Полярный дневник. День пятнадцатый. Да будет интернет!
Блоги  •  ИА «Омск Здесь» 15 августа 2015, 13:11, последнее обновление 21 декабря 2016, 21:28  •  печать

Полярный дневник. День пятнадцатый. Да будет интернет!

Зампредседателя омского отделения Русского географического общества, замдиректора Омского областного музея изобразительных искусств им. М. А. Врубеля Алексей Матвеев входит в состав экспедиции на остров Белый, посвящённой изучению событий августа 1944 года, когда немецкая субмарина U-365 атаковала советский конвой БД-5. Его "путевые записки" публикует "Омск Здесь".

29 июля

08.00-02.00

Подъём. Студёная вода в умывальнике бодрит. Мышцы болят. Разминка сегодня дольше. Саша Шлюшинский с Лёшей Леонтьевым остаются, чтобы сделать интернет на Стационаре учёных. Лёша - технарь по образованию, живёт и трудится в закрытом и секретном городе Новоуральске (Свердловск-44). Там обогащают уран. Алексей показывал нам даже такой документ, как "Пропуск в город". Без него попасть в Новоуральск невозможно. Со студенческих лет Лёша ездит в археологические экспедиции, а вот недавно стал возить ребятишек в поисковые экспедиции, где они поднимают бойцов Красной армии.

Всегда позитивен, приятен и лёгок в общении. Не помню, чтобы он был чем-то опечален. Вообще лёгкий и спортивный. Он Саше большая помощь в вопросах отладки техники.

Мы под руководством Дмитрия Голикова выдвигаемся на Раскоп. Опять тягаем помпу на лодку, на ТРЭКОЛ, едем. Море неспокойное.

В воздухе серость и влажность. Идёт мелкий противный порывистый дождь. Прибыли. Эх. Из вездехода высыпаем, как десантники в небо, один за одним. Слаженно одни потянули помпу, другие - хобот, третьи оживляют генератор, Алексей Кадуков лихо раскручивает шланг.

Сегодня на Базе он научил меня правильного его сворачивать. Говорит: "А Вас, что, Викторович, в кружке "Юный друг пожарного" этому не учили?". Нет. Молча улыбаюсь. А про себя думаю: "Я ходил в кружок "Юный друг милиции".

Кунгас опять значительно заполнен водой.

Помпа откачала воду за 40 минут. Мы с Ильей Шапаренко и Максимом Егоровым работаем на отвалах. Они вызывают большое опасение, поскольку из-за дождя стали тяжелее и могут обрушится вниз в кунгас. Сдвигаем макушки отвалов, делаем широкие полки и срезаем края. Что ещё писать? Пашем до 13.00. Вчера по моей просьбе Саша ввёл практику фиксированных часов работы и перерывов. 45 минут работаем, потом 15 минут отдыхаем. Потом снова 45 минут работаем, и так далее. В таком режиме работают все археологические экспедиции в Омской области точно. А может быть, и в России. Серёжа Наталевич спорит, что у него может быть свой внутренний режим. Поясняю ему, что этот хронологический ход придумали давно, опираясь на результаты научных изысканий, связанных с работоспособностью людей. В каком-то НИИ в конце концов выяснили, что при долгосрочной землекопной работе организм человека после 45-минутной пахоты восстанавливается полностью не менее чем за 15 минут. Потом снова готов к работе. А главное при таком раскладе все "участники марлезонского балета" понимают, что есть фиксированное время перерыва, и рассчитывают свои силы.

На перерывах прячемся от дождя и греемся в КУНГе. Там работает обогреватель и электрический термопот. Пьём чай или кофе. Есть печенье. На перерывах общаемся. И снова на работу. Кубометры. Ребята со дна кунгаса поднимают тяжёлую чёрную креозотную грязь. Идёт дождь, и я свой фотоаппарат не достаю. Боюсь залить. Воспользуюсь кадрами, которые сделали Егоров и Кадуков.

Работали до 13.15. Вернулись на Базу. Упали. Дима-беспилотник принёс дрова, разжёг печь, и мы сразу же обвесили всё пространство вокруг неё своей одёжкой. Договорились с Голиковым, что выезжаем на работу в 16.00. Пообедали. Упали в кровати. Спим. В 16.00 зашёл Дима и сказал: "Ну что, пацанчики, собираемся!". Мы воспрянули ото сна, но через минуту он вернулся и сказал: "Отбой. Командир велел отдыхать!". Вслед за ним зашёл Александр и пояснил, что сегодня нужно дать мышцам небольшую возможность отдохнуть. Наверное, наша усталость заметна. А кроме того, ему неудобно отправлять нас на "песчаный карьер", когда сам он остаётся на Базе. Мы, не веря своим ушам, ложимся спать дальше. Многим это удается. Сергей Наталевич, прежде чем уйти в царство Морфея, говорит: "Сейчас досмотрю во сне инструкцию по устройству вечного двигателя, а потом вам расскажу". Да, хорошо бы.

Заснуть не могу. Максим Егоров на соседней кровати - тоже. Что делать? Собираем группу желающих поиграть в карты. Но Валерий Ханбеков предлагает нам сыграть в "покер на костях". Ни разу не играл. Валерий объясняет правила. Играем. Очень интересно. Народ подтягивается. Сыграли один раз. В это время в кубрике спасателей пиликает рация. Никто её не берет. Поднимаюсь. А это Саша со Стационара как раз ищет меня с радостной новостью. Им удалось наладить ИНТЕРНЕТ! Историческое событие. Нет на Белом! Саше срочно нужно отправить вчерашние фото кунгаса в Салехард руководителю департамента науки ЯНАО Алексею Леонидовичу Титовскому. Я ему и нужен с фотоаппаратом. А мне нужен интернет, чтобы скинуть родным и близким письма и фото, а также отправить новые страницы "Полярного дневника" Екатерине Криль - редактору сайта "Омск Здесь". Молчал 10 дней. Нехорошо. Зову Алексея Кадукова, и мы быстро и молча, чтобы не привести за собой хвост из страждущих интернета, идём на Стационар.

В вагончике Стационара, где недавно поселились учёные специалисты по вечной мерзлоте Кирилл и Павел, и совершили техническую революцию Саша с Лёшей Леонтьевым. Кроме нета, им через всемирно известный Центр Управления Полётами (ЦУП) удалось подключить и телефон дальней связи. Здорово!

Мы по очереди пишем и звоним. Я до своих не дозвонился. Гуляют, наверное. Дозвонился до мамы. Она была очень рада. Вышли довольные. Как будто дома побывали. И главное, теперь у нас есть СВЯЗЬ! Каждый день!

На выходе обращаем внимание на такую обыденную вещь, как ружьё, спокойно висящее у входа в вагончик учёных.

Алексей Кадуков разговаривал с ними, пока мы работали в нете. Павел и Кирилл рассказали, что им на этой неделе в глубине острова белые медведи несколько раз сворачивали научные изыскания. Павел говорит: "Я думал, что по тундре бегать нельзя. Думал. А недавно понял - можно!". Последний раз они еле унесли ноги от большого медведя.

Возвращаемся, и тут я замечаю, что на поверхности тундры растут цветы. Фотографирую.

Алексей говорит, что видел здесь три вида разных цветов. Все они небольшие.

Ужинаем. После столовая превращается в кинотеатр. Здесь на огромной мультимедийной панели парни смотрят фильмы, которые привезли с собой на флэшках. Немного посидел и пошёл писать дневник на Сашином ноутбуке. Работал до 1.30. Спустился в столовую попить воды и, проходя мимо входной двери в наш дом, увидел, что он изнутри не закрыт на большой железный крюк. А должен был. Лёг. 15 минут сознание рисовало мне картины подкрадывающегося и взбирающегося на второй этаж белого медведя, общий ужас и пострепортаж в телевизионных новостях о том, как медведь съел экспедицию, и художественный фильм вроде "Перевала Дятлова", который снимут лет через 50. Нет. Брр! Так я не засну. Зашёл в кубрик к спасателям.

- Коля, Коля.

- У?

- Сейчас два часа ночи. Нормально, что Дом не закрыт на крюк?

- Нет.

- Точно нет? Закрыть?

- Закрыть.

- А Олег утром придёт, как войдёт?

- Он умеет крюк отодвигать.

Спускаюсь закрывать злополучный крюк и с удивлением обнаруживаю на верхней площадке перед входом в наш жилой отсек лежащего Боцмана. То ли он сам, видя, что Дом не закрыт, зашёл и занял позицию часового, то ли на улице похолодало, и он залез повыше, где теплее. Важно, что у нас теперь есть ещё один уровень охранной сигнализации. Боцман - умница, нас в обиду не даст. Успокоенный засыпаю.

Комментарии
Добавить свой