Писатель Николай Пономарёв: "Антиутопию удалось издать спустя 18 лет после написания"
Интервью  •  ИА «Омск Здесь» 15 июля 2020, 17:00  •  печать

Писатель Николай Пономарёв: "Антиутопию удалось издать спустя 18 лет после написания"

Омский педагог рассказал о том, каково это заниматься литературой в соавторстве с женой, постоянно пробовать себя в разных жанрах и стать приёмными родителями.

Николай Пономарёв  •  Писатель

В новом выпуске литературного проекта #встречисавтором омский писатель Николай Пономарёв представил первые две главы "Сказки страны Угур", первая часть которой "Сказки страны Чумр", будет выпущена в издательстве "Волчок". Пишется она в соавторстве с супругой Светланой.

- Как мне кажется, 2019 год во многом был для вас прорывным. В издательстве "КомпасГид" вышли как совместно написанный с женой "Город без войны", так и ваша личная книга "Точка бифуркации". Последняя работа попала в шорт-лист литературной премии Крапивина. А "КомпасГид" признал вас автором года. Плюс в "Детской литературе" вышла совместное произведение "Фото на развалинах".

- Прорыв - это когда твоя первая книга издается, тогда особенно радуешься. Потом привыкаешь. Мы лет 10 издаёмся. Прошлый год, да, был особенно плодотворный в плане издания, а в плане написания это - 2001-2003 годы, 2006, 2017. Опять же это всё это волнами, бывает, что не пишется. Мы не такие авторы, которые будут сидеть и упираться. Пишем с появлением вдохновения. Та же жёсткая антиутопия "Город без войны" была написан ещё в 2001 году параллельно со "Сказками страны Чумр". Мы с "Городом без войны" съездили на 2-й Форум молодых писателей в Липки, он в основном всем там понравился, но по советам Анатолия Курчаткина мы переписали текст. Советы реально помогли. Но видимо то, что книга мрачная, отпугивало издателей. В итоге она вышла только в 2019 году и, слава Богу, что теперь живёт. Потому что 18 лет лежала в столе мёртвым грузом.

Николай и Светлана Пономарёвы

- Участники нашего проекта делятся на два типа: у кого-то получается жить литературным трудом, а другим не обойтись без другой работы. Судя по тому, что вы с женой - педагоги, первое - это не про вас?

- Да, иначе мы бы не выжили. Гонорары небольшие, за все эти годы мы получили суммарно 100-150 тысяч рублей гонораров за свои произведения. Конечно, можно выдавливать из себя каждый день по странице, каждый год - по два текста, но у меня не хватит на это вдохновения. Самый страшный критик для себя - я сам. Мне должно нравиться то, что пишу. А когда пишем вдвоём, тогда друг для друга, естественно, мы и есть самые большие критики.

- Вы рассказывали, что жена начала раньше литературную карьеру, а вы вслед за ней. А если бы не встретили супругу, то стали бы писать самостоятельно?

- Я бы, скорее всего, где-нибудь на селе работал в школе и не начал бы писать. Тут еще важно поверить в то, что ты писатель. Хотя я и до встречи со Светой пробовал себя, но не мог выйти на законченный текст, а с ней это сделал. Жена для меня очень многое сделала, чтобы я в себя поверил. Света была в себе уверена, эта её уверенность вселилась и в меня.

- А каково это - писать вдвоём?

- С одной стороны, гораздо легче, чем писать одному. У меня ведь есть опыт той же "Точка бифуркации", которую я один написал. Когда так работаешь, часто происходят остановки, когда сложно написать. Или получается, хуже, чем получалось прежде. А хуже писать не хочется, это последнее дело. Когда работаешь вдвоём, соавтор может такой поворот придумать, что тебе становится очень интересно и текст без остановок создаётся дальше. Среднее время, за которое мы вместе писали книги - месяц, полтора. Идёт постоянная подпитка: ты вычитываешь то, что пишет соавтор, он постоянно вычитывает то, что пишешь ты, делает предложения, постоянно идут какие-то корректировки, и, в общем, процесс идёт быстрее. С другой стороны, порой споры бывают очень жёсткие. Поэтому мы сразу на берегу примерно договариваемся, о чём будем писать и рамки держим. Когда работаем по эпизодам, то могут возникать сильные споры, когда приходится дописывать друг за другом кусочками. Но там, где нужно прогнуться, мы, для пользы дела, прогнёмся. То есть это не просто нелепый спор, перетягивание одеяла на себя. И ты понимаешь, что да, действительно плохой эпизод написал, и он никуда не годится, то же самое и у соавтора. Критика нужна, когда пишешь вдвоём. Потом уже текст прочитывается, сглаживается. В некоторых эпизодах мы уже и не помним, кто изначально их писал, потому что фактически писали оба, настолько они проработаны.

- Для вас это привычная история, что вы можете писать книги обрывочными кусками?

- Я пишу так, как мне интересно. Пишу, потому что хочу это написать. Например, конец "Точки бифуркации" был написан заранее. Обычно текст держу в голове. Знаю, как это будет в образе, другое дело, иногда сложно их перенести словами. Одно дело, когда ты что-то делаешь, другое, когда описываешь, как это делаешь. Но иногда, когда особенно хороший кусок появляется, записываешь его отдельно, а потом уже вокруг этого строишь дополнительную композицию. Иногда тебя просто рвёт изнутри лучше сразу записать, потому что потом ты и близко такого не сделаешь.

- Несколько участников нашего проекта, также как и вы (Серафима Орлова, Александра Яковлева), пишут преимущественно подростковую литературу. Как считаете, почему именно она весьма популярна у омских авторов?

- Рынок подростковой литературы в последние 10 лет рос очень хорошо. Хотя сейчас другая ситуация, планы у издательств по публикациям сокращаются, потому что в связи со сложившейся ситуацией весной, например, полиграфия встала. Я бы ещё отметил, что сейчас достаточно много проводится конкурсов для писателей, которые пишут именно подростковую литературу. Показать себя в этом жанре проще, нежели во взрослой прозе. Издательств много, которые специализируются на подростковой литературе. Плюс Омск - это осенний город, клонится к закату, а именно в это время года лучше пишется, поверь, проверено. Когда грустновато, то даёт вдохновение. Опять же, осень, последние яркие краски, хочется и улыбаться, а не только грустить.

- Интернет полон разнообразного контента. Насколько это вообще реально конкурировать с цифрой?

- Это серьёзная работа, конкурировать с видеоиграми, Youtube, Tik-Tok и т.д. Вообще чёрт его знает, по крайней мере, народ то у нас читающий, смс же читают. Есть опыт в литературе произведений, построенных на смсках, кратких сообщений. Может быть, в этом что-то есть.

- Вы работает в школе. Если б в мои ученические годы мой педагог написал книгу, я бы обязательно её прочитал. Ваши ученики интересуются книгами Николая Пономарёва?

- Когда работал в первом колледже, давал ребятам почитать "Город без войны" и сделал из них тест-читателей. Они были удивлены и спрашивали, кто это написал. Я ответил, что мы с женой.

- Они посмотрели на вас другими глазами?

- Да. Хотя и до этого ко мне хорошо относились. А сейчас я работаю в адаптивной школе. Как "Сказки страны Чумр" выйдет, я обязательно подарю один экземпляр школе.

Двуликий Муходжор (рисунок Анастасии Мошиной) Пуштиш (рисунок Анастасии Мошиной)

Двуликий Муходжор и Пуштиш (рисунки Анастасии Мошиной)

- Работа педагога помогает вам в наборе материала для книг?

- Откуда он только не берётся. Но информация должна немного перевариться. Нельзя, например, просто так взять и описать, например, адаптивную школу. Реальная жизнь скучновата. Как только что-то выходит за рамки обычной жизни, становится интересно. Но тут приходят читатели, которые говорят, что такого не бывает. Идеи должны настаиваться долго.

- Над чем-то сейчас ещё работаете кроме сказок?

- Фантастика очень удобная для того, чтобы писать сериями. Я хотел сделать три книги. У меня уже было несколько глав, обычно я тексты держу на Яндекс.Диске, а тут не загрузил и оставил на рабочем столе компьютера. Возникли неполадки, и текст не сохранился. Некоторые моменты я уже не восстановлю, и придется писать по-новому. Это как раз к той теме, что иногда тебя так прёт, что потом ты уже не в силах такое повторить.

- Вам скучно идти по проторенной дороге, и вы всё время пробуете себя в новых жанрах?

- Да. Интересно что-то новое для себя открывать. Иногда берешь себя на "слабо". Для подростов писать уже скучновато, а для новых вещей время, наверное, должно пройти, опыта надо набраться.

- В справочной информации о вашей семье указано, что вы с женой - приёмные родители. Можете рассказать об этом?

- Этот опыт частично удачный, частично, к сожалению, нет. Но если отмотать время назад, всё равно, мы бы взяли трёх ребятишек в семью. Старшая приёмная дочка в этом году окончил первый курс педиатрии Омской государственной медицинской академии. С младшими, к сожалению, такой сказки не получилось.

Читайте также

Комментарии
Добавить свой