Никому НЕнужнаЯ

Женщина-инвалид уже две недели живет под открытым небом. 59-летняя Людмила Ивановна Кузьмина не может ходить, у нее ампутированы голеностопы обеих ног. Ночует она всегда в одном и том же месте - рядом с багажным отделением омского железнодорожного вокзала, в кустах.

Женщина-инвалид уже две недели живет под открытым небом. 59-летняя Людмила Ивановна Кузьмина не может ходить, у нее ампутированы голеностопы обеих ног. Ночует она всегда в одном и том же месте - рядом с багажным отделением омского железнодорожного вокзала, в кустах.

Как здесь очутилась, что случилось — толком не помнит. Говорит, приехала на поезде из Исилькуля, где ей делали операцию на ногах. Вернулась и... дальше все, как в тумане... Вроде бы, должны были за ней приехать из родного поселка Речной, но никто так и не объявился. Документов нет. Жить негде, плачет: "Родственники погибли, я в больнице была в это время".

Правда, старушка оговаривается, что есть еще одна сестра, но вот адреса ее не знает, помнит только, что "на "Ермаке" где-то". Злые языки жалят: "У старухи не все дома!", но как тут бездомной не "тронуться", когда нет возможности сдвинуться с места без посторонней помощи. Только ползком, – а рожденному ходить привыкнуть ползать, согласитесь, трудно. Сейчас Людмила Ивановна выживает только с помощью нескольких сердобольных торговок, которые работают неподалеку.

Галина Алексеевна и Анна - обыкновенные продавщицы уличных лотков. Живут явно не на широкую ногу, но зато душа у них широкая. Увидев брошенную калеку, они не отвернулись, не прошли мимо. На протяжении вот уже двух недель женщины обеспечивают едой и питьем беспризорницу. "Она лежала, и никто ее не видел. Я подошла, спросила. Она мне ответила, что жила в Речном. Как сюда попала, она не знает. Ходить не может, только ползком. Вот сюда доползла и села здесь..." - рассказывает Галина Алексеевна.

Возникает резонный вопрос: а что же милиция, "скорая"? Почему не торопятся на зов, или их никто и не приглашал? Спрашиваю. Отвечает Анна:

- Женщина находится тут на протяжении двух недель. Милиция никакой помощи не дает, отмахивается: "Обращайтесь в "скорую". "Скорая" приезжала позавчера, но там сказали, что забрать ее не смогут. "Только в случае, если вы ее по голове ударите, чтоб кровь была, либо водкой напоите, тогда и заберем", - прямо так и сказали!!!


- В какие еще инстанции обращались?


- Начала я звонить в администрацию Ленинского района, потом звонила в соцслужбы. Там сказали, чтоб она сама приехала, прошла анализы. Но она-то ходить не может! В соцслужбах ссылаются на милицию. Вот даже вчера я звонила, а там сказали, что их это не волнует, не их якобы компетенция, и бросили трубку. В администрации вообще сказали, что ее, старушку, увезли, хотя этого не было. 

Видно, что обе женщины искренне переживают за Людмилу Ивановну. Они уже обзвонили всех, кого можно, и поражены мыслью, что жизнь живого человека, оказывается, никому и не нужна. "Мы же не только по телефону звонили, но и так обращались! Милиция шла, допустим, мы обращались, чтоб как-то нам помогли. Мы ведь за нее беспокоимся — это же человек. Живой. А тут такое отношение бездушное. Тем более от людей, которые ДОЛЖНЫ помогать каким-то образом".


Верится с трудом, но ведь действительно проходят мимо два сотрудника милиции, и никто из них даже головы не повернул в сторону поникшей на траве женщины-инвалида. Продавцы едва ли не со слезами говорят: "Вот вы журналист, вы же можете внимание общественности привлечь. Нельзя же, чтоб так продолжалось! Мы кричим: "Женщина погибает!", а нам в ответ: "Если вам так ее жалко, заберите к себе домой". Только это живой человек, а не котенок бездомный". Страшно, что несчастье может случиться с каждым. Но еще страшнее, есть такие люди, которым все равно. Я прощаюсь с бабушкой и обещаю ей и женщинам, ее "опекающим", что  все будет хорошо. Еду в редакцию, а на душе скребут кошки, ведь все, что я могу сделать для безногой бабушки – это  написать о ней…

P.S. Наш корреспондент дозвонился в Министерство труда и социального развития Омской области. Там ему ответили, что слышат впервые об этой женщине, что никаких сигналов ни от стражей правопорядка, ни от работников "скорых" не поступало. А спустя всего полтора часа мы узнали, бабушку все-таки забрали соцслужбы и определили в Центр социальной адаптации по улице Семиреченская. Мир определенно не без добрых людей – приятный итог уходящей рабочей недели.


Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 1
Радио Сибирь