#влюблённыевкниги: радость для ума
Свободное время  •  СИ «Омск Здесь» 24 декабря 2022, 10:09  •  печать

#влюблённыевкниги: радость для ума

В сегодняшней подборке рубрики #влюблённыевкниги собраны интереснейшие книги, расширяющие представление о мире и процессах, которые в нём происходили.

Книги, которые я собрала для вас сегодня, как будто специально созданы для того, чтобы в светской беседе поражать умы друзей и знакомцев фактами из них. Уникальная, удивительная информация о народах и о процессах эволюции, о микробах и учёных. И не менее интересные истории о нашем родном городе отлично запоминаются, поражают воображение и меняют взгляд на мир. Уверена, что после этих книг ваша картина мира станет разнообразнее и насыщеннее.

"Ружья, микробы и сталь", Джаред Даймонд

За этот научно-популярный труд американский эволюционный биолог и эколог Джаред Даймонд в 1998 году получил Пулитцеровскую премию. Что, в общем-то, неудивительно, учитывая масштаб темы, на которую он замахнулся. Автор размышляет о том, почему целые континенты развивались неравномерно. Как природная среда обитания влияет на человеческое общество. Почему одни народы быстро богатели и росли, а другие оставались на уровне первобытного общества. Из-за чего в одних странах появились и оружие, и способы обработки металлов, тогда как другие по-прежнему жили в каменном веке. Почему именно европейцы колонизировали земли индейцев, австралийских аборигенов и африканцев, а не наоборот. Как одомашнивание растений и животных происходило в разных частях света. Почему империи, письменность и стальное оружие ранее всего возникли в Евразии. Из-за чего болезнетворные организмы, заимствованные у домашних животных, сыграли решающую роль в европейском завоевании обеих Америк, Австралии, Южной Африки и островов Тихого океана. Почему, учитывая огромную ценность письменности, одни народы ею овладели, а другие - нет?

На разных исторических примерах Даймонд доказывает свою теорию о влиянии природного окружения на развитие культуры. Он описывает последние 13 000 лет существования человечества, сравнивает разные регионы (например, Новую Гвинею, Ближний Восток и восток США), приводит многочисленные подробные примеры из разных времён и мест.

Поэтому попутно вы узнаете множество интереснейших и удивительных фактов. Например, что 15 000 лет назад на территории современных США паслись стада слонов, львов и верблюдов, а от болезней, завезённых европейцами, погибло до 95 % коренного населения доколумбовой Америки. Прочтёте, в чём аномалия Мадагаскара и из чего состояло древнее шумерское письмо. Узнаете, как случилось так, что в сражении в Кахамарке 168 испанцев разгромили в пятьсот раз большее войско, убив тысячи туземцев и не потеряв ни одного человека из своих рядов. Даймонд расскажет про странные кулинарные пристрастия некоторых новогвинейских племён (каннибализм), про межплеменные войны аборигенов, про то, где именно были одомашнены курицы, кошки и свиньи, почему европейские болезни выкашивали такое количество населения, и как так произошло, что Африка - колыбель человечества, оказалась впоследствии беднейшим регионом. Междисциплинарный труд, отвечающий на множество вопросов, охватывающий глобальные темы и формирующий целостную картину мира в голове. Рекомендую очень.

"100 историй об Омске", Сергей Наумов

Эту книгу надо читать всем омским чиновникам. Всем руководителям, общественным деятелям, педагогам, да и просто всем омичам. И Омск для вас уже не будет прежним. Когда бываешь в европейской части России, в Питере, в Москве, чувствуешь, как историей пропитан там каждый метр. Видишь знакомые названия, которые встречал в книгах и фильмах, чувствуешь причастность к огромной истории. Вот после этой книги такой же эффект. Наконец-то начинаешь ощущать "затоптанность" нашей земли в хорошем смысле этого слова. Начинаешь видеть связь Омска со всей огромной страной, со всей её историей. И самое важное, что это ви́дение не связано с казёнными фразами и с заезженными штампами про Достоевского и Бухгольца, которые говорят на каждом Дне города. Появляется какое-то гораздо более важное, глубинное, внутреннее чувство насыщенности здешнего места и здешней истории. Я уверена, что расширение знаний о месте, в котором ты живёшь, увеличивает связь с этим местом, углубляет любовь к нему. А Омск есть за что любить.

Автор рассказывает множество вещей, о которых я раньше даже не слышала. Например, что в середине 20 века на центральных улицах города росли пальмы, кипарисы и розы. Что последняя остановка царской семьи перед расстрелом была недалеко от Омска. Что в Омске был свой Святой - канонизированный в 1984 году Стефан Знаменский, и что именно он крестил когда-то маленького Мишу Врубеля. Что Лев Гумилёв, отбывая срок как политзаключённый, строил Нефтяники, а конструктор Сергей Королёв, работая здесь в шарашке в годы войны, чертил на стене возле своей кровати в комнате здания на 2-й Транспортной странные схемы. Сейчас в этом здании детская поликлиника, куда я вожу своих детей. И они ходят там, где ходил, ел, спал когда-то великий конструктор. В этой книге очень много городской географии. Автор рассказывает историю зданий, сохранившихся до сих пор. И создаётся ощущение многомерности - как будто из ветхих стен и руин вырастают яркие картинки, на фоне которых шла жизнь.

"Охотники за микробами", Поль де Крюи

"Вся история охоты за микробами полна нелепейших фантазий, блестящих откровений и сумасшедших парадоксов". Главное впечатление от этой книги: героизм и увлечённость её героев - Коха, Мечникова, Левенгука, Пастера и других отчаянных и фанатичных учёных. Они кипятили часами свои колбы и пробирки, сами делали микроскопы, прививали вирусы себе и своим близким, ставили чудовищные эксперименты на животных и на людях, каждый день рисковали жизнью - своей и чужой. Они отправлялись в самые ужасные очаги эпидемий, вдыхали, глотали, трогали миллиарды бацилл. Чтобы опровергнуть теорию о распространении жёлтой лихорадки через одежду, отчаянные добровольцы провели двадцать ночей среди загаженных простыней и одеял, в пижамах, снятых с умерших людей. Чтобы проверить, как работает прививка от бешенства, они вводили смертельно опасный яд укушенным детям и взрослым. Они прививали сибирскую язву целым стадам. Они оставляли после себя горы трупов коров, мышей, кроликов и собак. Они были безрассудны и фанатичны. Они были настоящими учёными. И именно благодаря им мы и наши дети не боимся ни сибирской язвы, ни бешенства. Большинство младенцев доживает до взрослого возраста, продолжительность и качество жизни сильно увеличились, а применение элементарных знаний о гигиене и микробах каждый день спасает миллионы жизней.

Сколько ещё предстоит открыть? Сколько ещё вокруг явлений, в объяснении которых мы заблуждаемся?? Многое сейчас кажется непреложной истиной, мы думаем, что так было всегда. На самом деле ещё совсем недавно, в конце 19-го века над учёными, предположившими, что жёлтую лихорадку разносит муха цеце, открыто смеялись. А в 18 веке была популярна теория, утверждающая, что жизнь может возникать самостоятельно. Большинство мыслящих людей того времени считало, что пчелиный рой может вылететь из закопанного в землю телёнка, мыши зарождаются из грязной тины Нила, а мухи - из отбросов. Захотелось отдельно почитать про Мечникова. Неистовый бородатый философ с горящими глазами, красным, взволнованным лицом и усами, полными бацилл, которых он разбрызгивал вокруг своими широкими поэтическими жестами. Неординарный человек широкой души и интересов. Великолепный рассказчик, знаток оперы и литературы, гипнотизёр, основоположник иммунологии, геронтологии и танатологии. Мечников - однозначно мой герой! Книга написана человеком, влюблённым в людей, открывших микромир. Написана легко и непринуждённо. Местами напоминает увлекательный детектив. Автор пишет о людях любознательных, с горящими глазами и беспокойным умом, немного с "сумасшедшинкой". Его восхищение передаётся читателю. После этой книги наука не кажется скучным делом.

* * *

На нашем сайте вы можете найти подборки книг на любой вкус. Рецензии на книги от Александры Макаровой вы также можете найти в официальной группе автора "Влюблённые в книги" во "ВКонтакте".

Читайте также

Комментарии
Добавить свой