Историк Степан Викулов: Почему Бухгольца нельзя называть основателем Омска
Интервью  •  ИА «Омск Здесь» 19 февраля 2019, 15:55  •  печать

Историк Степан Викулов: Почему Бухгольца нельзя называть основателем Омска

В Омске спорят по выбору места для установки памятника Ивану Бухгольцу. Омский историк и краевед Степан Викулов считает, что созданный монумент изображён с ошибками. То, что получилось, не может быть Бухгольцом, которого считают основателем Омска.

Степан Викулов  •  историк и краевед

Памятник Ивану Бухгольцу, изображённому в виде всадника на коне, должен быть установлен на высоком постаменте, украшенном табличкой "Памятник И. Д. Бухгольцу - основателю города Омска". О месте его установки пока спорят, и какую часть города он украсит, ещё непонятно. Историк и краевед Степан Викулов считает, что создатели памятника не потрудились собрать информацию о человеке, которого решили увековечить в бронзе, и допустили несколько серьёзных ошибок. Он рассказал "Омск Здесь", какие детали скульптуры противоречат истории.

- Степан Иванович, что не так с памятником? Создатели ошиблись и что-то изобразили неправильно?

- Первый вопрос, возникающий при виде эскиза памятника, мог ли Иван Дмитриевич в принципе быть верхом на коне? Теоретически мог, так как в отряде, уходившем из Тобольска на Ямышево в 1715 году, у пехотных офицеров были так называемые офицерские лошади. В 1716 г. калмыки угнали из Ямышевской крепости большое количество коней, однако не всех, так что у командира отряда должна была быть лошадь. Однако предположение, что Бухгольц прибыл из Ямышева верхом, маловероятно. Верховая езда утомительна и не оправданна, когда есть возможность перемещаться на речном судне, особенно для Ивана Дмитриевича, имевшего серьёзные проблемы со здоровьем. Не мог он быть на такой крупной лошади. В композиции изображена породистая, на которой воевали офицеры в драгунских полках в Европе. Бухгольц не мог ездить на такой, в отряде, отправлявшемся в пустыню Такла-Макан, лошади были маленькие, степные, питались подножным кормом круглый год. В таких условиях конногвардейские лошади в экспедиции просто бы не выжили из-за неприспособленности.

- Есть ли ошибки в изображении самого Бухгольца? Может быть, неправильно изображена военная форма или какие-то нюансы внешности?

- Памятник не цветной, поэтому сложно определить, из каких полков офицер, нельзя определить и чин: штаб-офицер или обер-офицер. Но, судя по фото макета скульптуры, где опознаётся нагрудный офицерский знак, создатели памятника чин ему присвоили. Неоднозначна и поза всадника, как бы говорящая: "Здесь быть городу". Бухгольц в такой позе победителя быть не мог. Его отряд возвращался из неудачной экспедиции, закончившейся провалом по вине своего командира. В соответствии с указаниями губернатора отряд был остановлен в устье Оми. Его участники тоскливо ждали своей участи. Отряд прибыл в устье Оми 10 июня и более месяца находился в подвешенном состоянии. То ли идти в верховья Иртыша к озеру Зайсан, то ли ждать наказания.

- Тогда кем бы мог быть условный человек, которого запечатлели в бронзе?

- Прежде всего, им мог быть "полковник слобоцких драгун" Федот Алексеевич Матигоров, отбывший 10 июля 1716 г. из Тобольска в Тару и устье Оми с губернаторским указом о строительстве крепости. Именно этот офицер привёл с собой отряд в 500 кавалеристов, из которых 200 осталось в Омской крепости, а 300 - ушли восстанавливать Ямышевскую крепость. Именно он, как старший по званию, поднял моральный дух офицеров и солдат, вернувшихся из неудачной экспедиции, и организовал строительство крепости. И он действительно был на драгунском коне, и действительно мог дать указание Бухольцу и остальным офицерам: "Крепость ставить здесь". Таким офицером, но уже в 1717 году, мог быть первый комендант Омской крепости и Омской слободы, руководитель строительства второй Омской крепости и организатор заселения и застройки Омской слободы, майор из драгунских офицеров - Илья Гаврилович Аксаков.

- Почему вы выступаете против утверждения, что Иван Бухгольц - основатель Омска?

- Авторы памятника использовали избитый краеведческий шаблон "Бух(г)ольц - основатель города Омска". Хотя ещё в 1997 году на табличке на пушке в устье Оми было написано: "…высадился отряд подполковника Ивана Дмитриевича Бухольца и была заложена первая омская крепость". Так что же, Иван Дмитриевич основал город Омск или заложил первую Омскую крепость? А может и "основал", и "заложил"?

- Это разные понятия?

- Конечно. Согласно "Толковому словарю" Ожегова значение слова "основатель" в русском языке значит: "Тот, кто основал, основывает что-нибудь", то есть, основатель города, теории, русского театра, положил начало чему-нибудь. А слово "заложить" - это "положив основу, начать постройку", например, заложить  фундамент или крепость. Несмотря на всю схожесть, это не синонимы. Т. е. слово "основать" ближе к "учредить", а слово "заложить" - это "начать постройку". Следовательно, "основатель города" - это тот, кто учредил, положил начало населённому пункту как административной единице, а тот, кто начал постройку крепостных зданий, - это "строитель", "первостроитель" или "устроитель" крепостных или городских зданий и сооружений.

- Но ведь Бухольц был руководителем отряда, строившего первую крепость.

- Да, это бесспорно, как и то, что он был первостроителем и устроителем первой Омской крепости, если иметь в виду оборонительное сооружение. Но он не был основателем населённого пункта Омская крепость, то есть, города Омска. Этому нет подтверждений.

- Но если не он, то кто учредил Омскую крепость?

- Давайте рассмотрим пример города Санкт-Петербурга. Его основателем считается царь Пётр. Именно он своим распоряжением учредил в 1703 году крепость Санктпетерсбург. Крепость строилась по чертежам французского инженера Ламбера де Герена, а руководил строительством инженер Киршеншейн. Но ни один из них не может считаться основателем, учредителем крепости и города. Один из них был проектировщиком, архитектором, а второй устроителем, руководителем строительства. Основателем является царь Петр, взявший инициативу и решение о строительстве крепости и города, именно он распорядился о закладке сооружений крепости. И ни у кого не возникает сомнений по этому поводу.

- С Омском ситуация другая?

- В корне. Подполковник Бухгольц не проявил инициативу, не принимал решения о строительстве Омской крепости и тем более не издавал никакого распоряжения и не брал на себя ответственность по созданию Омской крепости. Да, он руководил строительством первых оборонительных сооружений. Это почётно. Это достойно уважения. И Иван Дмитриевич как никто из первостроителей удостоился почёта и уважения. Улица и площадь в Омске названы в его честь. Но он не основатель, не учредитель Омской крепости и города Омска.

- Кто же тогда может считаться основателем Омска?

- Первый сибирский губернатор князь Матвей Гагарин, ведь именно он добился указа царя в мае 1714 года об организации экспедиции по Иртышу и строительству крепостей. Именно он получил от Петра в январе 1716 года распоряжение, позволившее ему в 1716-1717 гг. издать указы, выделить средства и организовать строительство шести новых крепостей в Сибири, в том числе крепостей на Иртыше: Омской, Железинской и Ямышевской. Но на него наложено вето. Можно Гагарина не возвеличивать, но лишать заслуженного звания основателя Омска, на мой взгляд, несправедливо. А Иван Дмитриевич не обидится. Он был честным человеком, старательным и исполнительным офицером. Чужая слава ему не нужна. Не чужой человек Омску и царь Пётр. Ведь именно на основании его высочайшего распоряжения губернатор Гагарин основал Омскую крепость и слободу.

- То есть, можно на табличке изменить надпись, убрать имя Ивана Бухгольца - и всё встанет на свои места?

- Авторам текста на табличке так хочется поднять статус Ивана Дмитриевича, что они не ограничились одной лишь Омской крепостью, а замахнулись на весь город Омск. А надо быть аккуратней, примерно как написали в 1997 году на табличке памятника в устье Оми: "…высадился отряд подполковника Ивана Дмитриевича Бухольца и была заложена первая омская крепость". Памятник - это серьёзно, а текст должен соответствовать истине, а не сложившейся городской легенде.

- Получается, то, что мы знали раньше об основании Омска, не верно?

- Военный населённый пункт Омская крепость, в строительстве которого участвовал И. Д. Бухольц, и гражданский населённый пункт город Омск - далеко не одно и то же. Так получилось, что с середины 18 века после профессора Г. Ф. Миллера каких-либо серьёзных академических работ по истории основания Омской крепости - нет. И только примерно с 2014 г. начинают появляться новые исследовательские работы и новые архивные материалы, которые практически ставят крест на омских легендах и мифах касающихся основания Омской крепости. Но, к сожалению, омские краеведы и городские обыватели не успевают переваривать новую информацию и упорно держатся старых версий и предположений.

Краткая история Омской крепости:

В 1716 году по указу губернатора Гагарина был основан военный населённый пункт Омская крепость.

В 1717 году основан гражданский населённый пункт Омская слобода, как самостоятельная административная единица.

Г. Ф. Миллер в 1734 году записал: "До 1734 году была как крепость, так и слобода под ведением Тарской воеводской канцелярии, из которой туды особливые управители посылались, которые крепость и слободу в своей команде имели.

А в помянутом году учинено такое учреждение, что оная крепость с прочими по реке Иртышу крепостями, равные указы получает и капитана комендантом имеет, который состоит под ведением штап-офицера Ямышевской крепости. А управитель из Тары только над слободою команду имеет".

В январе 1782 года императорским указом на имя Сената был образован Омский и другие уезды и надлежало в "следствие чего пригороды и селения, по коим названы уезды, переименовать городами…".

В город Омск было переименовано поселение Омская слобода.

А Омская крепость жила своей жизнью. В 1864 году военный населённый пункт Омская крепость был упразднён, территория и строения вошли в состав города Омска.

Читайте также

Комментарии
Добавить свой