Травма стала триггером. Drummatix об удалённой работе, музыке и таланте
Свободное время  •  ИА «Омск Здесь»  6 мая 2020, 11:34  •  печать

Травма стала триггером. Drummatix об удалённой работе, музыке и таланте

Недавно у исполнительницы Drummatix вышел альбом "На горизонте". После начался тур, но вирус и запрет на выступления привели к переносу концертов.

Екатерина Бардыш, а также её соратники - Алексей Полищук и Артём Кабанов рассказали "Омск Здесь", как они проводят время на карантине, почему не собираются уезжать из Омска и как втроём пишут песни.

Недавно артисты выступили в рамках проекта "ПроСлушай" (18+), который выходит на нашем YouTube-канале. Выступление Drummatix посмотрели более 20 тысяч человек. 

- Все мы так или иначе пострадали от коронавируса. Ты выпустила альбом, начался тур, и тут запрещают все концерты и объявляют карантин. Как ты на это отреагировала?

- Что касается темы самоизоляции и отмены концертов, то пострадали все артисты. Сфера культуры и шоу-бизнеса оказалась под ударом. Я выпустила альбом, и хочется "переть" дальше и дальше, но тут мы оказались заложниками ситуации. Тем не менее мы успели выступить в пяти городах. Сейчас проводим прямые эфиры, используем это время для усиленной подготовки к продолжению тура осенью. Да и больше людей услышат песни с нового альбома.

- Вы поддерживаете связь с организаторами концерта? Люди стараются вернуть билеты или большинство всё-таки готовы ждать и прийти на ваше выступление в другую дату?

- Все билеты действительны, их не нужно сдавать, разве что, если дата, на которую перенесут концерт, неудобна для зрителя. А статистику я не веду, это делают организаторы. Я творчеством занимаюсь и музыку пишу.

- По сути, Бледный открыл тебя музыкальному миру?

- Грубо говоря, Бледный запустил инфу в массы о том, что в музиндустрии есть вот такая вот "девчонка-битмейкер", и впоследствии познакомил с ГРОТами. Совместно с ГРОТом они написали трек "В одной лодке", а бит был моим. Я увидела его в сети и репостнула запись с мыслью о том, что круто, когда делают треки под твоё музло, и в прямом эфире Бледный сказал, что это мой бит. И после этого мне написали ГРОТы, и мы стали вместе работать. Кстати, с Антом (солист группы 25/17, прим. ред.) мы жили в соседних домах и ходили в одну музыкальную школу, мы оба из Лузино.

- Ты любила ходить в музыкальную школу?

- Да, я пахала. Я проводила там очень много времени, все выходные могла прозаниматься. Участвовала в разных музыкальных конкурсах. Причём в семье у меня музыкантов нет. Правда, моя прабабушка могла стать известной на всю страну исполнительницей. Её пригласили работать в столицу, но муж сказал, что нужно сидеть дома, варить борщи, и ни в какую Москву он её не отпустит. А могла получиться карьера певицы... Вот такая семейная легенда.

- Расскажи о том, как ты стала заниматься музыкой и начала петь. Там какая-то очень интересная история вышла...

- Музыкалку я закончила по классу фортепиано с красным дипломом. Потом поступила в университет на актёрское отделение, и музыка оказалась уже на заднем плане. Я любила музыку, она всегда была во мне, но я определила для себя, что моя профессия - актриса. И как-то мы ставили спектакль "Когда падают горы" в "Пятом театре". Режиссёр дал задачу двум группам артистов играть на инструментах: этнический состав и музыканты, которые играют что-то вроде ресторанной музыки. Я попала в первый. Мне нужно было написать саундтрек к этой части и исполнить песню. Но я никогда не пела до этого, тем более, что для этого нужен был этнический вокал. Мы репетировали, сидя на полу, а дело было ближе к зиме. Видимо, меня продуло. Как-то после репетиции я сидела за компьютером, и резко: щёлк, у меня схлопнулось лёгкое. Меня положили в больницу, репетиции отменились. Мне поставили диагноз "спонтанный пневмоторакс".

Через пару месяцев я реабилитировалась, мы продолжили работу, и когда мне сказали: "Пой!", - тут из меня буквально полился звук. Чтобы что-то найти, нужно что-то потерять. Травма стала триггером, который запустил эту цепочку событий. Когда мы с группой ГРОТ начали работать над совместным проектом "Дети Маугли", они сказали: "Катя, можешь что-нибудь спеть?". А я уже была после этой ситуации с болезнью, и попробовала. И этот "вой" стал знаковым моментом в нашем сотрудничестве. После этого они пригласили меня в свою группу официально, у нас должен был быть первый большой сольный концерт в Москве. Я отпрашивалась в театре, чтобы съездить на выступление, но меня не отпускали. Режиссёр сказал: "Катя, а кто Бабу Ягу будет играть?". Но в этот раз весы перевесили в сторону музыки, и я уволилась. Мне кажется, что если ты хочешь в чём-то преуспеть, то не стоит распыляться, нужно отдать максимум своего времени.

Алексей: Катя как ученица (Алексей учил Катю написанию и продюсированию музыки, саунд-продакшену - прим. ред.) оказалась более, чем способной. Это первый человек, после которого я понял, что значит, когда человек хочет заниматься. Если она что-то не понимала, она не звонила мне по каждому пустяку, а пыталась узнать сама.

- Когда мы договаривались об интервью через Артёма (бэк-вокалист группы, - прим. ред.), узнали, что ты живешь в Омске и куда-либо переезжать пока не собираешься, потому что можно и отсюда заниматься музыкой.

Катя: Пока да, пока мы в Омске, и это не мешает. Но одно дело, когда ты работаешь удалённо посредством интернета, а другое - личное общение. Второй вариант ускоряет процесс, тебе не нужно по сто раз присылать демоверсии, а можно сразу в студии всё поработать и обсудить в реальном времени. Да, Москва и Питер - это средоточие музыкантов, там движняк более насыщенный, но моё территориальное нахождение в Омске мне пока не мешает. Но что будет дальше - время покажет.

Артём: Моя поездка в столицу пришлась на период 2008-2010 годов, я туда поехал в поисках лучшей жизни. Тогда только-только распалась моя известная на локальном уровне группы Nasty Nuts, и я был настолько разочарован и раздавлен, что решил, что нужно двигаться в сольном направлении. Тогда ещё была группа Centr, и в 2008 году после их концерта в Омске наладились какие-то связи, шли разговоры о сотрудничестве. И вот: распадается группа Nasty Nuts, я приезжаю в Москву, распадается группа Centr – и я остаюсь не у дел. Сходил на концерт Prodigy, пожалуй, это самое яркое воспоминание из той поездки. Я решил, что истосковался по малой родине, и вернулся в Омск зализывать раны, которые мне нанесла столица.

Алексей: Я не могу просто так уехать из Омска: здесь семья, дети, локальный бизнес (студия звукозаписи). Много раз поднимался вопрос о переезде, но раз я здесь, то сделал всё для того, чтобы в Омске мне было работать максимально комфортно. Я периодически езжу в Москву, в Санкт-Петербург на сессионные выезды, но живу всё-таки тут. Многие говорят, что заниматься музыкой в Омске не вариант, но через онлайн особенной разницы нет, в каком городе ты находишься. Но я хочу ещё раз повторить: у любой работы на удалёнке есть определённый потолок. Я это прочувствовал на себе, когда наша команда Diamond Style начала плотно сотрудничать с лейблом Black Star. Слушать демки, которые кто-то присылает по интернету, они не будут, там всё работает по принципу личных встреч. Это люди, которые ценят своё время.

Катя: Если, например, взять группу 25/17 и нашу совместную работу над акустическими альбомами, то мы поступили так: они привезли меня в Москву, я там жила, и мы на студии занимались написанием акустической версии.

- Кать, как вы нашли свою манеру читки? Когда включаешь какой-то трек, сразу слышишь этот "шаманизм" и понимаешь, что это Drummatix.

- Не было такого, что я искала: вот тут я читаю "как девочка", а тут я хочу понаваливать. Слушая музыку Drummatix, ты поймёшь, какую музыку я слушаю и чем я вдохновляюсь. Такая манера читки - это моё нутро. Конечно, я могу быть более мягкой, но это проявляется в вокальных песнях. А что касается читки, то я себя именно так комфортнее чувствую, я так говорю на сцене.

- Спортсмены часто говорят, что успех - это талант, помноженный на тренировки. Так вот манера исполнения - это тоже тренировки?

- Безусловно. Талант - понятие относительное, для меня это предрасположенность к... Я более предрасположена к созданию музыки или зубодробительному флоу, но без практики и тренировок этого не было бы абсолютно. Я никогда не думала о том, что стану читать рэп, мне просто в один момент это стало интересно. Меня дико впечатлила Alyona Alyona, я стала переслушивать тех артистов-текстовиков, от которых я кайфую. Мне помогло то, что я озвучиваю документальные фильмы про хип-хоп, где разбираются разные флоу. С первого раза, конечно, ничто не получится.

Алексей: Артист может быть дико талантливым, но дико ленивым. Музыка - это абсолютно такая же работа, как и всё остальное. Другое дело, что работа эта в удовольствие.

- На русской сцене таких девушек, как Alyona Alyona мало, на Западе их гораздо больше.

- Да, там их полно! И меня впечатлила именно Алёна, потому что в её текстах я услышала что-то близкое, она так классно и уверенно стелет. Я пересмотрела с ней множество интервью, и именно она меня этим всем заразила. Это первая девчонка, которая заинтересовала меня своей душой и тем, как это она транспонирует в читку. И у нас есть знаменитые девчонки, которых слушает довольно большое количество людей. Но мне такое творчество совершенно не близко. Наши девушки в основном, сублимируют свои комплексы в музыку, где ещё сильнее начинают задыхаться. Само творчество комментировать вообще нет желания. У них не выходит говорить о чем-либо, кроме своих влажных переживаний и "сердешных" рефлексий, чтобы человек, которому, в общем-то, плевать хотелось на их половые отношения, включил трек и что-то для себя извлек. Эти темы мне не близки. Мне нравятся песни, которые могут тебя мотивировать на что-то, музыка - это таблетка, которая может тебя вылечить.

- А о чём твои песни?

- Моя музыка абсолютно для всех, для каждого. В песнях я делюсь своими переживаниями, например, рассказываю о своих снах. Или могу посвятить песню слушателю, своему племени. В своём творчестве я напоминаю, что внутри каждого из нас есть несокрушимая сила. Эта сила двигает нас вперед и никто, кроме нас самих, не проживёт эту жизнь. Всё в наших руках. А ещё я говорю о том, что темп жизни сейчас очень высокий, и мы все много работаем. Из-за этого человек превращается в машину, и в большинстве случаев забывает про свои эмоции, стесняется их. Я считаю, что если тебе плохо - плачь, если ты счастлив - радуйся, кричи, танцуй, будь человеком. Слушатель должен быть восприимчив к разнообразным чувствам, отражённым в музыке. Я хочу, чтобы слушатель обратился к собственному "Я".

- Как вы пишете песни? Кто за что отвечает?

- Начинается всё с музыки, я сажусь и пишу бит. Дальше идёт идея для трека. Чаще всего идею песни подаёт сама музыка, рождает в голове образы, ассоциации, заряжает своей энергией. Потом мы все вместе собираемся, и я пересказываю ребятам эти обрывки мыслей, эмоций. Мы начинаем обсуждать это, раскрывая тему всё глубже, делимся мыслями. После идёт написание текста. Признаюсь, для меня это сложнее, чем написание музыки. В первую очередь я всё же музыкант, чем текстовик. Иногда у меня бывают запарки, проблемы, и я обращаюсь за советом к Тёме, как к более опытному райтеру/текстовику. Артём очень круто объясняет какие-то устоявшиеся технические моменты в построении рифмоконструкций, я впитываю эту информацию и использую её на практике. Дальше я прописываю вокал, Тёма подключается на бэки, а в конце всё это дело Лёша приводит в порядок - сводит и мастерит.

- Как ты думаешь, артист, выступая десятилетиями со своими песнями, устаёт от них?

- Я думаю, что это неправда. С кем бы я ни общалась из артистов, многие говорят, что ты заряжаешься на каждом концерте по-новому. И сколько бы лет я ни пела свои песни, я постоянно буду на драйве.

Читайте также

Комментарии
Добавить свой