Надоели "овощи", а "фрукты"?

Сергей Костарев, председатель Омского регионального отделения РОДП "Яблоко": "У меня нет предубеждения к ЛДПР, хотя я считаю, что они дешево продались. На мой взгляд, можно было дороже".

Екатерина Криль

Выборы в Городской Совет на финишной прямой. Омское "Яблоко" выставилось на эти выборы списком. Как вы реально оцениваете свои шансы, при условии, что "Яблоко" не смогло попасть ни в Государственную Думу, ни в региональный парламент?

Шансы я оцениваю очень высоко. Система выборов разная, но при фактическом отсутствии местной агитационной кампаний в Омске мы набрали на думских выборах 5,85% - для прохождения в Горсовет, по крайней мере, одного человека, достаточно, так как рубеж по спискам — 5%. Вчера только анализировал электоральную картину участков в городе — есть, конечно, некоторые места, где мы набираем 3-4%, но много районов (например, в Центре и на Левом берегу), где наш процент достаточно высок — 11-13%. В этом смысле мы не испытываем боязни. Нам надо было удержать электорат, и мы не делали за последние 2-3 месяца никаких глупых поступков. Мало того, мы рассчитываем на протестный электорат, который оказался не у дел. Стремление новых активистов прийти в "Яблоко" именно для того, чтобы участвовать, в том числе, в контроле за выборами, — дополнительный источник нашей поддержки. Что касается Законодательного Собрания, то надо говорить честно — у нас не сильные и даже слабые позиции в области. Это специфика нашей организации, потому что "Яблоко", можно сказать, городская партия, или партия людей, живущих в урбанизированных районах. Поэтому мы даже не пробовали участвовать в выборах в Заксобрание по спискам, понимали тогда, что реально рассчитывать на прохождение не стоит. Сил не так много, поэтому мы сконцентрировались на одномандатных округах с расчетом на выборы в Городской Совет. Проблемы, существующие в городе, нам решать понятнее и продуктивнее. Что касается одномандатников, то это совсем другая стратегия и тактика: нужно иметь много материальных ресурсов либо мощный административный ресурс. Такого админресурса, которым обладают команды "Единой России" и КПРФ, мы не имеем в силу специфики нашего электората. Деньгами мы тоже не располагаем — мы традиционно небогатая партия, партия разночинцев, бюджетников и малого бизнеса с небольшими деньгами. Мы представляем интересы очень широкого спектра людей, но они никак не представлены в органах представительной власти. И сейчас мы пытаемся аккумулировать интересы разных групп населения и донести свою точку зрения до избирателей. Во главе списка у нас только один человек, так как мы решили сосредоточиться на округах, потому что это дает возможность организовать кампанию и сформировать наш общегражданский список, с вероятностью каждому попасть в Горсовет, но не персонально, а как большая группа единомышленников или, по крайней мере, людей, готовых работать вместе для города. Не важно, кто из нас пройдет в Горсовет. Он будет представителем большой группы, и при этом останутся все связи. Когда мы формировали список, включали тех, кто за собой имеет определенные группы людей со своими интересами, достаточно агрегированными, и часто неизвестных других. Например, человек, связанный с инвалидами, компетентен в этой сфере. О помощи инвалидам говорят многие, но если не конкретизировать их проблемы, это воспринимается как популизм. Человек должен ориентироваться в социальной сфере, чтобы включать в программу определенные пункты, даже если они нам с вами непонятны. Это своеобразный шифр. Ориентируясь на разнообразные группы, мы сформировали конгломерат разных, но тем и прекрасных людей.

Местные представители КПРФ прямо обвинили омских яблочников и Вас лично чуть ли не в предательстве - в нарушении достигнутых договоренностей относительно проведения оппозиционного митинга 24 декабря. Дескать, Вы по подсказке извне отказались от совместной акции. Как прокомментируете эти высказывания?

Ерунда какая! Подсказки не было. Я свою точку зрения не изменил, хотя, например, Виктор Корб до сих пор меня за это критикует и говорит: "Я все помню!". На самом деле, никакого предательства, с моей точки зрения не было. В той ситуации категорически нельзя было обманывать людей. Мы им сказали: приходите 24 декабря на малопартийный митинг, где от каждой партии будет по три знамени и никакая партия доминировать не будет. А когда они пришли на митинг, как говорить им "Давайте плавно перейдем к КПРФ"? Это было бы нечестно. Если бы люди стали меня уговаривать объединиться, естественно, можно было бы это сделать. Я до последнего момента не принимал для себя этого решения. Когда реакция со стороны пришедших была однозначная — не идём к коммунистам, я не стал никого уговаривать. Что касается договоренности, то её не было. Дня за три до митинга мы пересеклись с Алехиным, и он сказал, что никаких договорённостей с нами не будет. Я размышляю так: когда они на площади увидели, что нас — неорганизованной общественности — не меньше, решили перехватить инициативу. Не получилось, но обижаться не надо, в политике обиды — непродуктивное занятие. Так и вышло в итоге: уже к шествию 4 февраля мы готовились вместе, никаких проблем не было, даже Кравец говорил: "Мы с Костаревым разные идеологически, но для того, чтобы победить третью силу, готовы вместе сотрудничать". Есть периоды, когда нужно вступать в коалицию. Но нужно четко понимать: когда будет достигнута некая победа, наши пути будут расходиться.

А с омским отделением ЛДПР ваши пути уже разошлись?

У меня нет предубеждения к ЛДПР, как у членов КПРФ. Можно по-разному оценивать их поведение в Законодательном Собрании — как недоразумение, как некомпетентность. Я считаю, что они дешево продались. На мой взгляд, можно было дороже. Но сделали и сделали. Тот же Зелинский заявляет, что он внес законопроект против кремниевого завода. Ну, пусть вносит, хорошее дело для города сделает, и ладно. Но если серьезно, то в Омске у ЛДПР существует кадровый голод. Они отправили Зелинского в Москву, а кто у них еще остался — я даже не назову никого. А 4 февраля мы не объединились с ЛДПР ещё и потому, что их лидер однозначно сказал, что они признают прошедшие выборы легитимными и не участвуют в протесте. Поэтому я не уверен, что следующие митинги мы проведем вместе. Да и из других партий пока только мы не отказываемся объединяться с гражданами. Ну, еще "Справедливая Россия", хотя она не очень хорошо показала себя на этом митинге: была договоренность не вести сепаратных переговоров, а они о чём-то начали договариваться. Это не совсем честно, хотя, наверно, они считают для себя приемлемым — использовать такие методы в повышении электоральных преимуществ. Показали, что они на мероприятии были чуть ли не главными, хотя изначально они не хотели участвовать в оргкомитете. Будем считать, что технологически эсеры сработали хорошо, использовали момент для себя по полной за счёт других.

"Заклятые" друзья — КПРФ и ЛДПР уже открыто вместе делят портфели будущего Правительства РФ. Это сиюминутный популизм? Или реальные предложения, которые в случае победы кандидатов от красных или желто-синих будут реализованы? Как Вы относитесь к различного рода партийным альянсам накануне выборов?

Я думаю, что партнерство перед выборами — это, скорее, какие-то рекламные вещи. Это решение задачи победить. И это нормально: объединяешься, побеждаешь, потом расходишься. Но я так понял, что Жириновский сказал, что никому ничего в Правительстве не даст: ни Зюганов, ни Явлинский, ни Миронов никаких портфелей от него не получат — будет формировать свое правительство. Действия Жириновского я бы не хотел комментировать, потому что это из сферы не политики, а яркого пиара. Я, мягко говоря, пока не верю, что победит Зюганов. Поэтому заявление о том, что коммунисты могут сформировать Правительство, — нормальный пиар-ход, который показывает, что в партии есть люди, достойные занимать места в Правительстве. Какие фамилии они называют? Никакие — они секретны! Если у тебя есть достойные люди, то нужно их использовать по максимуму. Если нет — то сиди и молчи. На мой взгляд, это такой пиар, который работает только на ту часть населения, которая не сильно задумывается. Персоны есть, но они не публичные и никому не известные, если только самим коммунистам. Просто сказать, что есть альтернативное правительство, недостаточно, это никого особо не заинтересует. Надо показывать результаты, а не говорить, что они есть. Это чистый популизм в стиле раннего Жириновского. К нему-то отношение понятно, но почему так коммунисты поступают?

Партия "Яблоко" позиционирует себя как сообщество интеллектуалов, этаких носителей элитарной культуры, за что постоянно подвергается ироничной критике со стороны более горластых коллег. Но именно за это вас и любит ваш традиционный электорат. Однако в Омске в эту избирательную кампанию "Яблоко" опустилось до заборной агитации. Почему? Хотите быть ближе к народу? Расширить, так сказать, электоральную базу?

Я не рисую на заборах (смеется). Надо спросить, кто это делает. Хоть вы и сказали о традиционном электорате, но его не осталось. Осталось очень небольшое количество верных сторонников. В основном нашим электоратом являются те люди, которые среди других партий не видят тех, кто защищает идеи свободы, нормального либерализма, свободы человека. Таких политических сил нет. У нас остались практически одни социалистические партии. А люди устроены по-разному. И людей, которые любят подумать, порассуждать, существует 15-20%. Конечно, мы не бросаем свои интеллектуальные лозунги и призывы. Посмотрите на нашу агитационную литературу — мы не пишем: "мы за то, мы за сё". Мы публикуем размышления и рефлексию по поводу происходящего и позиционируем себя таким образом — рассудительно. А что касается заборных надписей, то я их не видел и команды не давал. С другой стороны, "Яблоко" всегда упрекали в том, что мы не используем элементарные технологические приёмы пиара. Был такой грех. Часто мы теряем маркетинговые преимущества, потому что мы ими жертвуем в угоду принципов. Сейчас ситуация немного изменилась, но это не потому что мы принципами пренебрегаем, а потому что расширилась сфера деятельности и к нам приходят люди, которые воспринимают и такую деятельность в качестве полезной. На заборах писать... А почему бы и не писать, в конце концов? А, может, это и не мы пишем, а это какой-то "черный пиар"? Или это ответная реакция — так выражают благодарность энтузиасты, видящие в "Яблоке" оппозицию нынешнему режиму и хотя бы таким образом нас поддерживающие. Кстати, к нам обращается много людей, спрашивают, почему про нас ничего не слышно и не видно. Вот и помогают. И еще одно. Не буду называть конкретные средства массовой информации, но доступ в медийное пространство у нас очень сильно ограничен. Однако у нас есть креативные вещи в электронном пространстве: ролики, показ митинга с велосипеда, необычные лозунги. Это то, что привносит молодежь. Видимо, она воспринимает в том числе и настенные рисунки как нечто естественное. Сейчас у нас два главных лозунга, серьезный и саркастический: первый — "Всё в нашей власти — дальше действовать будем вместе", второй — "Надоели овощи — голосуй за "Яблоко". Конечно, в условиях ограниченности медийного пространства мы ориентируемся на интернет. Но люди, которые за нас голосуют, очень сильно сегментированы. Есть те, кто не знает, что такое интернет: пенсионеры, возрастные люди. Но на самом деле их и агитировать-то не надо, в этом возрасте человека трудно переагитировать. Им нужно предоставить адекватную обратную связь, показать, что они услышаны, поддержаны. Достаточно с ними пообщаться, сообщить информацию, рассказать, что мы существуем. На таких людей мы ориентируем публикации в твердых изданиях. Нас молодежь иногда критикует: пишите статьи как из Советского Союза. Я им объясняю: ребята, это читают люди, сформированные в Советском Союзе. Им интереснее читать не призывы, а содержательную информацию, из которой можно черпать знания, мысли и в которой находится отражение их собственных мыслей, страхов или, наоборот, дают советы, как поступить. На молодых это, конечно, не действует, они воспринимают это как пропаганду. Для молодежи нужны креативные вещи. Недавно наши ребята ролик сняли: провели опрос "Нравится ли вам ездить в омском метро?". Причем опрашивали возле входа в переход с буквой "м". Интересный материал получился, судя по ответной реакции. Или была кампания "Побить коррупционера". Это все влияние молодежи. Я считаю, что методы, ориентированные на конкретные возрастные группы, работают лучше: у всех есть свои интересы, предложения. Молодежь общается в Сети, и мы задействовали все соцсети – "Твиттер", "Фэйсбук", "ВКонтакте", "Одноклассники". Есть сайт, пытаемся участвовать в форумах. В интернет-пространстве мы достаточно хорошо существуем. Мы объясняем, что "Яблоко" — это некоторая институциональная основа, и на самом деле мы уже не идеологически однонаправленная партия, а площадка для гражданского объединения. Других площадок нет – слишком однонаправлены другие партии. А у нас получается плюрализм мнений и поступков: кто-то пишет на стенах, а кто-то эссе или аналитику – все по-разному.  

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 2
Радио Сибирь