Манвел Мажонц

О "конце света" в Омске - грозит ли "Омскэлектро" банкротство? О переоценке и стоимости - почему сегодня активы предприятия "стоят" 5 млрд рублей, а в прошлом году их оценивали в 600 млн? О "точке безубыточности" и миллиардном убытке - зачем состоятельным арендаторам понадобилось несостоятельное предприятие?

Ольга Ерошенко

Если посмотреть экономику предприятия "Омскэлектро", как она изменилась за прошлый год? Удалось ли остановить рост долгов и достичь той "точки безубыточности", о которой заявлял каждый менеджер, начиная работать с муниципальным предприятием?

Последние пять лет выдались сложными для предприятия, и тот самый миллиардный долг возник за эти пять лет, в среднем, 200 миллионов убытков в год. В этом году, впервые за пять лет, у нас нет убытков, есть первая прибыль по результатам 2012 года - около 20 миллионов рублей, у нас не выросла задолженность. У нас существенно улучшились и другие существенные показатели, такие, как потери. Мы получили наилучший показатель потерь электроэнергии за последние 5 лет. Потери довольно существенно сокращены, мы еще не дотянули до норматива, но над этим работаем. Мероприятия, которые мы предприняли, дали хороший эффект. Есть у нас также такой показатель как показатель доходов по прочей деятельности. По данному показателю тоже около 20% выросли наши доходы и прибыль. Все это говорит о том, что предприятие прочно встало на путь оздоровления, мероприятия, которые были разработаны менеджментом предприятия и администрацией города, дали свой эффект. К сожалению, управленческие решения, которые были приняты, условно, пятилетие назад, конечно, держат нас в той ситуации, когда с миллиардом нам ничего не сделать. Он как был, так и остается, сократить его нам не удалось. Но изначально мы ставили вопрос о том, чтобы выйти на "точку безубыточности". Эта задача в прошлом году решена, и решена с определенным запасом прочности, потому что прибыль у нас была по каждому из кварталов, начиная со 2 квартала (с апреля по июнь 2012 г. – прим. ред.).

"Омскэлектро" котловым методом распределения тарифа связано как с "МРСК Сибири" - "Омскэнерго", так и с "Омскэнергосбытом". После решения, которое принял "Совет рынка" в Москве, "Омскэнергосбыт" больше не сможет работать на оптовом рынке электроэнергии, теряет статус гарантирующего поставщика, при этом именно "Омскэнергосбыт" часто позволял себе не платить "Омскэлектро" по выставленным счетам. Как Вы прокомментируете ситуацию, когда прошлый директор "Омскэлектро" Дмитрий Луговой заключил 17 мировых соглашений с "Омскэнергосбытом", уступив сбытовой организации почти 500 миллионов рублей долгов, не ослабило ли это уже убыточное предприятие "Омскэлектро", и как сейчас с Вами рассчитывается "Омскэнергосбыт"?

Наша позиция по отношению к тем мировым соглашениям, которые были подписаны в начале 2012 года, совпадает с отношением, которое выразила КСП (Контрольно-счетная палата – прим. ред.) после проверки и аудиторы. Мы считаем, что этими мероприятиями был нанесен урон компании. Существует обращение депутатов Городского Совета по этому вопросу в правоохранительные органы. Мы считаем, что все мероприятия, по возврату денег, потерянных в результате этих мировых соглашений, необходимо проводить. Другое дело, что компания, в пользу которой были приняты решения, сейчас уходит с рынка, ничего хорошего в этом нет, потому что эта компания, значит, не выполнит своих обязательств по отношению к участникам рынка. Это определенным образом будет дестабилизировать рынок. Другое дело, что сейчас решением "Совета рынка" этот статус "гарантирующего поставщика" временно переходит к "МРСК Сибири". Я бы хотел подчеркнуть, что этот статус называется "гарантирующий поставщик", т.е. здесь не столько о преимуществах идет речь, сколько об обязательствах, о гарантиях для населения при поставках электроэнергии. Это непростая вещь. И если "МРСК Сибири" с долей ответственности, которая присуща этой компании, отнесется к этому статусу, если она вспомнит, как тяжело ей было, когда в свою очередь "Омская сбытовая компания" ей не платила, то будет справедливо платить нам. Деньги у населения будут собираться. У нас население платит исправно, а вот участники рынка не всегда ведут себя корректно. Я очень рассчитываю, что "МРСК Сибири" будет вести себя корректно в этой ситуации, помня, что она еще недавно была в нашей "шкуре", и будет платить по счетам, тогда я убежден, что никаких проблем для населения не будет, не будет роста тарифа, не будет банкротства, и различной нестабильности.

Вернемся к поведению "МРСК Сибири" на рынке: мы знаем, что компания подала иск о банкротстве предприятия "Омскэлектро". Руководство МРСК не скрывает, что это связано с решением Горсовета, возможно преждевременным, о передаче имущества еще не зарегистрированного ОАО "Омскэлектро" в долгосрочную аренду вновь созданному ЗАО с аналогичным названием. Чем для муниципального предприятия грозит введение процедуры банкротства? И грозит ли банкротство на самом деле, или это тактический ход?

На 13 февраля 2013 назначено рассмотрение иска "МРСК Сибири", мы абсолютно уверены, что не будет банкротства, потому что нет оснований. Все обязательства, которые существуют на данный момент, наша компания исполняет аккуратно и в срок. Если есть судебные решения и исполнительные листы, мы по ним платим. Это первое. Не надо беспокоиться, в ближайшее время ничего подобного не предусматривается. О намерениях "МРСК" обанкротить компанию мы предупреждали депутатов еще прошлой осенью. И та программа, которая принята, вы считаете, что она преждевременна, а я считаю, что она немножко опоздала.

Я не про решение, а про тот факт, что еще не перерегистрировано предприятие, а уже есть выход на договор аренды.

Если бы не было всех этих решений, какие бы они ни были, я бы говорил, что вопрос банкротства – это вопрос времени. Рано или поздно это должно было бы произойти. Потому что нашему предприятию не поднять этот миллиард самостоятельно. Поэтому те депутаты, которые прислушались к нашим аргументам и приняли решение, я считаю, что они показали определенное понимание ситуации и предвидение. Те депутаты, которые не хотели принимать это решение, либо не до конца понимали ситуацию, либо они могли не знать о подобных обстоятельствах. Поэтому я бы здесь хотел однозначно остановиться на том, что нам подобные решения и определенность нужны были раньше, из-за неопределенности муниципальная компания была в этом положении. С первого дня как новая администрация города вышла на работу, она занималась нашей проблемой довольно плотно. У нас хороший контакт с депутатами, есть рабочая группа. Последние полгода показали, что при всей разнице во взглядах, мы сработали неплохо. Переоценка у нас прошла, у нас теперь не смешные 600 миллионов рублей стоит имущество, а порядка 5 миллиардов рублей. У нас приняты тарифные решения, которые позволяют нам безубыточно работать в 2013 году. В рамках утвержденного тарифного регулирования на 2013 год "Омскэлектро" получило такой тариф, что если мы при прошлом могли справится, значит, с этим мы точно справимся. У нас не будет убытка. Что касается договора аренды, у нас еще не закончилось акционирование, мы закончим акционирование в начале марта месяца, и тогда приступим к подготовке договора аренды, подписанию, регистрации и так далее. Когда выбирался этот договор аренды, и когда депутаты проголосовали за него, большинство мнений было, что мы выбираем "наименьшее из зол". Мы выбираем тот путь, который позволяет не потерять имущество. У нас есть возможность изыскать деньги, пригласить инвестора, и покрыть этот долг. В какое время это произойдет – это вопрос переговоров, но есть, по крайней мере, инструмент. И если бы не было решения, и была бы неопределенность прошлого года, я был бы не очень уверен в удачном исходе. Наверное, в этой определенности есть какой-то позитив.

Если будет заключен договор аренды, предприятие будет получать только арендную плату, а всем имуществом будет пользоваться арендатор, то не станет ли некогда мощное городское предприятие такой условной тенью на рынке?

Предприятие никуда не денется. Оно существует, и будет существовать, поскольку имущество принадлежит, и будет принадлежать городу. Предприятие, город будет получать аренду, а мы будем предоставлять услуги. Я абсолютно уверен, что мы будем сохранять коллектив, который будет предоставлять услуги по обслуживанию тех же активов, которые мы сдадим в аренду. Поэтому у нас будут источники доходов. Из этих источников доходов мы и собираемся расплачиваться. Все сделано, все рассчитано, и все делается так, чтобы население не испытывало неудобство от этого перехода. Вот банкротство – это действительно неудобство. Это некрасиво, это непредсказуемо. К тому же "Омскэлектро", несмотря на то, что все 5 лет было в сложном положении, и финансировалось из рук вон плохо, тем не менее, в городе проблем с электричеством не было. Потому что коллектив профессиональный, потому что старая школа, старая закалка. Люди работали. Сегодня есть управленческие решения, которые позволят людям более уверенно смотреть в будущее. Хотя многие депутаты говорили, что мы выбираем "наименьшее из зол", 5 лет назад у нас была возможность выбирать лучшее из лучшего. Но сейчас мы в этой ситуации находимся.

Вы неоднократно говорили, что нельзя отдать сети в руки "МРСК Сибири". Вы не поменяли свою позицию?

В отношении "МРСК" видна тенденция к консолидации, чтобы собрать опять сети в одни руки. Моя позиция здесь такая: консолидация в этом случае нам ничего не даст. Пока есть "Омскэлектро" как независимый игрок, есть определенная конкуренция идей, есть определенная конкуренция услуг. Это помогает тому, чтобы установились рыночные отношения, насколько это возможно в этой отрасли. К примеру, технические присоединения. Сегодня в городе техническое присоединение к сетям можно получить и у "Омскэлектро" и у "Омскэнерго" (филиал "МРСК Сибири" - прим. ред.). Пока есть такая конкуренция, это хорошо для потребителя. Если ее не будет, будет одно окошечко. Вы сами знаете, как у нас в стране действует одно окошечко. Как тяжело приходится потребителям. Я считаю, что для потребителя интересней, когда есть конкуренция. И если "Омскэнерго" получит все активы в свои руки, здесь мы будем зависеть от порядочности, от меры ответственности, во многом от вкуса менеджмента. Разве это правильно? Я считаю, что правильно, когда действуют предприятия, каждое из которых имеет свой интерес, свою правду, свой способ работы с потребителем. В конкуренции между этими предприятиями рождается истина. Я всегда был против передачи имущества в "МРСК", и сейчас считаю, что до тех пор, пока у нас есть способы бороться за то, чтобы оставить это имущество в собственности города, надо это делать.

Есть виды экономической деятельности предприятия, которые не регулируются РЭК, например, договоры с интернет-провайдерами, их оборудование расположено на опорах, принадлежащих "Омскэлектро". В СМИ даже было опубликовано коллективное письмо, в котором интернет-провайдеры "жаловались" на то, что "Омскэлектро" поднимает цены, и обещали среагировать ростом тарифов на интернет-услуги. Вы урегулировали эту ситуацию? Как повлияет перерегистрация предприятия и будущая долгосрочная аренда на рынок интернет-услуг в Омске?

Да, история с интернет-провайдерами была. Она разрешилась. Мы вышли сейчас на тариф, который устраивает и нас, и провайдеров. Если честно, мы и сейчас, и далее будем договариваться. Потому что с одной стороны, высокая цена оттолкнет от нас наших клиентов, они так или иначе найдут другие способы проложить кабель. А с другой стороны, они в нас тоже заинтересованы, потому что свои способы все-таки дороже. В этой борьбе конкурентной, поскольку есть и другие организации, которые могут предоставить эту услугу, и складывается цена. Мы не заинтересованы в том, чтобы ее задирать, и эта тенденция сохранится в будущем, потому что лучше иметь понятный тариф, понятную стоимость, с индексацией, о которой заранее договориться можно и прописать ее, тогда не будет проблем. Проблема была в том, что последние пять лет искусственно удерживалась низкая цена, никаким образом не индексировалась. Да, через некоторый кризис мы пришли к тому, что все участники рынка цивилизованно стали друг с другом договариваться. Но это еще одно подтверждение, что если есть конфликт, правильно его разрешить и мы получаем лучшую ситуацию, чем до конфликта, когда мы прятали эту ситуацию, и не хотели о ней говорить.

"МРСК Сибири" с получением статуса гарантирующего поставщика получает главный козырь – деньги от населения, которые раньше проходили через счета "Омскэлектро" и, как видно по размеру долга, не доходили до "МРСК Сибири". Готовы ли Вы к ситуации, когда теперь уже "МРСК Сибири" не будет Вам платить в счет погашения долга?

Ситуация сильно меняется, ее несколько месяцев назад мало кто мог предсказать, хотя мы предсказывали возможность ухода сбытовой компании. Сегодня "МРСК Сибири" будет собирать с населения деньги, и должна распределять деньги между другими участниками рынка. В отношении "Омскэлектро", конечно, будет искушение большое эти деньги изымать, и не платить "Омскэлектро". Если это будет в части погашения долгов – ничего страшного, мы признаем свои долги, мы ежемесячно платим. Если это будет искусственная ситуация, где будет напряжение, не будут производиться ежемесячные платежи, на которые мы рассчитываем, на которые мы платим людям зарплату, проводим ремонт, здесь эта ситуация будет очень некорректна. Здесь я еще раз обращаюсь к вопросу об ответственности, "гарантирующий поставщик" - это организация, которая несет ответственность за ситуацию на рынке. И если в отношении "Омской сбытовой компании" были нарекания, то "МРСК Сибири", как серьезная, большая организация не должна допустить такой ситуации.

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 1
Радио Сибирь