неравнодушии человека. Если вы не можете пройти мимо, когда кому-то плохо, это уже неравнодушие. Источники вдохновения для меня, наверное, в нужности. Ведь заниматься чистым искусством без зрителей и без той публики, для кого ты это делаешь, невозможно. Потому что театр без зрителя не может существовать, и я его таким не воспринимаю. Вообще, если актёр, пусть даже и детского театра, знает, что он нужен, он творит.

О рыбалке

На днях я был на острове Ольхон, это Байкал. Я там рыбачил, так как люблю это дело, и все полтора часа, что мне там дали, я рыбачил. Рядом профессиональный рыбак с удовольствием меня принимал, и я рад, что благодаря ему я хоть что-то поймал. Я поймал одиннадцать хариусов (под громкие аплодисменты Безруков откидывает волосы назад, демонстрируя гордость).

О дружбе с Дюжевым

На главную роль в спектакле "Нашла коса на камень" я пригласил Дмитрия Дюжева, моего друга. Мы давно друг друга знаем, и есть ощущение доверия. Вот это ощущение доверия, я им очень дорожу, потому что путь у нас действительно большой пройден. Так же я Димке доверял, когда он работал как кинорежиссёр и пригласил меня в фильм "Мамы". Я благодарен, что он при своей занятости, являясь актёром другого театра, вошёл в наш коллектив настолько органично. И его полюбили здесь. Бывает так, что позвали, и вот эта отчужденность непреодолима. Пришёл, отыграл, ушёл. А здесь есть взаимоуважение, ощущение: "Наш ты Димка, "губернский"!

Комментарии
Добавить свой
Татьяна Бида  •  29 июня 2014, 15:31

Для меня главной оценкой актёру является правдивость на сцене. Когда понимаешь, что увлечён его игрой, когда хочется смотреть фильмы с его участием. Сергей очень живой и энергичный. Очень хотелось бы увидеть его игру на сцене. При первой же возможности обязательно доставлю себе такое удовольствие. Театр стал его мечтой и душой, это здорово для нас, зрителей. Значит обязательно будут появляться интересные постановки и люди, которым есть, что сказать со сцены.

Yulia Trots  •  28 июня 2014, 17:41

Да, талант Сергея просто впечатляет, я бы тоже не отказалась лицезреть на этот талант. Хорошо, видно, что человек не останавливается на достигнутом. На таких личностях как он и держится российский театр.