Андрей Ткачук: "А при чём здесь я?"
Интервью  •  ИА «Омск Здесь» 21 апреля 2015, 19:19, последнее обновление 22 декабря 2016, 04:29  •  печать

Андрей Ткачук: "А при чём здесь я?"

В минувшую пятницу генеральный директор медиахолдинга "Слово" пришёл в студию программы "Новости. Омск Здесь", чтобы рассказать свою версию о том, почему подконтрольные бизнесмену СМИ заняли столь непримиримую позицию в отношении руководителя аппарата омского губернатора. Мы выясняли, кто развязал "войну компроматов", за что бьются стороны конфликта, и можно ли выйти сухим из воды в этой скандальной истории, где с завидным постоянством "кто-то кого-то мочит".

Андрей Ткачук  •  генеральный директор медиахолдинга "Слово", политтехнолог

Андрей Николаевич, с недавних пор Ваш ресурс уделяет крайне пристальное внимание одному чиновнику омского облправительства - Владимиру Компанейщикову. С чего началась эта "война"?

Во-первых, никакой войны нет, есть попытки подать происходящее как некую "войну компроматов", будто кто-то кого-то "мочит". Это очень выгодная позиция - заболтать проблему, увести в сторону, представить это как личностную разборку. В чём суть-то заключается: журналисты "нарыли" настоящую сенсацию, нашли документы, факты интересные, которые позволяют сделать предположение о том, что Компанейщиков (Владимир, руководитель аппарата губернатора, заместитель Председателя Правительства Омской области - прим. ред.) полностью увяз в коррупционных схемах и действиях. Вместо того, чтобы власти выходить и вести диалог с журналистами (если это не так - покажи документы, представь доказательства), чиновник набрасывается на журналистов, пытается нас стращать какими-то преследованиями, откровенно препятствует журналистской деятельности, вообще-то нарушая законодательство о СМИ. Это нонсенс, я считаю, что представитель органов власти позволяет так себя вести с прессой в случае, когда опубликованная неудобная для него информация просто-напросто неудобная. 

Согласитесь, что не о каждом "подозрительном" омском чиновнике Ваши журналисты так вдохновенно пишут?

Если вспомните, у нас были громкие разоблачительные материалы о коррупции в Минобразования, так же как и вы, мы активно писали о махинациях с углём. У вас было мощное расследование, но при этом Гребенщиков (Станислав - Министр строительства и ЖКК Омской области - прим. ред.) не стал это представлять как личную месть журналистов и пытаться на кого-то давить, а спокойно, видимо, разбирается с правоохранительными органами, какие-то документы собирает. Это как раз более цивилизованная форма работы. Такие материалы у нас часто выходят, мы пишем о финансовых империях наших бизнесменов, и многим это тоже не нравится. Например, Федотов с Волковым считают, что я их "мочил", рассказывая про их бизнес, они, по-моему, сами себя убедили и до сих пор искренне в это верят. 

То, что негативные новости о Владимире Компанейщикове появляются практически в ежедневном режиме, а информация, как Вы говорите, "нарытая" журналистами, выдаётся строго дозированными порциями, наводит на мысли о заказном характере публикаций.

Вы же тоже журналист и прекрасно понимаете, что мы не можем писать полотна километровые, мы публикуем статьи по мере поступления информации. Когда мы выдали первый материал, люди стали к нам обращаться: его бывшие партнёры и те, кто с ним по жизни сталкивался, сами стали звонить и предлагать нам случаи из жизни Компанейщикова, которые сейчас рассматриваются в судах, правоохранительными органами. К нам пришёл человек, который рассказал дикую историю: в Арбитражном суде есть решение, говорящее о том, что Компанейщиков воспользовался поддельными документами, и у одной из фирм было украдено 30 миллионов рублей и списано Сбербанку. Я примерно могу сейчас догадываться, почему Сбербанк простил Компанейщикову 140 миллионов. О какой войне тут можно говорить, если факты поступают и люди к нам обращаются. Что мы должны делать, по-вашему? Пройти мимо этих фактов? А если они взаимосвязаны? Естественно, мы не можем сразу сделать такие выводы, мы будем дальше расследовать, искать подтверждение этой информации, может быть, она окажется неправдивой. Может быть, появятся ещё со стороны того же Компанейщикова документы, опровергающие что-то, но он ведь не стремится ничего опровергать! И это тоже можно расценивать как подтверждение того, что мы правы: мы "нарыли" настоящую бомбу, мечту журналиста, нашли информацию, которая, скорее всего, говорит о махровой коррупции в Правительстве, связанной с конкретным человеком. Понятно, он отбивается, как может, насколько хватает его фантазии.

Убедительно, если бы люди из того же Правительства не говорили о том, что Ваши взаимоотношения с г-ном Компанейщиковым ещё недавно были вполне себе добрые. Болтают, что Вы пробовали работать в предвыборном штабе губернатора, и вдруг пути разошлись.

Это всё его слова. Вы найдите хотя бы один документ, что был сформирован некий штаб и в него вошли следующие люди! Никакого штаба никогда не было. Штаб чего? Штабы создаются под конкретные избирательные кампании, когда есть какая-то конкретная цель. Например, есть избирательная кампания губернатора, губернатор решает, что он пойдёт на эту избирательную кампанию, и создаёт штаб. У нас никакой информации о выборах главы региона до сих пор нет. Я думаю, что Виктор Иванович [Назаров] сам находится в неведении, по нашим сведениям, он много раз уже ездил и просил, но пока добро не получил, скажем так. Все ждут, что до конца мая эта ситуация как-то разрешится, потому что есть установленные законодательством сроки, когда уже пора назначать выборы. До этого момента создавать штаб бессмысленно, нужно быть на 100% уверенным, что тебе он пригодится. Никаких выборных кампаний не планировалось последнее время ни со стороны Назарова, ни со стороны его окружения. Ещё раз говорю: это пустые слова! Вместо того, чтобы свести обсуждение к тому, есть коррупция или нет коррупции, начинается конспирологическая риторика и выдумки эти все: "А, наверное, они что-то не поделили!".

Но всё-таки был ли этап конструктивных отношений с этим чиновником?

За всё время я встречался с ним два или три раза. Разговаривали, и всё. Как можно отношения охарактеризовать как хорошие или плохие, если вы в жизни с человеком встречались три раза? Вы считаете, что это и есть отношения, а я считаю, что никаких отношений вообще нет! Просто повстречались, поговорили, выяснили мнения друг друга по каким-то вопросам, ни о чём не договаривались, ни на какую работу никто никогда не подряжался, чтобы о чём-то там "нашем общем" говорить. Нет же, мы начинаем обсуждать выборы, личные отношения или ещё что-то. Есть факт озвученный, пожалуйста, высказывайся по этому факту: дай всем понять, ты коррупционер или не коррупционер! И если ты не коррупционер, то докажи это общественности. Если ты считаешь, что тебя вообще оклеветали и оболгали, есть же цивилизованные методы: обращайся в суд, доказывай свою правоту. Мы уже во многих баталиях поучаствовали, опыт крайне богатый по этому поводу.

Андрей Николаевич, я помню, что Ваши СМИ в своё время пытались "воспитывать" мэра Двораковского, когда он отказался финансировать "Домашнюю газету". Были тоже последовательные порции негатива. И после той ситуации как-то не очень верится, что эта возникла просто так...

Вот вы сейчас высказали своё личное мнение и выдали его за факт. Одному кажется, что кто-то кого-то воспитывает, другому - нет. Я же говорил вам, Волков и Федотов считают, что наш ресурс их "мочит". А, допустим,  Кокорин, когда читает публикацию о своей "финансовой империи", так не считает. Это разность мнений всего лишь. Вам показалось, а вы выдаёте как факт. Никто никого не воспитывал, как вы говорите, с Двораковским никогда не было никакого конфликта. И если журналисты публикуют какую-то неудобную информацию, это не значит, что они входят в конфликт с каким-то чиновником. Если есть факт, о котором можно написать, мы обязательно о нём напишем. В этом собственно и есть роль журналистики - контролировать, в том числе, и власть, не давать расслабляться и не давать возможности шалить. И если мы не будем эти неудобные материалы писать, то извините, что здесь начнётся-то? Мы сейчас печатаем шокирующие факты по деятельности Компанейщикова, на самом деле заслуживающие внимания правоохранительных органов, а губернатор что заявляет? "Пока Компанейщиков кредитом доверия пользуется". "Единая Россия" молчит, Народный фронт молчит. Где все эти борцы с коррупцией? Почему вообще все вдруг заглохли? Общая стратегия - "давайте-ка мы все помолчим, посмотрим, чем всё это закончится, а потом присоединимся к победителям".

Когда у омских журналистов были претензии к Вам как к начальнику ГУ по делам печати и средств массовых коммуникаций Омской области, насколько Вы помните, губернатор тоже Вас защищал, так что Вас сейчас удивляет?

Претензии всегда у кого-то есть, вопрос в их фактическом обосновании. Я придерживаюсь мнения, что необходимо разделять претензии личностного характера, когда кому-то что-то кажется, и претензии, основанные на документальных фактах. Если есть документ или конкретное решение, которое ты хочешь оспорить, пожалуйста, давайте обсуждать. Можно сколько угодно говорить, что "что-то кто-то кому-то отдал", например, победу в конкурсах каким-то своим друзьям, как пытаются обставить дело в моём случае - так вы посмотрите на документы! Есть проверки прокуратуры, УФАС, есть решения суда, подтверждающие, что всё законно, всё соответствует законодательству. И не надо своё личное мнение навязывать людям, подменяя им факты.

Всё-таки давайте поговорим о Вас. В Правительстве Омской области склонны полагать, что этими публикациями Вы пытаетесь если не запугать отдельных чиновников, то остановить обнародование результатов той самой таинственной проверки, проведённой финансовым управлением, периода Вашей работы начальником ГУ по делам печати.

Всякую ерунду прочитал уже, которую вбрасывают, видимо, сторонники нашего чиновника. Ему помогают, насколько мне известно, какие-то общественники, которые любят щегольнуть прошлым сотрудника спецслужб и вертятся возле журналистов, извлекая собственную выгоду в любых конфликтных ситуациях. Мне известно, что эти люди уже ходят и распространяют про меня материалы в различных псевдоделовых изданиях, знаю даже, какие деньги предлагаются за это. Но интересно, что у них даже факты не сходятся. Сначала пытаются меня связать с какими-то проверками, потом вдруг оказывается, что это вообще в 2013 году кем-то другим было организовано. Представляете, это мне надо было с 13-го года сидеть, напрягаться и готовить "компромат" на Компанейщикова, зная, что он придёт в Правительство на это место? Бред. Мне никто ни разу не позвонил, ни о чём не предупредил, никуда не вызвал, я понятия не имею ни о каких проверках. Это всё - попытка выдать желаемое за действительное, увести в сторону. Вот вы говорите: давайте поговорим о Вас. А при чём здесь я? Давайте как раз обезличенно поговорим о ситуации. Есть журналистское расследование о коррупции, при чём здесь Иванов, Петров или Сидоров, Шкирина или Ткачук? Какая разница, кто озвучил эту информацию?

Никаких официальных цифр нет, об обнаруженном "ущербе" от Вас областному бюджету пока говорят уклончиво, некоторые СМИ уже задались вопросом, насколько правомерно во время своей работы в Правительстве Омской области Вы освоили 16 млн рублей.

Я за время своей работы, как вы говорите, освоил 100 млн рублей, а не 16! Бюджет ГУПТРа был примерно 100 млн каждый год, которые выделялись на СМИ. И у меня отличные отношения, например, с директором "Комсомолки" Коноваловым (Сергеем - прим. ред.) - можно считать, что мы с ним друзья, - с Женей Нифановым на "Антенне-7", с Таней Филиппенко на ГТРК "Иртыш" или ещё с кем-то. Я им за дружбу раздавал деньги, так можно судить? А можно посмотреть, что были конкурсы, и конкретные организации в этих конкурсах побеждали. А если это были субсидии, то они были организованы в рамках законодательства, понимаете? Кто кричит, посмотрите. Конкуренты этих СМИ. Кому-то из одних журналистов не понравилось, что другие журналисты получили чуть больше, чем они. Вот и всё. Здесь идёт нечистоплотная конкуренция просто между СМИ. Посмотрите, допустим, так называемые деловые издания и сайты. За последние 5-6 лет ни одной позитивной публикации о двух конкретных людях. Вы не задаётесь вопросом, почему? По опросам общественного мнения, "Домашняя газета" является одним из лидеров рынка, стоит в одном ряду с "Комсомолкой", "АиФ" и имеет большой тираж и возрастающее влияние на население. Что, думаете, это нравится хозяевам "Ореола", который потерял половину своей аудитории и серьёзные рекламные поступления ещё в то время, когда этим изданием, в том числе, владел и управлял Сусликов (Сергей - президент ИД "ТРИЭС"). Сусликов встаёт на грань банкротства, думаете, ему это понравилось? Нет! И все 5 лет после этого Сусликов платит той же монетой Старовойтову и Ткачуку - авторам проекта "ДГ".

И всё-таки, когда Вы читаете о том, что Вами буквально вот сейчас вплотную займутся правоохранительные органы, что чувствуете? Не появляется ли некоторых опасений за свою дальнейшую карьеру и судьбу?

Когда ты публикуешь какие-то жёсткие материалы, раскрывающие, как нам кажется, нарушения законодательства, ты понимаешь, что нарываешься на какую-то ответную реакцию со стороны тех, кого ты уличил. Понятное дело, неприятно, когда окружающие рассказывают, что о тебе какие-то гадости печатают, потому что сам я это не читаю. Это очень хороший способ: просто не читаю так называемые СМИ, которые несут не информацию, а одни лишь только сомнительные оценки, обслуживая коммерческие интересы своих хозяев.

Как, на Ваш взгляд, должна разрешиться конкретная ситуация с Владимиром Компанейщиковым? Никакого примирения здесь быть не может?

Я не понял, о каком примирении идёт речь, если нет конфликта. Конфликта нет! Мы находим факты. Где факты с той стороны? Если вы посмотрите внимательно, одни общие слова. Если бы им было, что предъявить мне по существу, то этими фактами, как флагом, уже бы размахивали. К сожалению, представитель нашего облправительства в одном лице - не всё правительство, а конкретно Компанейщиков, которому не понравились наши материалы, - действует украинскими методами. Ему надо в Киев, там, правда, дошли до того, что журналистов отстреливают. Ещё 1,5 года назад на Украине никто бы в это не поверил. И если таких, как он, не остановить, то мы рискуем дойти до украинского сценария, где прессе отвечают силовыми методами.

Вы работали в команде губернатора и Вы, как никто, знаете, насколько сильно подобные публикации отражаются на имидже конкретного чиновника и отношении ко всей команде. Вы не пробовали поделиться всем "накопанным" сначала с губернатором? Возможно, удалось бы разобраться в правовом поле без громкого скандала?

Такой вариант гипотетически существует. Но вы слышали хотя бы одно заявление Назарова о том, что если вы найдёте какую-то информацию, то несите её сначала мне? Мы вскрыли факты, написали о них. И что говорит Назаров? "Всё нормально, ребята, чиновник заслуживает доверия". Я понимаю, если бы губернатор сказал: "Давайте сначала мы разберёмся, проверим, проведём собственное расследование, обратимся в правоохранительные органы, и по результатам я сделаю выводы". Ну, хотя бы так, а он же сразу заявил, что пока Компанейщиков пользуется кредитом доверия. То есть губернатору всё понятно, он решил, что всё знает, он свои выводы сделал. И как вы считаете, в этой ситуации нам бы стоило нести ему документы? Результаты были бы другие?

Кто, когда, где работал - не имеет отношения к сути вопроса. Суть вопроса в другом: завязан Компанейщиков в коррупционных схемах или не завязан, финансирует ли он, допустим, отца Зелинского на 3 миллиона рублей или не финансирует, должен ли он 140 миллионов Сбербанку или не должен? Если не должен, то как этот долг списали и почему, и почему за полгода до его назначения в правительство? Ведь мы же это должны обсуждать на самом деле, а не списывать всё на некие межличностные отношения. На самом деле, грамотное действие. Может быть, я, находясь на месте Компанейщикова, рассматривал бы такой вариант поведения, но, наверное, вряд ли к нему прибёг, потому что, я считаю, что это слабая позиция. На самом деле она больше бросает тень уже на губернатора, потому что его дискредитирует таким образом. Ну как можно было до такого дойти, чтобы не уволиться с должности гендиректора коммерческой организации? Это конкретный прокол, это делается за 15-20 минут. Может быть, кто-то сведения своевременно не подал, ну так ты скажи тогда об этом прямо: "Я уволился, там был назначен новый директор, этот директор не предоставил в налоговую вовремя соответствующие сведения, документы где-то затерялись, есть моё заявление, писанное сколько-то времени назад" - и всё. Это же простая история: ты достаёшь документ и показываешь, ребята, вы ошиблись, потому что я стал жертвой ситуации. Все бы это поняли, зачем же ты бежишь с журналистами ругаться?

Помните, в 2012-м, когда мэр с губернатором поменялись, Вы говорили, что информационные войны останутся в прошлом. Сейчас Вы изменили своё мнение?

Информационная война - это когда есть две стороны со своими целями, задачами и собственными подконтрольными СМИ. Прежде чем говорить о какой-то войне, нужно подумать, какие цели у сторон. Если кому-то выгодно представить это как то, что Ткачук с кем-то воюет, какая задача у Ткачука, какая цель?

Например, деньги.

Какие деньги? Расскажите мне, как из опубликования вскрывшихся фактов про Компанейщикова можно деньги заработать, научите? Я, например, не знаю, как с этого деньги получить.

В свое время Вам ставили в вину, что Вы провалили информационную политику губернатора, но и после Вас скандальные ситуации в информационном поле продолжаются, как бы ни менялись начальники управления. Почему, как считаете, не получилось ни у Вас, ни и у Сергея Корабельникова? Видите ли позитивные сдвиги при нынешнем руководстве?

Я не могу оценивать коллег и говорить о том, что получилось, а что - нет. Ну, вот как вы это оценили - получилось или не получилось?

Когда у человека получается, он продолжает работать.

Насчёт увольнения следующая ситуация. Если вы, допустим, понимаете, что ваши предложения не принимаются руководством: вы несёте одну идею, вторую, третью, рассказываете о своём видении ситуации, рекомендуете, как с ней надо работать, а руководство это не принимает - вы будете тогда работать с этим руководством? Нет, правильно. В моём случае возникла именно такая ситуация, просто я предлагал, как работать, что делать, но эти предложения отвергались. Ну и зачем я там буду находиться? И это их право, их выбор, на самом деле, и ничего в этом плохого нет. Не сошлись характерами, как говорят, разошлись в видении, как работать в конкретной ситуации. Получилось или не получилось, судить сложно: я, честно скажу, мало что сделать успел чисто физически, разве что переформатировал "Омскую правду" с тем, чтобы сделать это издание более современным, и выстроил взаимодействие с районными газетами, позволяющее увеличить экономическую эффективность и снизить издержки. Да, мы научились с ними "делать экономику", изменили вёрстку, дизайн, подачу материалов. А во всём остальном просто наши предложения, мои лично, не были приняты. Поэтому абсолютно спокойно мы договорились, что раз мои идеи не востребованы, то я пишу заявление и увольняюсь. А подавать это каким-то другим образом... Ну, каждый подаёт, как это ему выгодно. Я же говорю, есть СМИ, которые несут информацию в чистом виде, а есть те, которые продвигают "нужное" мнение, это сразу видно.

И, тем не менее, на Ваш взгляд, стала ли информационная политика Правительства Омской области лучше или хотя бы более внятной?

Это определяется методами социологических исследований. Когда я был начальником ГУПТРа, мы два раза в год заказывали такие социсследования. Это как у врача анализы делать, так и здесь. Исследовали влияние конкретных СМИ на население и отношение людей к представителям органов власти: к мэру, губернатору, к отдельным депутатам, к потенциальным кандидатам. Сейчас я не знаю, каковы результаты этих замеров: РЦСО обычно каждые полгода их делает. Если доверие к губернатору остаётся хотя бы на прежнем уровне, - когда я уходил, доверие к Назарову было примерно 50-55%, - то можно считать успешной информационную политику. Если уровень доверия начинает снижаться, значит, она неудачная. Там ещё есть такие вопросы-маркеры, насколько люди знают вообще о его деятельности, знают, кто такой губернатор и чем он занимается. Если с этим всё в порядке, значит, проблем с информационным сопровождением работы Правительства нет.

Комментарии
Добавить свой
Свежие интервью
Адам Гонтье  •  27 ноября 2017, 16:16  •    •  
Игорь Огурцов  •  11 октября 2017, 10:02  •   2