Вадим Морозов: "Всегда есть желающие записать меня в пятую колонну или в оппозиционеры"
Интервью  •  ИА «Омск Здесь» 27 марта 2015, 15:50, последнее обновление 22 декабря 2016, 04:29  •  печать

Вадим Морозов: "Всегда есть желающие записать меня в пятую колонну или в оппозиционеры"

Председатель правления омской областной Ассоциации развития малого и среднего предпринимательства (АРП) Вадим Морозов о бацилле политизированности, поразившей когда-то бизнес-сообщество, войне с надзорными органами и отсутствии личной неприязни к кому-либо, о хоккейных принципах в своей работе, сотрудничестве с облправительством, а также о достижениях организации, которой он управляет на протяжении пяти лет.

Вадим Морозов  •  Председатель правления Ассоциации развития малого и среднего предпринимательства, депутат Законодательного собрания Омской области

Вадим Владимирович, спасибо, что согласились встретиться. Тем более повод для этого есть - 26 марта исполнилось пять лет Ассоциации развития малого и среднего предпринимательства. Хочу Вас попросить мысленно вернуться в прошлое и вспомнить, как всё начиналось, почему возникла необходимость в создании такой общественной организации?

Действительно, хорошие эмоции. Когда начинаешь какое-нибудь дело, вкладываешь в него душу, искренность, то всегда, обращая взгляд чуть назад, чувствуешь если не ностальгию, то позитив. Как всё начиналось? В 2010 году была группа инициативных предпринимателей, которые говорили: "Надо что-то делать, решать проблемы". У нас на тот момент в Омске уже существовал ряд общественных объединений, но необходимой динамики, на мой взгляд, не было. Всё происходило, как на партийных собраниях (а я имел честь быть членом коммунистической партии): один и тот же президиум, одни и те же выступления, принципиально ничего не меняется, но все постоянно хлопают. Конечно, бизнесу захотелось некой новизны. В итоге инициативная группа бизнесменов приняла решение создать Ассоциацию. При этом мы условились: если входим, то тратим на работу в Ассоциации не меньше времени, чем каждый предприниматель тратит на свою деятельность. Поэтому за пять лет частично поменялся и состав правления. Если человек не успевал, то передавал эстафету другому. Кроме того, повлиял тот факт, что в первое время вокруг Ассоциации было много политизированности.

Ну, тогда и время такое было…

Вы знаете, я как раз и хотел сейчас напомнить о том, что многие вещи надо делать профессионально, несмотря на политику. В Ассоциации мы сразу сказали, что будем работать с действующей властью, как бы это ни вызывало изжогу. Чтобы отстаивать интересы бизнеса, нам необходимо было иметь рабочие площадки: это министерства, Законодательное собрание - то есть, та власть, которая есть, а не которая теоретически могла бы быть. Нам сегодня необходимо жить и решать задачи. Но до некоторых этого донести не удалось. Не буду приводить фамилии, чтобы не обидеть людей, хоть я и достаточно прямолинейный человек. Программа Ассоциации была разработана командой инновационной бизнес-группы - теми людьми, которые работали в разных регионах Сибирского федерального округа, писали проекты региональной инновационной системы и отправляли их в ассоциацию "Сибирское соглашение", я сам давно уже являюсь членом экспертного совета при полпреде СФО. В общем, репутация была, и мне казалось, что те наработки, профессионализм, компетенция консалтеров будут полезны. Но я был огорчён тем, что обсуждение вопросов пошло через политическую призму. Люди не пытались напрячь свою голову, чтобы понять, что это полезно для малого и среднего бизнеса. В первые годы параллельно с работой ещё приходилось объяснять, что мы не политическая организация. И мне жаль, что некоторые лидеры общественных объединений оказались не очень сильными людьми, не смогли разобраться в ситуации, а шли на политической конъюнктуре. Да, без этого, как Вы правильно сказали, не удалось пройти. С другой стороны, что должно АРП включать в себя не только муниципалитет. Естественно, в первые годы была задача: пройтись по районам, включиться в работу с людьми, и уже буквально за год количество членов Ассоциации перевалило за восемьсот человек. Причём это были не просто какие-то непонятные предприниматели - все люди сами изъявили желание вступить в АРП, оценив все возможности, которые предлагались мной как председателем. Кстати, хочу подчеркнуть, у меня не было горячего желания стать председателем. Все наработки, которые я сделал, были уже внесены в Ассоциацию. Я говорил, что буду сопровождать, помогать в силу своей компетенции и опыта. 

Не хотите же вы сказать, что Вас принудили стать председателем?

Нет, конечно. Скорее всего, это произошло из-за мнения самых зрелых на тот момент членов правления. В принципе, это тот подход, который мне нравится: если много предлагаешь и говоришь, как это нужно сделать, тогда сделай сам. Это был мой внутренний аргумент, поэтому, когда предложили, я не стал сопротивляться. Я играющий тренер по жизни. Если сказал, что это можно, значит, берусь и делаю. При этом у нас, в отличие от многих, работа выстроена таким образом, что человек от каждого района может выдвигать свою кандидатуру на выборы председателя правления. Хоть меня и переизбирали несколько раз, но кулуарной борьбы, которую я вижу в других организациях, у нас нет. Более того, я сам готов поддержать человека, который сможет предложить конструктивные решения. И вот с первого дня мы пошли по чётко разработанному плану. В этом было принципиальное отличие от других организаций. Беседуя с предпринимателями, стало понятно, что во многих других организациях на протяжении 10-15 лет были одни и те же отчёты непонятно о чём. Если выезжали в районы, то получался пикник - пожарили мясо, поговорили за жизнь и разошлись. Естественно, это не работа. Поэтому я предложил чёткий план по зонам, которые мы определили. И работа в этих зонах по-прежнему для нас актуальна. 

Что удалось сделать за пять лет работы? Есть ли то, чем Вы гордитесь?

Мы неплохо поработали с образовательными программами. Получился синергетический эффект, потому что были предложения от Фонда развития предпринимательства, который до недавнего времени возглавлял Вячеслав Валерьевич Федюнин, и мы от Ассоциации предложили ряд образовательных проектов, которые помогали начинающим предпринимателям получить ликбез в области финансов, управления и так далее. Неплохо получилось с центром производственно-технической кооперации. 2011-2012 годы стали для нас временем получения опыта, временем создания центра субконтрактинга. За два года мы достигли хороших показателей - сотни миллионов заказов прошли через субконтратктинг. Мы находили связки, когда крупные предприятия, работающие в Омске, не могли состыковаться с малым и средним бизнесом города, а находили друг друга на площадках в других городах. Кроме того, постоянно проводились встречи с предпринимателями и надзорными органами. Люди на встречах выливали много негатива. Когда мы начинали, была настоящая война с пожарными, постоянные эмоциональные перепалки. В 2013-2014 годы всё нормализовалось. Это как раз то, о чём мы говорили: не обязательно даже самые сложные вопросы доводить до каких-то эксцессов, а нужно садиться и разговаривать. Решения находились. Вот такие победы превращались потом в системную работу, а это приятно. 

Как Ассоциация пережила смену власти в регионе? Были ли какие-то проекты, экономические решения команды бывшего губернатора, которые Вы считали хорошими, закрыты новым составом правительства? И разработала ли команда Виктора Назарова проекты, которые Вам и членам АРП кажутся достойными?

Мы являемся элементом негосударственной поддержки предпринимательства. Все наши проекты связаны с потребностями малого и среднего бизнеса. В этом, безусловно, большой плюс. У губернатора есть возможность либо поддержать, либо сказать: "Ну, посмотрим. Пока не знаю". Нет персонализированных проектов. Мы всегда предлагаем своё видение и в рамках каждой программы вводим, что нетипично для общественных организаций, количественные и качественные показатели, отслеживаем количество решённых вопросов. Представьте, мы начинали ещё в 2010 году, когда в принципе понятия "омбудсмен" не было. Только сегодня омбудсмены выходят на этот уровень, оценивают. Мы этим занимались и раньше. Отвечая на ваш вопрос, я могу сказать, что в большей степени работа общественной организации выстраивалась на самостоятельных потребностях нашего бизнес-сообщества. И мы изначально предполагали, что будем информировать власть, предлагая решения, помощь, но наша работа на этом заканчиваться не будет. Это значит, что мы не будем работать только на бумажку, в которой отображено наше мнение, а потом садиться и ждать. Мы не ждём, мы действуем. К тому же, как показывает практика, есть проекты, которые сначала были непонятны Правительству, а потом оно увидело: "О, так делать можно, оказывается". В общем, я считаю, что самодостаточность в разработках проектов должна быть, но в чёткой привязке к действию Правительства. Мы понимаем вектор своей работы: чтобы первое лицо региона было заинтересовано в развитии малого и среднего бизнеса. 

Раз уж Вы сами затронули тему института бизнес-омбудсмена, спрошу Вас и об этом. Вы часто критикуете деятельность омского уполномоченного по защите прав предпринимателей Юрия Герасименко. Но АРП, если вспомнить, выдвигала своего кандидата на этот пост, которого не утвердили. Не кажется ли Вам, что в связи с этим конструктивность Вашей критики многие могут поставить под сомнение? Ведь человек на самом деле не так долго находится в должности. Или Вы просто таким образом проверяете профессиональные мышцы этого человека, держите его в тонусе?

Во-первых, у меня личных вопросов и личных проблем нет ни с кем. Я чётко понимаю, что есть работа, а есть "неработа". С друзьями может быть личное, а Юрий Васильевич мне не друг, так что никаких личных вещей у меня с ним нет. Да, Ассоциация выдвигала своего кандидата. Но это лишь подчёркивает нашу активную позицию. Наоборот, было бы странно, если бы мы не участвовали в законопроектах, не выдвинули бы кандидатуру, которая, подчеркну, прошла широкое обсуждение со многими предпринимательскими объединениями. Я хочу, чтобы вся эта ситуация была логичной. Я ещё в прошлом году говорил, что если мы предлагаем не проводить профессиональный отбор, то должны хотя бы понимать, что человек будет входить в тему. И тот сценарий, который я увидел в мае на комитете, сегодня воплотился в жизнь. Был бы Федюнин, на что Вы чётко намекаете, вопросы у меня были бы те же, если бы результаты были такими же. Я чётко формулирую свои вопросы: почему нет результата? Это мой подход везде - в политике, общественной жизни, бизнесе, даже в дружеских отношениях. Если мы с другом о чём-то договариваемся, я впоследствии спрашиваю, почему так не произошло? Мой опыт работы с вопросами малого и среднего бизнеса, те предложения, которые уже используются не только на уровне региона, конечно, больше. И мне бы хотелось порекомендовать, чтобы было больше результатов. Хотел бы этот посыл с помощью вас продолжить: никаких личных конфликтов, интересов у меня нет. Идеально всё! Это как с нашей командой "Авангард", или сборной России. Вы поймите, они россияне. Против американцев я сам выйду на лёд, буду бить. Но если они проигрывают, я в лицо буду говорить: "Зачем вышли?". Я, как бывший спортсмен, по-другому не могу. Вышел - покажи результат. Не показываешь - не выходи.

На Ваших плечах вместе с должностью главы АРП лежит бремя государственных забот - депутатство в Законодательном собрании. Приходилось ли Вам когда-нибудь сталкиваться с конфликтностью этих амплуа? Как Вы выходите из таких ситуаций?

Приходится. Выхожу с приоритетностью задач. Меня отчасти упрекали на комитете, где обсуждалась алкогольная тема. Дескать, Вы предприниматель, возглавляете общественное объединение. Я говорю депутатам: "Коллеги, мы сейчас на какой площадке находимся? Законодательного собрания. Поэтому, во-первых, мы депутаты". Приоритетность выстроена, дальше для того, чтобы решение было профессиональным и гармоничным, мы, конечно, берём экспертное мнение со стороны. Мы всё выносим на обсуждение. Получается, как консилиум врачей, где каждый имеет право высказаться. И большинство впоследствии принимает решение. То есть при наличии такого теоретического конфликта не нужно забывать о приоритетности в работе. Необходимо делить, самому в голове чётко определять, где ты находишься и для чего. Если человек это понимает, то конфликты минимизированы. Бывает, что человек не понимает: пришёл как депутат, а ведёт себя как общественник, или пришёл как общественник, а ведёт себя как полицейский. Дома и на работе у всех разные роли. Например, дома человек - любящий муж и отец, но при этом работает надзирателем за заключёнными. А представьте, что будет, если придёт папа домой после заключённых и так же начнёт с детьми и женой обращаться? Нужно уметь делить.

Ассоциация оказывает большой комплекс услуг бизнесменам, консультативных в том числе. С какими проблемами предприниматели чаще всего обращаются? И насколько часты жалобы на надзорные органы?

На надзорные органы поток жалоб за пять лет не уменьшился. У нас же больше ста тысяч людей, которые занимаются бизнесом. Естественно, у каждого из них своя динамика, у каждого свои темпы, в том числе и частота общения с этими органами. Это сегодня мы говорим, у Иванова нет проблем, а через два дня к нему придут, и у него могут быть вопросы, и может возникнуть обращение в Ассоциацию. Поэтому пока не пройдёт полный цикл работы с каждым предпринимателем Омской области по тому или иному вопросу, мы не можем сказать, снизилось или не снизилось.

Также пять лет не покидает нас проблема с финансированием, работа с банками. Люди не могут получить кредиты. Мы имеем тот малый и средний бизнес на территории России, какой имеем. Если бы у каждого малого предпринимателя изначально был бы какой-нибудь завод площадью семнадцать тысяч квадратных метров, и он от этого шёл бы в старт, конечно, у него было бы неплохое обеспечение, с которым можно работать. На Западе находятся решения, причём нормальные, корректные, которые позволяют работать. Даже наше братское государство Казахстан показывает, что можно навести порядок.

Кроме того, имеются вопросы по налоговым нагрузкам. Хорошая работа была проведена в 2010-2011 годы, пока не было повышения по социальным отчислениям. Зачем нужно было это делать? Ведь мы стали забывать тему "серых конвертов". При этом рентабельность малого и среднего бизнеса упала. Получается, что человек зарабатывает меньше, а налоговая нагрузка всё растёт. Естественным образом у предпринимателя возникает инстинкт самосохранения, и он начинает искать пути решения, которые приводят к увольнениям сотрудников, оптимизации налоговой схемы. Так вот, на мой взгляд, принципиальная задача в том, чтобы сегодня каждый предприниматель платил, вышел из тени. У нас сегодня, по разным аналитическим расчётам, не менее половины экономики (это касается РФ и Омской области в том числе) находится в теневом секторе. То есть представьте, в тени более половины экономики. Ну так зачем тренироваться с теми, кто не прячется? 

Теневых станет ещё больше, если давить…

Правильно, потому что чем больше давят, тем больше уходят. Региональное или другое правительство об этом не говорит, есть только те, кто наказывают. А к теневым налоговая не идёт - это не налоговый агент, он нигде не зарегистрирован. Региональная, муниципальная власть также не имеет никаких прав. Сегодня единственная возможность как-то повлиять на теневых предпринимателей - это полицейский участковый. Ну так это же долгая процедура, не говоря уже о том, что у полицейских других задач достаточно, чем ходить и искать. Сколько у нас незаконно маршруток ездит? Мы что-то ищем по копейкам, а у нас под носом такие блоки доходов. Не наводится же порядок. Всем понятно: чем больше давить, тем будет только хуже, особенно в малом бизнесе. 

За время существования Ассоциации в Омской области появился уже пятый Министр экономики. Как влияет чехарда на таком важном посту на омский бизнес?

Любая чехарда и неопределённость влияет. Иногда не успеваешь знакомиться. Вы можете сказать: "Давайте ждать". Вы же отчасти упрекнули меня, что у бизнес-омбудсмена было мало времени, чтобы освоиться. А если каждому министру нужно будет полгода, чтобы только присмотреться? Мы-то не можем долго присматриваться - налоги платить надо, люди должны у нас работать, мы должны выживать сегодня каждый день, каждый час. Полгода чиновник может присматриваться, потому что у него оклад есть, место всегда тёплое. Ключевые показатели достаточно размыты, плюс общественное мнение всегда на стороне слабых у нас - ну он не смог, давайте всем миром соберёмся, кто хлебушком, кто яичком. Ну чего смешить? Когда в конце концов мы будем ориентироваться на сильных лидеров, которые через месяц-два смогут что-то внятное сказать и двинуться дальше?

Психологи говорят, что за пять лет на одном посту человек устаёт от того, чем он занимается. У Вас присутствует усталость? Не было ли желания когда-нибудь покинуть пост председателя правления АРП?

Нет, у меня есть огромный плюс: я очень стрессо- и психологически устойчивый. Я нацелен на результат, если я бегу, мне всё равно, где я бегу, всё равно дождь, град, ветер или что-то ещё. Надо мне пробежать десять километров в заданное время, то я это сделаю. Для меня самое главное, чтобы появлялись новые сложные задачи, и чем сложнее, тем лучше. Наоборот, если бы всё было монотонно, тогда, возможно, усталость была больше. 

Спасибо за интервью. У меня вопросов больше нет, но, может быть, Вы сами хотите что-то добавить?

Я постарался с нормальными позитивными эмоциями рассказать об Ассоциации то, что есть. Если ты человек разумный, то понятно, что ты имеешь свою позицию. Она может быть разной. Всегда есть желающие записать Морозова то в пятую колонну, то в оппозиционеры. Это, подчёркиваю, уровень развития отдельных людей, не более того. Когда я говорю, что у кого-то что-то не получается, я выдвигаю своё предложение, и чаще всего говорю: "Давайте я с вами это сделаю!". Всё на конструктиве, лишь бы принимали предложение. Сегодня численностью омский регион не сможет продвинуться, нам нужны эффективные менеджеры, мозги, креативные люди, молодые и зрелые. Тогда мы сможем противостоять многим вызовам, которые сегодня существуют. Примитивность, лизоблюдство всегда есть, но они никогда не влияли на прорыв. Всегда были те, кто имел своё мнение и умел его отстоять. Цепь сильна настолько, насколько сильно её самое слабое звено. Я хочу, чтобы у нас слабых звеньев не было вообще.

Фото: Илья Петров

Комментарии
Добавить свой
Свежие интервью
Адам Гонтье  •  27 ноября 2017, 16:16  •    •  
Игорь Огурцов  •  11 октября 2017, 10:02  •   2