Ростислав Чада: "Я не согласен, что мы играем от обороны"

Чешский рулевой "Авангарда" Ростислав Чада считает, что его команде был необходим переход на более закрытую игровую модель, ведь это диктат сегодняшнего высококлассного хоккея. О тактических схемах и многом другом тренер рассказал в эксклюзивном интервью для портала championat.com.


— Два с половиной месяца в нынешнем чемпионате уже позади. Что у вас как у тренера получилось за этот период, а что нет? — Во всех своих интервью я постоянно вынужден возвращаться к началу сезона. Потому что именно тогда случились события, повлиявшие на нашу игру. Состав изменился на 40 процентов, большую часть времени команда никак не могла собраться в оптимальных сочетаниях. Восстанавливались после травм Курьянов, Попов, затем мы потеряли Калюжного, Салмелу… Из-за этого постоянно менялись тройки нападения, пары защитников. И всё-таки, несмотря на сложности, с которыми мы столкнулись, старт у нас получился неплохой. Мы много работали, и это принесло свои плоды. Удалось подвести к основе группу молодых игроков: Калинина, Пивцакина, Бердникова. Тем не менее я ожидал лучшего результата – побольше побед, поменьше поражений. — "Авангард" играет в основном от обороны, и такой "Авангард" болельщикам видеть непривычно. Вы понимали в начале сезона, что вашу систему примут далеко не все? — Я не согласен с тем, что мы играем от обороны. Мы просто никак не можем в полную силу сыграть в нападении. Хоккеисты, которые вели остальных за собой в прошлом сезоне, пока на лед толком не выходили. За исключением Червенки, конечно. Травмы стали причиной того, что у команды не получилось хорошо сыграться. Но это дело поправимое. — Есть мнение, что ваша команда уже сейчас тренирует модель, по которой будет играть в плей-офф. — Ну, если вы говорите о том, что "Авангард" будет действовать максимально дисциплинированно и организованно, то да. К решающим матчам нам надо подойти именно с такой моделью. Все команды в плей-офф играют чаще от обороны. И ничего такого здесь нет, все стремятся исключить ошибки. Если у нас получится отработать так, как я сказал, хорошо играть в обороне для нашей команды не будет большой проблемой. Но для этого нужно, чтобы все игроки были здоровы. — Рамо, Червенка, Калинин, Пережогин – эти хоккеисты проводят начало сезона очень сильно. Но есть и те, от которых ждут больше. Фролов, например. — Я всегда говорил, что Саше нужно дать время. И очень рад, что не ошибся. Сейчас он подтверждает мою правоту своей игрой, своими голами. Саша очень долго не играл, мы все знаем, какую тяжёлую операцию ему пришлось перенести. Для нападающего вернуться в строй и начать забивать после такого – целая история. — Сколько времени нужно Антону Курьянову, чтобы выйти на прежний уровень? — На этот вопрос невозможно точно ответить. Антон должен очень много и жёстко работать, чтобы вернуться в игру. Я знаю, в каком состоянии он находится, но я терпеливый тренер. Для него – терпеливый. Потому что я знаю возможности Курьянова как хоккеиста. — Карри Рамо, помимо того, что провёл 22 матча без замен, поехал ещё и на Евротур. У него хватит сил до плей-офф при такой нагрузке? — Рамо давал команде ощущение уверенности. А это очень важно. У нас были сложные матчи, и я не хотел что-то менять. Это ощущение уверенности в своём вратаре нужно было сохранить. Но я понимаю, что регулярный чемпионат – только подготовка к главной части сезона. И поэтому после перерыва собираюсь дать Карри немного отдохнуть. Посмотрим в игре Алексея Кузнецова. Я его хотел ещё в Хабаровске на матч поставить, но там Лёша не чувствовал себя достаточно хорошо. — После перерыва у "Авангарда" получится сыграть в оптимальном составе? Как будут выглядеть звенья после возвращения Калюжного? — Алексей выйдет на лёд сразу после перерыва. И у меня есть идея, решение, как его использовать максимально эффективно. Сейчас нужно подождать, пока все игроки соберутся в Омске, и тогда увидите, как будет выглядеть наш состав. — У Ансси Салмелы как дела? — Я очень рад, что он возобновил тренировки. После его травмы нам пришлось действовать в шесть защитников, и это было непросто. — Вы говорили, команде нужен ещё один защитник. Оборонительного или атакующего плана? — Нам нужен универсал, способный уверенно сыграть в равных составах, в большинстве и меньшинстве. — Его уже ищут? — Насколько я знаю, да. — Кто этим занимается после ухода Анатолия Бардина? — Руководители клуба. — Из молодёжной команды "Омские Ястребы" кого-нибудь ещё, кроме Бердникова, собираетесь "поднять" в главную команду? — У нас с "ястребами" работает Игорь Никитин, он постоянно рассказывает мне, как у них дела, кто выделяется в команде. Скажу так. У всех "молодых" будет шанс играть в большой хоккей. Им нужно своей работой, самоотдачей убедить тренеров и болельщиков в том, что они достойны вызова в первый состав. — КХЛ вас изменила как тренера, вам пришлось как-то перестраиваться? — У каждого тренера есть своя философия хоккея. Эту философию надо приспособить к местным условиям – к местному чемпионату, например. Лично я здесь понял, что надо не столько пытаться навязать сопернику свой хоккей, сколько подстраиваться под его игровую систему. Это была моя реакция на хоккей в КХЛ. — Что для вас значит работать с русскими игроками? Есть здесь какие-то традиции, которые вас удивили? — Если вы о быте, то ничего такого, чего бы я не видел в других странах, здесь в России нет. Если же говорить о работе, я прекрасно знал, что русские хоккеисты очень любят играть в атаке. Но сегодня в высококлассном хоккее нужно, прежде всего, организованно действовать в обороне. Так что моя работа была нелёгкой – пришлось многое перестраивать в игровой модели "Авангарда". Однако результат есть, и нам сейчас требуется улучшать показатели по всем направлениям. Мне как тренеру всегда будет мало даже лучших показателей. — Во время матча вы ходите перед хоккеистами, а не стоите у них за спиной, как обычно сейчас делают тренеры. Почему? — У меня должен быть постоянный контакт с хоккеистами, с командой. Мне нужен прямой личный контакт. Я должен сказать игроку, хорошо или плохо он провел смену. Должен его похвалить или объяснить, в чём нужно действовать лучше. Это идёт от моего характера, наверное. Но именно так я работаю. — Вы не сажаете игроков на лавку за ошибку по ходу матча. Всегда даёте ещё один шанс? — Тот, кто работает, в моей команде имеет право на ошибку. Как известно, не ошибается тот, кто ничего не делает. — Чего вы как тренер прежде всего требуете от игроков на льду? — Наверное, как все тренеры. Точную, интенсивную, хорошую работу. В каждом эпизоде, в каждом столкновении, в каждом броске. — А о жизни, о личном можете с игроками поговорить? — Почему нет? У нас и так много официального общения – тренировки, матчи. Хочется иногда пообщаться просто о жизни, о семье, о каких-то своих проблемах. И мы общаемся. Постоянно общаемся. Я всегда готов выслушать игрока. — Милош Ржига вас охарактеризовал как очень аккуратного, педантичного тренера, который при любых обстоятельствах идёт к своей цели. Если он прав, откуда в вас все эти качества? Кто повлиял на вас как на личность и как на специалиста? — Я думаю, Милош прав. Сперва я был вынужден изменить здесь свой способ работы. У меня не получилось сразу объяснить свои требования игрокам и заставить их выполнять мои требования. Но я не отступал, и в конце концов мы стали приближаться к тому хоккею, с которым, как я считаю, "Авангард" сумеет добиться многого. Повлиял ли на меня кто-нибудь? Нет, всё, что я делаю, это составная часть человека по имени Ростислав Чада. Я всегда хотел оставаться собой, и пока у меня получалось. — При всех нервах, которые были в начале сезона, при всём давлении на вас – что заставляет вас по-прежнему двигаться вперёд? — Характер. Ответственность. И работа. Всё. Больше ничего для движения вперёд не нужно, - цитирует наставника "ястребов" championat.com.
Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 2
Радио Сибирь