В Барнауле ребёнок не мог выбраться из горящей квартиры, потому что был привязан к батарее
Происшествия  •  ИА «Омск Здесь» 10 июля 2015, 12:58, последнее обновление 22 декабря 2016, 07:32  •  печать

В Барнауле ребёнок не мог выбраться из горящей квартиры, потому что был привязан к батарее

Мальчика лишила свободы передвижения его собственная мать.

Женщина, страдающая психическим заболеванием, решила привязать своего четырёхлетнего сына к батарее отопления, а сама ушла из дома. Поэтому, когда в квартире начался пожар, малыш не смог покинуть помещение. К счастью, ребёнок остался жив. Огнеборцы вынесли мальчика наружу, и он с ожогами лица и тела был спешно доставлен в одну из больниц города.

Как сообщили в СУ СК по Алтайскому краю, в отношении матери пострадавшего возбуждено уголовное дело ("Незаконное лишение свободы заведомо несовершеннолетнего"). Кроме того, предстоит выяснить, почему сотрудники органов системы профилактики не изъяли ребёнка из семьи.

Комментарии
Добавить свой
Мирослав В-ов  •  11 июля 2015, 19:04

Главный вопрос здесь это - почему матери с психическим заболеванием доверили ребенка? Теперь-то наверняка исправят ошибку, но могло быть уже поздно.

Светлана Исаева  •  11 июля 2015, 18:46

Хорошо то , что хорошо кончается. В этом случае, можно сказать, хорошо. Таких мам я бы расстреливала не задумываясь. С органами, которые допустили до воспитания ребёнка такую мать нужно разобраться.

Юля Пучкова  •  10 июля 2015, 15:27

Что ребенок остался жив - это просто чудо. А что делать с матерью-садисткой, даже не знаю. Может ее тоже привязать к батарее? И пусть посидит так, да подольше.

Таня Шапран  •  10 июля 2015, 14:22

Страшно представить, что бедному ребёнку пришлось пережить. Действительно, куда смотрели все эти органы раньше? А это чудовище матерью нельзя назвать.

Евгений Янушкевич  •  10 июля 2015, 13:46

Где-то недавно читал, что детский омбудсмен Павел Астахов задавался вопросом: «Можно ли связывать детей в воспитательных целях?». Интересно, что бы он сказал об этой новости, да и те, кто проголосовали за «можно»?