Илья Сивков: "Независимость и равенство - две чудовищные обманки, которые портят жизнь людям много веков"
Общество  •  СИ «Омск Здесь»  1 января 2023, 19:20  •  печать

Илья Сивков: "Независимость и равенство - две чудовищные обманки, которые портят жизнь людям много веков"

Мы поговорили с человеком, который излучает жизнелюбие и несмотря на врождённый ДЦП, добился большего, чем многие из нас.

Илья Сивков - востребованный программист. Он своими руками собрал орган у себя дома и играет на нём, занимается столярным делом, ходит в спортзал и способен проехать 20 километров в день на велосипеде. У Ильи потрясающая улыбка (ему просто невозможно не улыбнуться в ответ) и своя философия (он считает, что "лучше нужно делать не только для себя"). А ещё у Ильи ДЦП. Но вряд ли кому придёт в голову жалеть этого успешного парня. В преддверии главного праздника мы встретились и поговорили о детстве, силе, свободе, заботе и независимости, узнали, чем Илья гордится и чего желает всем нам на Новый год.

- Илья, какое у вас самое яркое воспоминание детства?

- У меня папа офицер, и мы жили в военном городке под Екатеринбургом до моих 14 лет. Это был продвинутый городок, не деревня: 36 хрущёвок, магазины, музыкальная школа, клуб, плюс какие-то военные учреждения. А вокруг гарнизона - лес. Там можно было просто гулять даже вечером - с родителями или одному, никто "опасный" там не ходил. Зато были всякие интересные для ребёнка "объекты": деревья, на которых висят тарзанки, или качели-колёса, старая военная техника, которая открывалась, можно было залезть туда и всё потрогать. Я не говорю уже о военных объектах, где всевозможного железа пруд пруди, например, "танковое кладбище", где стояла разобранная бронетехника. К сожалению, физическое состояние не позволяло мне полностью использовать все эти возможности, но до чего-то я мог добраться, и, пожалуй, это то, что отличает моё детство от детства городских детей. Ярче всего запомнилось не какое-то событие, а вот это ощущение жизни в военном городке, где все друг друга знают, никто никого не боится. Детство у меня ассоциируется именно с этим.

- Вы ощущали себя особенным ребёнком?

- Да, как бы я ни старался этого не делать, но, когда все бегут, а ты не успеваешь, естественно, замечаешь, что есть разница. Я был особняком и крутился вокруг взрослых: родителей, их знакомых, учителей. Постоянное общение с ними предопределило некое ускоренное развитие и отделило мои интересы от интересов сверстников. Таким образом, кроме физических различий, скажем, по скорости бега и ловкости движений, было, и остаётся, кстати, ещё разделение по развитию, скорее не по скорости, а по направлению. У меня оно шло своим путём, что затрудняло поиск общих интересов со сверстниками.

- Что давалось труднее всего, а что наоборот легче?

- Интеллектуальное - легче, физическое - труднее. В первом классе я увлёкся химией, благо, мама работала в школе и могла принести мне учебник. А ещё трёхтомник по физике. Я не всё понимал, хотя потом выяснилось, что понимал хорошо. Вот такое у меня было чтение. А художественную литературу я читал только по программе.

- Когда вы решили стать именно математиком, программистом?

- Это стало ясно к 8-9 классу. Летом после 8 класса мне купили первую книжку по программированию, и с тех пор процесс идёт.

- Сейчас ваша профессия даёт вам какую-то свободу?

- Материальную без сомнения. У айтишников очень хорошая материальная база, поэтому все сейчас стремятся "войти в ай ти". Такая вот игра слов. Один важный момент: когда люди (я их называю "войтишники") приходят в эту сферу с другим образованием, другой базой, не математической, не инженерной, они что-то делают, но получается чаще печально. Вообще плохо, когда все стремятся в одну область. Москва страдает от того, что все стремятся туда, и сфера IT тоже. Не только программирование, но также аналитика, дизайн и менеджмент проектов - это сложные сферы, которые требуют знаний из смежных областей, а иногда даже несмежных. Это тяжёлый интеллектуальный труд, часто ненормированный по времени, особенно когда у заказчиков совершенно другие часовые пояса. Мы вовсе не сидим с ноутбуком под пальмами на Гавайях, это те ещё галеры.

- Помимо IT вы много чем занимаетесь: музыкой, спортом, столярным делом. Что вам дают эти увлечения и почему вы выбрали именно их?

- Они дают разнообразие, ощущение себя человеком. Потому что, когда ты работаешь только за компьютером ты перестаёшь себя чувствовать, как что-то "антропоморфное", перетекаешь в виртуальный мир и прирастаешь к клавиатуре. А когда ты что-то делаешь руками или ногами, если говорить об игре на органе или езде на велосипеде, ты как-то переключаешься. Как бы ты ни любил свою работу, на ней не надо зацикливаться, потому что это просто утомляет. Нужно делать что-то другое, желательно не требующее значительных интеллектуальных усилий.

- Это помогает как-то улучшить физическое состояние?

- Да, чем больше я двигаюсь разными способами, тем лучше у меня это получается. Количество и разнообразие движений, работа руками напрямую и положительно влияют на моё физическое состояние.

- Вы считаете себя сильным человеком и что такое, по-вашему, сила?

- Сильным, пожалуй, да. Кстати, физически в том числе, благодаря 19 годам хождения в спортзал. А что касается силы в моральном, духовном плане, она тоже есть, по крайней мере, другие так говорят.

Сила - это способность преодолевать трудности.

- Какой бы суперсилой вы хотели обладать?

- Я бы хотел научиться не разочаровываться в людях. Это была бы та ещё суперсила, очень правильная и нужная. Когда натыкаешься на одного, на другого, на третьего, кто причинит боль или обидит, начинаешь проецировать разочарование на всех, не ожидаешь от людей чего-то хорошего. Это страшно мешает, и мне очень жаль, что со мной это происходит.

- Как вы считаете свобода должна быть от чего-то или для чего-то?

- Для чего-то. Я бы тут вспомнил одно из моих любимых изречений. Чем мастер отличается от подмастерья? Подмастерье знает как, мастер знает зачем. Так вот "как" - это свобода от чего-то, а "зачем" - свобода для чего-то.

- А лично ваша свобода для чего?

- Во-первых, моя свобода для того, чтобы отдать некий долг тем людям, благодаря которым она у меня есть: родители, бабушка, врачи, с которыми мне очень повезло, массажистке, которая меня массировала с трёх месяцев до трёх лет, учителям всех школ, младшей, средней, высшей. Все они вложили в меня труд, это то, с чего начинается моя мотивация. Этот труд уже вложен, я не могу просто так спустить его в никуда, это нужно отработать, развить и приумножить. А на этом уже вырастают свои, как у нас в программировании говорят, "хотелки", свои амбиции. В конце концов нужно что-то делать, иначе скучно.

- Какие у вас отношения с вашими родными и что для вас забота?

- Это процесс прежде всего интеллектуальный. Одно из близких мне убеждений говорит о том, что забота - это ставить себя на место того человека, с которым ты взаимодействуешь. Потому что тогда ты никогда не сделаешь ему плохо. Когда это действительно забота о ком-то, а не любование собой, это стремление сделать всё лучшее для человека.

- Ваши родители заботятся о вас?

- Да! Конечно. Мне с родителями повезло, они стремятся сделать так, как хорошо мне.

- Вам важно быть независимым?

- Скорее, не очень. Что значит это слово? Мы все от кого-то зависим и от чего-то: от техники, наличия электричества в розетке, интернета в оптоволокне, от еды, от воздуха. Мне кажется, независимость - это такая химера, плохая идея, выдумка, что-то, что никогда не может быть достигнуто. Так же, как и равенство, потому что мы все разные. Это две чудовищные обманки, которые портят людям жизнь уже много веков.

- Что дарит вам самую большую радость и что делает счастливым? И различаете ли вы эти понятия?

- Радость - это некое событие, а счастье - форма бытия, состояние, существующее достаточно долго. Что интересно, по-польски "счастье" - "роскошь", во многих славянских языках - "доля", а на каком-то языке - "радость". Во многом это одно и то же.

Для меня самое большое счастье - это когда я делаю что-то полезное для других людей и вижу, что оно живёт после того, как я это сделал. Это даёт мне осознание своей полноценности. Это ведь тоже форма отдачи долгов, о которой я уже говорил. Тебя этому научили, дали возможность освоить какую-то профессию, усвоить знания, и сейчас ты отдаёшь это не учителям, а другим людям.

- Чем из ваших достижений вы гордитесь?

- Я горжусь тем, как я овладел профессией, тем, что научился играть на органе, потому что, даже не учитывая ДЦП, это нестандартный навык и здоровому человеку дающийся сложно. И он, кстати, интеллектуальный. Хотя что, вообще, в этой жизни процесс не интеллектуальный? Это интересный вопрос. Пожалуй, только жевание еды.

Достижениями в спорте я, скорее, не горжусь, потому что это нечто прикладное и во многом вынужденное. Когда выбора нет, это не достижение, а как таблетки такие специальные. Если я долго не хожу в спортзал, движения ухудшаются. Какого-то особого кайфа от того, что я там делаю, честно скажу, я не получаю. Это просто опыт.

- Какие у вас мечты, планы на будущее, может быть, на 2023 год?

- В свете событий последней пары лет вопрос о планах напоминает издёвку. Поживём - увидим. У меня с мечтами и планами всегда было туго, но есть задачи, которые нужно решать и которые приносят какой-то результат.

- Какими чертами, на ваш взгляд, должен обладать хороший человек?

- Он должен предсказывать последствия того, что он делает. Не в каком-то прорицательском смысле, а в том, что многое мы на самом деле в состоянии предвидеть. Нужно думать о том, что будет, если я сделаю вот так и вот так, и какой из возможных исходов будет лучше. А вот если говорить о том, что такое "лучше", вернёмся к тому, что надо уметь себя ставить на место людей, с которыми ты взаимодействуешь. Лучше нужно делать не только для себя. Пожалуй, должны присутствовать именно эти два умения. А если говорить об эрудиции, складе характера и так далее, здесь допустимы уже любые варианты. Всякие люди нужны, и спокойные, и импульсивные, и глубоко интеллектуальные, и простые. Всё важно.

- Что главное в жизни?

- Наверное, сама жизнь.

- Пожелайте что-нибудь нашим читателям в новом году.

- Пусть им будет лучше, чем они того ожидают.

Фото: Елизавета Медведева

Читайте также

Комментарии
Добавить свой