Кирилл Родин: "Конкурс Шпета - хороший трамплин для музыканта"
Интервью  •  26 марта 2017, 12:42, последнее обновление 26 марта 2017, 13:06  •  печать

Кирилл Родин: "Конкурс Шпета - хороший трамплин для музыканта"

Председатель жюри II Межрегионального открытого конкурса юных скрипачей и виолончелистов имени В. Я. Шпета заслуженный артист России Кирилл Родин уверен, что для многих участников конкурс станет путёвкой в большую музыкальную жизнь.

Кирилл Родин  •  Виолончелист, лауреат международных конкурсов виолончелистов, почётный профессор Пекинской консерватории, солист Московской государственной академической филармонии.

С 23 по 28 марта в Омске проходит II Межрегиональный открытый конкурс юных скрипачей и виолончелистов имени В. Я. Шпета. Это крупнейшее профессиональное соревнование для молодых исполнителей в возрасте до 19 лет, которое проводится по двум специальностям: скрипка и виолончель. Председателем жюри конкурса стал Кирилл Родин. Он является лауреатом международных конкурсов виолончелистов в Белграде (1984, I премия и специальный приз "Золотая арфа") и конкурса имени П. И. Чайковского в Москве (1986, I премия и Золотая медаль). Среди его учеников - лауреаты международных конкурсов. Кроме этого, он проводит мастер-классы в Германии, Великобритании, Франции, Италии, Республике Корея, Хорватии, Японии, Испании, Китае и других странах. 

Кирилл Владимирович, как член жюри конкурса на что Вы будете обращать внимание?

Мы, прежде всего, обращаем внимание на индивидуальность, насколько человек интересен как личность, как музыкант. Мы понимаем, что в столь юном возрасте владеть в совершенстве инструментом даже на уровне того репертуара, который они исполняют, невозможно. Это слишком завышенные ожидания. А вот когда чувствуется, что мальчик или девочка, не постигли ещё всех секретов мастерства, но у них есть богатый внутренний мир, и они пытаются это донести, причём именно как ребёнок, как юный музыкант, - это всегда интересно. За это можно простить какие-то ошибки, которые, увы, встречаются и у студентов. Я вот вчера только, отработав целый день в консерватории, слышал очень много фраз: и хороших, и нехороших. Это нормальный учебный процесс. А вот конкурс как раз из этого числа трудолюбивых, целеустремлённых детей позволяет выявить самых одарённых.

Есть ли принципиальные различия в манере исполнения мальчиков и девочек и, соответственно, в системе их оценивания?

Нет различий. Для меня будет важным критерием, как он воспринимает свой инструмент: просто как инструмент, который ему дали, и он взял смычок, или как часть самого себя. Это инструмент, который вобрал все диапазоны человеческого голоса, и насколько он может этим инструментом пользоваться, чтобы передавать человеческую природу и дух человеческого голоса естественный, натуральный. Вот на это я обращаю внимание прежде всего.

И здесь очень интересен формат этого конкурса: различные возрастные категории. Когда мы говорим о юношах и девушках 11-12 лет и 15-16 лет, это большой разрыв, и они оказываются в неравном положении. Здесь эта градация поделена очень корректно, и в каждом творческом возрасте девочка и мальчик найдут своих соперников, друзей, конкурентов, коллег, и тем честнее будет соперничество.

Имеет значение, какое произведение выберет участник?

Есть определённый репертуарный список. Можно же самое простое произведение сыграть так, что его для себя заново откроешь. Я не перестаю учить студентов и учиться у них чему-нибудь, и разговаривать на их языке, и понимать их мысли. Так что, я надеюсь и здесь чему-то научиться.

Как Вы думаете, лауреаты конкурса имени Шпета смогут показать себя в будущем на юношеском конкурсе имени Чайковского?

Кстати, некоторые участники этого конкурса потом, через три месяца, когда расцветёт сирень, будут участвовать в юношеском конкурсе имени Чайковского. Я думаю, этот конкурс такой хороший дополнительный трамплин, творческий импульс. Это очень важно. Здесь они в своём часовом поясе. С одной стороны, это ответственно - выступать у себя дома, с другой стороны, они ничем не рискуют. Желание соревноваться, желание доказать друг другу, что ты лучший, - это естественно. Поэтому они ничем не рискуют. Пусть играют, пусть воспринимают конкурс как такое яркое, интересное событие, которыми должны быть наполнены их юные годы.

Кирилл Владимирович, а как складывался Ваш роман с музыкой?

Роман начал складываться, когда меня часто оставляли дома у бабушки. Там было много пластинок. Я слушал записи наших песен в исполнении Бернеса. У меня развивался с рождения музыкальный слух, голос. Я всё время пел. Так получилось, что родители не музыканты, но любили музыку и вот отвели меня в музыкальную школу. Отвели слишком поздно, поэтому им сказали: "Что же вы ребёнка привели так поздно? Уже на фортепиано, на скрипке все заняты. Ну вот есть на виолончели. К тому же у мальчика пальчики вроде виолончельные". Вот так я стал виолончелистом.

Но роман начался позже, потому что первые два  года я, конечно, с виолончелью помучился. Вот самый мой счастливый день был, когда я случайно её уронил, её отвезли мастеру, и три дня можно было не заниматься, и меня никто не мог заставить.

Но всё-таки заставили…

Мой педагог и та атмосфера, в которой я учился в школе Гнесиных. Конечно, когда видишь, как артист со сцены играет, это кажется недостижимо, а когда твой сверстник или чуть постарше тебя уже играет, ты понимаешь, что достичь этого можно, приложив труд. Я постепенно пересмотрел своё отношение, и меня уже не нужно было заставлять заниматься

Я всё время учусь, и выступаю на сцене, и занимаюсь с учениками, и слушаю конкурсы. Когда я выступаю, мне доставляет, конечно, большую радость общаться с публикой. То, что я ночами не сплю и занимаюсь любую свободную минуту. Мне, конечно, хочется поделиться, реализовать свои творческие возможности как исполнитель. Но когда я занимаюсь со студентами, мне также интересно с ними общаться, предложить им что-то своё, и я сам питаю их своей энергией, и получаю от них тоже немало.

Фото: Илья Петров

Читайте также

Комментарии
Добавить свой
Свежие интервью
Игорь Угольников  •  вчера, 11:18
Александр Паль  •  28 апреля 2017, 20:52