Сергей Канунников: "Я плакал, когда шёл в первый класс"
Интервью  •  31 августа 2016, 17:40, последнее обновление 21 декабря 2016, 22:50  •  печать

Сергей Канунников: "Я плакал, когда шёл в первый класс"

Министр образования Омской области Сергей Канунников в преддверии 1 сентября организовал пресс-конференцию, в ходе которой рассказал о том, почему омские учителя не спешат уходить в бизнес, а видеокамеры спасают выпускников во время ЕГЭ, какие меры поддержки необходимы для привлечения молодых специалистов в сельские школы и когда в город прибудут подаренные премьер-министром России школьные автобусы, а также о том, какие эмоции испытывал, идя на свою первую школьную линейку. 

Сергей Канунников  •  Министр образования Омской области

Сергей Николаевич, завтра все школы Омской области должны распахнуть свои двери перед учениками. Готовы ли они к этому?

В этом году 621 миллион рублей был направлен из разных источников на ремонт спортзалов в сельских школах, на подготовку материального состояния школ и детсадов. На эти деньги было отремонтировано 385 зданий, 60 кровель; в 20 зданиях были заменены оконные и дверные блоки, на 63 объектах образования осуществлялись мероприятия, направленные на обеспечение пожарной и общей безопасности: эвакуационные выходы, противопожарные люки, системы видеонаблюдения, сигналы на пульт пожарной охраны. Сегодня 100 процентов школ сданы в эксплуатацию.  

Недавно прошла информация о том, что школьники без прививки Манту не будут допущены к занятиям. Так ли это? И хотелось бы услышать Ваше личное отношение к прививкам, ставите ли Вы их себе, своим детям, внукам?

Каждый сам решает, ставить себе прививку или нет. Но у меня, как и у любого гражданина, все руки в этих местах в таких кружочках. Это как раз следы этого Манту. Это же прививка, чтобы не заболеть. Поэтому я нормально отношусь к прививкам. Более того, я знаю, что прививки против гриппа уже для большого количества детей уже прибыли на территорию Омской области. Прививки многих людей спасают пусть не от гибели, но от тяжёлой болезни, которая имеет серьёзные последствия. Прививки Манту - это организованное мероприятие, которое всегда проходит в школах. Поэтому нет такого правила, по которому ребёнка в случае отсутствия прививки нельзя пускать в школу.

Омичи говорят, что есть проблема при поступлении детей в первый класс не по месту жительства. Так ли это?

Для поступления детей в первый класс нет никакой проблемы вообще: родители, проживающие рядом со школой, подают заявление, и ребёнок в эту школу поступает. При наличии свободных мест поступают и дети из других районов. Это общее правило. Оно утверждено и соблюдается. То, что касается подготовительных занятий в школе, то это дополнительная образовательная услуга, которую родители выбирают по своему усмотрению. Для того чтобы поступить в первый класс не надо никакие курсы проходить, не надо сдавать никакие экзамены. Достаточно предъявить справку о состоянии здоровья, копию свидетельства о рождении и факт проживания рядом со школой.

Это теоретически. Но практически мы же понимаем, что школы, которые показывают хорошие результаты поступления в вузы, это престижные школы, и они пользуются большим успехом. Там гораздо больше желающих учиться, чем наличие свободных мест. Что делать? Может, очередь ввести?

Ничего не надо вводить, родителям не надо создавать нездоровый ажиотаж вокруг определённых образовательных организаций. Всё делается для того, чтобы количество таких школ было больше. Существуют стандарты, они сейчас вводятся. И в соответствии с этими стандартами идёт унифицированная подготовка. А регулирование дефицита, наподобие сдачи макулатуры под запись, это не вариант, это не выход, это создание проблем, нечестных действий. Есть приём, есть правила, и их надо придерживаться. И у нас нет такого ажиотажного спроса, о котором вы говорите. У нас не ночуют родители у школ в машинах, не ведут очереди, как иногда показывают в репортажах о московских школах. У нас много достойных школ, в которых дети нормально обучаются.

Недавно премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал распоряжение, согласно которому Омской области будут представлены средства на покупку 36 школьных автобусов. Когда машины прибудут в Омск?

Совершенно правильно, что правительство приняло решение о продолжении программы "Школьный автобус". Первая часть этой программы, я надеюсь, будет реализована до середины сентября. ПАЗы пришли уже вчера, "Газели" должен поставить дилер. Они все будут переданы в зависимости от потребности: ПАЗ вмещает 22 ребёнка, а "Газель" - 12 детей. Следующий такой транш будет в феврале. Придут ещё ПАЗы. Мы не сомневаемся, что придут. Это необходимо и важно, потому что автопарк приходит в негодность, и тем более существуют очень жёсткие требования - 10-летние машины не могут эксплуатироваться, они исключаются из школьного процесса, но не списываются. У этих автобусов потом просто меняется функционал - они начинают работать на сельских маршрутах, перевозят население. 

Министерство образования инициировало программу по поддержке школ, которые находятся в сложных условиях. Каков промежуточный итог? Будет ли программа продолжена? Для чего она создавалась?

Ситуация типичная для Омской области, у нас порядка 80 % малокомплектных школ, в каждой из которых обучается менее 300 человек. Но мы даже не такую школу имеем в виду, мы имеем в виду школу, в которой 10-20-30 человек. В Муромцевском районе есть школа, в которой учится два-три человека. Дети не одного возраста учатся вместе. У нас принцип такой, что без решения родителей мы школу не закрываем. Но есть здравый смысл, и родители принимают решение, что ребёнка надо возить в большую школу, туда, где много учителей, где есть соответствующая подготовка, где есть класс. Естественно, есть существенные трудности в этой части. Институт развития образования Омской области провёл паспортизацию практически всех школ, и по своим критериям мы их отнесли к тем или иным кластерам. Проблема решается, существуют педагогические технологии преподавания предметов, так скажем, в разнопараллельных классах, ещё есть и дистанционные технологии. Мы пробовали их в качестве эксперимента на элективных курсах в Усть-Ишимском и Тевризском районах в прошлом году. В общем-то, достаточно успешно всё прошло. Выглядит это так: учитель ведёт урок в одном из классов, а дети из других школ в этот же момент подключаются и тоже в дистанционном режиме слушают этого учителя, могут задать ему вопрос в чате. Рядом с ними находится другой учитель, который обеспечивает дисциплину, снимает какие-то технические вопросы или методические.

Насколько активно молодые педагоги едут в село? Есть там дефицит кадров?

Да, есть. К сожалению, происходит такая ситуация, что дети приезжают в город, и мало того, что обучаются на бюджетном месте, они потом не хотят быть учителями. В течение прошлого года мы анализировали эту ситуацию, провели шесть совещаний в районах Омской области, проанализировали все предметы. Пришли к выводу, что каждый муниципалитет должен представить на комплектование свою собственную программу по подготовке кадров. Можно много говорить о необходимости строительства жилья для учителей, но ведь детей нужно учить сейчас, а не тогда, когда этот дом будет построен. Нужно активнее работать с молодёжью, и у нас это получается - приезжают специалисты на село. Но, конечно, не в том объёме, который необходим. 600 вакансий - вроде бы цифра большая, но в пересчёте на каждую школу получится меньше одного человека. Это всё решается путём увеличения нагрузки на имеющихся учителей. И не всегда специалисты ведут занятия. Есть, например, зоотехник-агроном, который может преподавать химию и биологию. Поэтому мы создаём условия, чтобы такие люди могли пройти бесплатно переподготовку и преподавать эти предметы.

Сейчас престиж профессии учителя очень сильно упал. В том числе, наверное, из-за конфликтов, которые разрешались не в пользу учителей. Директор одной школы уволился, преподаватель, защищая одного ученика, ударила скакалкой другого и тоже за это поплатилась. Все эти истории очень сильно ударили по учителям, они поняли, что беззащитны. Как же учителям защитить себя?

Мы все с вами защищены одними законами. Хорошо или плохо, но защищены. Мы ходим по улицам, ездим в общественном транспорте, и ударить нас может любой ненормальный человек. А бить людей просто нельзя, тем более учителю. Это ведь человек, физически более крепкий, чем ученик. Учителей защищают законы, и ничего больше. Кроме, может быть, авторитета. Он заключается в хорошем знании собственного предмета и умении заинтересовать им учеников. К счастью, те случаи, о которых вы говорили, единичные. Для пятнадцати тысяч учителей это, скорее, исключение из правил. Наши учителя не боятся входить в класс - ни в первый, ни в одиннадцатый. Они знают, что обеспечены педагогическими технологиями, взаимодействием с детьми. Конечно, в какой-то момент учитель не может сдержать свои эмоции. Я бы выводы по этим фактам не делал, не нужно никаких особых законов создавать. Должно быть просто уважение к учителю. 

В продолжение темы о престиже профессии учителя. Многих омских преподавателей возмутило высказывание премьер-министра Дмитрия Медведева о том, что недовольным зарплатами учителям лучше идти в бизнес. Что вы можете сказать по этому поводу?

Всегда кто-то получает больше, а кто-то - меньше. Одни ездят на машине, другие - в троллейбусе… Что я могу сказать? Ухода в бизнес у нас не наметилось, все учителя у нас остались на месте. Бизнес - это тоже сложная вещь. Дмитрий Анатольевич, возможно, что-то другое имел в виду, когда говорил это. Но могу сказать, что привлекательность профессии учителя складывается из разных людей. Вот я, например, всю жизнь проработал в сфере образования. И в те лихие 90-е, когда люди уходили в бизнес, я пошёл из профтехучилища в школу директором. Не потянуло меня в бизнес. И все люди, которых я знаю на протяжении многих лет, по-прежнему в школе трудятся. Конечно, много денег не бывает. И на всероссийской конференции проводился круглый стол, на котором обсуждали имидж профессии учителя и заработную плату. Есть у нас регионы, где с экономикой всё очень плохо. Например, Республика Алтай. Дотационный район, где самая высокая заработная плата учителя - 15 тысяч рублей. Они предложили вернуться к старой единой тарифной сетке. При этом в развитых регионах, где зарплата может превышать 60 тысяч рублей, говорят: "Нас устраивает то, что есть сейчас". Премьер предложил вынести это на всенародное обсуждение. Мне кажется, что учитель в Республике Алтай и учитель в Москве одинаково учит детей читать, считать и писать. И это не его вина, что у региона проблемы со средствами. Я выступаю за равную, но высокую оценку работы учителя. 

Сегодня много нареканий вызывает так называемая программа "2100", которая рассчитана на одарённых детей, а не на основную массу…

Я бы сказал, что программа "2100" вызывает большую тревогу не у детей, а у их родителей, потому что они не знают, как помочь своим детям. Но на самом деле это хорошая программа, и дети с ней справляются. Тем более, что новые стандарты предполагают метапредметные связи: не механическое запоминание количества информации, знаний, а умение использовать имеющиеся знания, из которых потом прирастают новые. Это не новая программа, она реализуется уже более десяти лет. Информации стало очень много, но в связи с этим невозможно увеличить количество занятий для ребёнка. Если у ребёнка начальных классов должно быть 20 уроков в неделю, то их и будет 20. Кто-то предлагает: "А давайте будет больше уроков?". А я вот вам скажу: "А давайте ребят детства лишать не будем?". Пусть они ещё в машинки и куклы поиграют. Вот в новых программах пытаются за то количество времени, которое увеличивать нельзя, вложить технологии параллельного осваивания и аккумулирования знаний. 

Сейчас во многих школах устанавливают видеонаблюдение, в том числе для ЕГЭ. Как считаете, так уж оно необходимо в образовательных учреждениях?

На августовской конференции говорилось о том, что школа - это открытый организм. Но это не значит, что она должна быть под круглосуточным прицелом видеокамер. Родителю нужно просто рассказывать, что и как происходит в школе. Я считаю, что камера спасает детей на ЕГЭ. Она и металлоискатель помогают обеспечивать безопасность и выявлять мобильные телефоны. Мы их пачками выявляем. В одной из школ Нижнеомского района мне учительница рассказывала, что ребёнок испугался металлоискателя, его обидели тем, что решили проверить и так далее. Как будто у него все мозги забрали этим металлоискателем! А потом выяснилось, что он двоечник. Так что вся история - лишь повод прикрыть какие-то недостатки. И дети, кстати, тоже не могут понять, почему тот, кто списывает, получит такой же балл, как и те, кто хорошо учился. Они выступают за честность на ЕГЭ. Камеры и металлоискатели помогают обеспечивать эту честность. Если хорошо учился, то и ЕГЭ сдашь, а если начинаешь ёрзать, доставать шпаргалки - несанкционированное методическое пособие, - то до свидания, приходи в следующем году. Кроме того, это ведь административное правонарушение. Вот была история: одна девочка написала на коленке шпаргалку, её увидели и удалили с экзамена. Затем был суд, но так как предмет не был предъявлен - стёрлась шпаргалка, то девочку никак не наказали. Контроль никто не отменит. А в самих классах камеры не нужны. Я видел в одном из московских детских садов, что камеры установлены везде, кроме туалета. Но люди там больше двух лет не работают - слишком большое напряжение. 

А вы помните свою первую линейку, первую учительницу, первый класс?

Очень хорошо помню. Этой школы уже нет и в помине. Номер остался, но здание изменилось. Тогда это была маленькая деревянная школа на улице Лобкова напротив строительного техникума. У меня сохранилась открытка. Это было, страшно сказать, хотя я не кокетка, в 1963 году! Я пошёл в первый класс, учительницей была Александра Марковна. Она была хорошим учителем, рассказывала, как воевала. Школа была небольшая, двухэтажная. В руке у меня был букет георгинов, я плакал, когда мама меня провожала. Сейчас, кстати, больше родители плачут, чем дети. У нас там было печное отопление, очень была уютная школа. Больше всего мне из начальной школы запомнилось чистописание. Это был сложнейший предмет! Невыносимо сложный. Тогда были ещё чернильницы, которые надо было носить с собой. Тогда не было целлофановых мешков, и поэтому одежда, портфель, парты и тетради всегда пачкались чернилами. Кстати, начиная со второго класса, мы каждую неделю мыли парты сами. Это к вопросу о трудовых занятиях школьников. Каждую неделю мыл парты и ничего со мной плохого не случилось. 

Комментарии
Добавить свой
Свежие интервью
Михаил Бенюмов  •  26 марта 2017, 17:25
Кирилл Родин  •  26 марта 2017, 12:42