Светлана Кашуба: "Не бояться быть собой и транслировать то, во что сам веришь"
Общество  •  СИ «Омск Здесь»  3 ноября 2022, 10:05  •  печать

Светлана Кашуба: "Не бояться быть собой и транслировать то, во что сам веришь"

Руководитель Театра мод "ОБРАZ" о его истории и концепции.

Со Светланой мы встретились в Институте дизайна, экономики и сервиса, в том самом корпусе, где театр появился на свет. Разговаривали в небольшом помещении Музея дизайна и технологий ОмГТУ, где сейчас работает экспозиция "Следуй за нами", посвящённая театру. Модели одежды, которую когда-то показывали ребята, фото, рисунки, огромное облако с отзывами бывших и нынешних участников театра - всё это создало очень тёплую атмосферу и погрузило нас в поток воспоминаний.

- Расскажите немного о себе, пожалуйста.

- Я руководитель Театра мод "ОБРАZ" уже больше десяти лет. Также занимаюсь постановкой модных показов, это одна из моих творческих реализаций, я прямо кайфую от этой деятельности. Кроме того, я организатор социокультурных мероприятий с большим бэкграундом.

- Перейдём к "ОБРАZу", расскажите немного об истории театра? Когда он возник?

- Когда мы готовились к тридцатилетию театра с Эммой Васильевой (предыдущий руководитель театра - прим. ред.), у нас не было чёткой даты, точки отсчёта, с которой начался "ОБРАZ". Мы решили поискать. В архиве нашли первое упоминание о нашем театре именно как об "ОБРАZе" в марте 1984-го года. Часть очевидцев говорит о том, что "ОБРАZ" был и раньше. В общем, есть несколько версий событий. Мы приняли март 1984-го как начало нашей истории. Насколько я знаю, "ОБРАZ" - это проект, который создавался постепенно. Каждый раз новые люди, персонажи, участники, которые прикасались к нему, оказывали влияние на развитие и траекторию движения этого проекта. Изначально, когда здесь была, кажется, кафедра художественного моделирования, - я могу быть не совсем корректна в названиях, - студенты изготавливали одежду, и очень хотелось её демонстрировать. Именно в контексте демонстрации творческих воплощений в материале появились первые дефиле, импровизация, некая игра, - деятельность, которая была связана со сценой.В фильме "35 зим", посвящённом 35-летнему юбилею театра, который создал телеканал "Продвижение", Галина Толмачёва (заведующая кафедрой "дизайн костюма" - прим. ред.) говорит, что 1986 году коллектив театра отправили на ВДНХ, они представляли там Омск. После этого постепенно театр закрепился за кафедрой "Дизайн костюма",и с того момента это были две взаимодополняющие истории. Потому что костюмы оживают, приобретают смысл, играют, доигрывают те идеи, которые воплощают дизайнеры.

Кто стоял у руля театральных процессов?

- Первым руководителем театра была Елена Шнякина, вторым - Елена Филатова, третьим - Татьяна Журба. И потом, в 1994 году, руководство перешло к Эмме Васильевой.

Театр стал её учебной нагрузкой на кафедре. Поскольку она очень глубокий, чувствующий, думающий человек, она погрузилась в эту историю. Она дольше всех руководила театром - 25 лет. Конечно, для большой части людей "ОБРАZ"связан именно с Эммой Викторовной.

Эмма Васильева

- Первое время это была больше история про дефиле. А когда появилась театральность, сюжетные линии?

- Наверное, с приходом Эммы Викторовны. Ребята тогда стали погружаться в творческие эксперименты. Знаю, что в начале 2000-х они впервые попробовали использовать видеопроекцию, внедрили в показы мультимедийные технологии, тем самым дополнив и насытив картинку, которая транслировалась для зрителя. Наверное, когда творческая идея встаёт на рельсы, то неравнодушные люди подхватывают и дают движение классной концепции. К пониманию, что мы делаем модный перформанс мы пришли к 2013 году. Это уже было моё время, я пришла в театр в конце 2009-го. Просто всё совпало: события, идеи, люди, эмоции, накопленный опыт. Под руководством Эммы Васильевой мы очень много экспериментировали, пробовали, потому что каждый наш проект - это достаточно длительная исследовательская работа. Нужно подумать, отрефлексировать, найти, посмотреть, узнать, понять, обговорить. Это очень трудоёмкий процесс. Так мы начали играть в контексте модного перформанса, пытаясь искать новые идеи, новые воплощения, которые могли бы быть интересны для зрителя.

Мы получали большой отклик от аудитории, и сами кайфовали от того, что делаем.

- Я правильно понимаю, что вы продолжаете поиски прямо на сцене: не сторонники жёсткого сценарияи часто меняете всё на ходу?

- Да, у нас нет сценария. Потому что мы никогда не ставили сюжетные истории. Хотя в составе, который был до меня, было два брата, и один из них всё время требовал сценарий. Прямо была такая байка, и мы это всегда вспоминали, когда собирались со старенькими, как он всё время говорил: "Покажите мне сценарий!". Театр притягивает творческих ребят, но иногда эти ребята околотворческие, они просто влюблены в идею и поэтому приходят. От этого тоже кайф, потому что появляется полярность и пересечение вкусов и интересов, что даёт, на мой взгляд, крутой синтез и придаёт уникальность тому, что мы делаем.

- То есть это полная импровизация?

- Не совсем. Всегда есть некий концепт спектакля, генеральная идея. Присутствует определённая структура, она разнится от проекта к проекту. Дальше мы наполняем это смыслами, а уже смыслы раскручиваем в действие. Конечно, когда мы готовим проект, это складывается в единый рассказ. Но поскольку мы работаем со зрителем ассоциативно, коммуницируем картинками, образом, музыкой, а зрители ведь люди очень разные и каждый со своим бэкграундом, люди считывают то, что про них. Если зритель более глубокий, более насмотренный, считываются все смыслы, и после спектакля к тебе подходят и говорят: "Вы эту тему раскрыли через вот это. Это так восхитительно". Это потрясающе, такой мэтч в моменте, человек прям погрузился.

- Вообще, каким вы видите вашего зрителя?

- Думающим, интересующимся и очень разным.

- Раз все постановки перформативны, следует ли понимать это так, что от раза к разу это новый спектакль?

- Да. Несмотря даже на то, что остаётся идея, смысл, подтекст. Мы с ребятами дискутировали на этот счёт, и я считаю, что мы имеем право говорить, что мы работаем в формате перформанса. Мы не репертуарный театр, и проекты у нас нечасто, мы не играем каждый месяц. Каждый спектакль - целое событие для команды, для зрителя. И поскольку мы театр молодёжный, конечно, присутствует смена ребят в команде в силу разных обстоятельств. И когда в спектакль приходит даже один человек новый, история трансформируется. Поскольку мы не профессиональные актёры все и режиссёров у нас нет с профессиональным образованием, мы делаем всё по наитию, по сердцу, как чувствуется.

Например, мы отыграли премьеру проекта, и в следующий раз мы играем его по истечении какого-то времени, мы за это время прожили целую жизнь, поменялись и к этой теме даже начали относиться иначе. Каждый раз в моменте случается другое действие. Оно про тот же смысл, но наполнено по-другому.

- А есть в театре ребята, которые уже не студенты, но ещё играют?

- Редко. Пока ты учишься в университете, у тебя определённый стиль жизни, определённые задачи, которые стоят перед тобой. Когда мы заканчиваем учёбу, другие аспекты встают на первый план: работа, семья, отъезд в другой город. Бывает, просто чувствуешь, что перерос. Но случалось в нашей практике, что оставались люди надолго, это ещё очень сильно зависит от команды, от привязанности её членов друг к другу.

- Сколько примерно человек прошло через театр за время его существования?

- Наверное, я не совру, если скажу, что не меньше тысячи. Всё-таки практически сорокалетняя история, 38 лет театру. Это если учитывать всех, кто прикоснулся. Всё равно это же момент эксперимента для нас, кто-то приходит и остаётся на месяц, кто-то прикипает на 10 лет. Каждый человек имеет значение в истории театра, абсолютно каждый её пишет. Можно прийти на две репетиции, но высказать идею, которая найдёт отражение в людях, которые останутся там на годы.

- Как вы думаете, с каким запросом приходят к вам люди?

- Я много с ними разговаривала об этом, поскольку сейчас я их наставник и руководитель и мне это важно. Очень разные на самом деле запросы.

Я, например, могу сказать за себя, пришла в театр, потому что просто влюбилась. Мне было очень страшно, абсолютно ничего непонятно, сцена для меня до театра была очень далеко. Была презентация всех активностей в институте, и, конечно, там был театр. Выступали девчонки, и меня заворожило то, какие они красивые, грациозные, уверенные. Я пришла на кастинг и влюбилась, меня подкупило сразу всё: идея, люди, какой-то потенциал. Кроме того, у меня есть такая особенность, когда мне говорят: "У тебя не получится", я сделаю всё, но у меня получится. Я осталась и не пожалела ни на секунду за всю историю. В целом команда, с которой мы вместе росли, создавали проекты, вся шла за атмосферой, за тусовкой, за раскрытием себя. У нас в театре такая особая атмосфера семейственности, так было всегда, эта одна из традиций, которая передаётся из поколения в поколение. И мы жили в кайф, мы не думали о том, что нам нужно как-то глобально прокачать свою личность, например.

Общаясь с ребятами сейчас, когда они приходят, я задаю им вопрос, что они хотели бы здесь обрести. Они относятся к этому уже иначе. Многие из них отмечают, что они видят в театре очень крутой инструмент для раскрытия и трансформации себя, для обретения уверенности. Для них важен момент причастности к красивому проекту. Мы в целом как-то легче относились к жизни, наверное, в контексте времени, у нас разница с этим поколением 10-15 лет. Они идут с конкретными запросами: "я хочу научиться играть на сцене", "я хочу научиться работать с камерой", "я хочу научиться чувствовать себя увереннее на публике". Это очень любопытно для меня, мы вроде бы про абсолютное творчество, а ребята ищут прикладные варианты реализации для себя.Но опять же все из них отмечают абсолютную увлечённость идеей. Как правило, ребята, которые приходят сейчас, много что умеют, они спортсмены, танцоры, певцы, модели с каким-то бэкграундом. Но они нигде такого не испытывали, не испытывали даже как зритель. Половина ребят из тех, что сейчас с нами, были до этого на нашем проекте и почувствовали невероятный эмоциональный всплеск внутри себя, и решили, что хотят быть частью этого, понять, как это делается.

- Вы ездите по разным фестивалям, конкурсам. Можете выделить для себя самые яркие?

- Первое, что важно сказать, любая поездка - это приключение с дорогими, близкими и важными для тебя людьми, она не может не быть весёлой, интересной и очень насыщенной. Это неформальная сторона театра, которая всегда воспринимается с большим энтузиазмом, всем хочется быть частью этого.

Безусловно, я не могу не выделить нашу поездку в Италию, потому что это такой ошеломляющий факт в нашей биографии. Это была коллаборация с ассоциацией русских в Италии, мы выступали там в рамках Фестиваля света в городе Комо, и после ещё показывали свой спектакль в Милане. Просто в один момент всё сошлось, время, место, люди. Мы летели туда большой командой, 20 человек, и когда мы сели в самолёт, некоторые ребята сказали, что они вообще никуда не выезжали из Омска, это их первая поездка, и они летят сразу в Италию. Это невероятное чувство того, что возможно всё. И мы в целом всегда так мыслили, наверное, поэтому всё и сложилось. У нас с моей командой была традиция, когда мы что-то загадывали, я говорила: "Ребята, сейчас нужно очень дружно подумать в космос". И часто задуманное случалось. Невозможное возможно.

В Тюмени проходит Фестиваль архитектуры, дизайна и искусств. Мы ездили туда как в гости. Эта традиция была заложена ещё до того, как я пришла. Сначала мы просто возили туда коллекции, представляли там омскую школу дизайна. А году в 2012-м мы впервые отвезли туда наш небольшой перформанс. Была невероятная обратная связь, все нас отмечали, говорили о том, насколько это здорово, по-новому, интересно для зрителя. И с того момента мы начали возить туда спектакли. Это всегда был такой подарок для зрителя, и организаторы были восхищены действом, они хотели делиться этим с как можно большей аудиторией и нас выносили отдельно в программу. Но мы всегда выступали во внеконкурсной программе. А в 2014 году мы повезли туда спектакль "Пятое отражение", который мы делали к тридцатилетию театра. Церемония награждения там всегда проходит в такой камерной, уютной обстановке, и мы пришли на неё поддержать наших дизайнеров, которые были представлены в конкурсном показе. И Геннадий Васильевич Вершинин, который на тот момент был лидером организаторов этого фестиваля, сказал: "Мы вчера увидели что-то невероятное. Мы не можем удержаться и гран-при фестиваля хотим вручить "ОБРАZу". Это был невероятный жест, который мы очень высоко оценили. Сотрудничество с этим фестивалем - это крутой период и часть нашей истории, у нас даже есть такое закрепившееся выражение "Тюмень дорогая".

- А в Омске вас куда приглашают?

- Я не скажу, что это какая-то система, но мы всегда открыты к предложениям, потому что это новый опыт, где ребята могут раскрыться и почувствовать другую аудиторию. Из последнего - мы сотрудничали с Союзом художников в рамках одной из выставок. Летом мы сотрудничали с "ЦСД Омск", это крутой опыт. Когда они анонсировали свой фестиваль, мы участвовали в вечеринке, показывали перформанс, и во время фестиваля работали в велком-зоне перед спектаклем. Нам это было важно, потому что мы для себя выделяем ЦСД и людей, которые стоят во главе его, это очень крутые ориентиры. И когда Ярослав Максименко (главный режиссёр "ЦСД Омск" - прим. ред.) вышел на нас с предложением, мы попробовали эту историю, и от Ярослава была очень приятная мне обратная связь. Хотелось бы продолжить сотрудничество с ними.

С Омской арт-резиденцией ОмГТУ мы, конечно, постоянно сотрудничаем. В каких-то моментах наши истории неразрывно связаны, мы живём в одном пространстве, одном университете и очень часто поддерживаем друг друга в различных проектах. Летом мы выступали на открытии выставки "Оттенки севера", и на ноябрь у нас очень много совместных планов.

- Никогда не было мысли монетизировать творчество? Продавать билеты на спектакли.

- У нас есть такие кейсы. Мы одно время сотрудничали с театром кукол "Арлекин", выступали в их зале, по билетам. Это была наша творческая инициатива, у нас была сложившаяся команда, которая была готова работать, свой зритель. Но всё-таки наш театр - это абсолютно чистое творчество.

- Какие планы на ближайшее будущее помимо мероприятий арт-резиденции?

- Если всё сложится, то в декабре мы хотели бы ещё раз показать наш последний проект "Осколки". И параллельно мы начинаем работу над новым проектом, надеемся завершить его к концу весны.

- Какими качествами, по-вашему, должен обладать творческий человек?

- Свободой мысли и действия, принятий решений, активностью, добротой.

- А любой человек?

- Теми же самыми.

- Что главное в творчестве?

- Не бояться быть собой и транслировать то, во что ты сам веришь.

- Что главное в жизни?

- Любить людей и то, что ты делаешь.

Фото: Илья Петров

Читайте также

Комментарии
Добавить свой