Алексей Сокин

Алексей Сокин

Алексей Анатольевич, давайте поговорим о социальных лифтах. В советское время они работали исправно, а в 90-х вдруг «поломались». «Подняться» стало возможным лишь благодаря особой разновидности «чувства локтя» (в смысле, умению толкаться), а фразу «нам не нужны умные, нам нужны преданные» буквально сделали девизом современного управления. Ваше недавнее назначение как раз служит примером работы того самого почти забытого кадрового лифта. Скажите, на Ваш взгляд, это удивительное исключение, или же продвижение по служебной лестнице за заслуги, а не выслугу снова стало возможным?

Действительно, в советское время была система подготовки хозяйственных, политических, общественных кадров. В 90-е годы она просто не выдержала всех передряг. Поэтому в 2000-х партия «Единая Россия» и должна была эту работу проводить. Но здесь важно, чтобы в регионах были руководители, способные принимать нестандартные решения, в том числе и кадровые. Далеко ходить не надо: где такое видано, чтобы в Совет Федерации избрали молодого депутата, причем муниципального уровня? Это было непростое решение, ведь Совфед — это очень мощный орган, Верхняя палата Парламента! Когда 17 марта Законодательным Собранием принималось решение, кого направить в качестве представителя региона на федеральном уровне, именно «Единая Россия» поддержала мою кандидатуру, и это было очень мощное решение. Министерства областного Правительства возглавляют молодые, но ведь и опытные одновременно: Бесштанько - ныне первый зам губернатора - был министром с 29 лет, еще - Горбунов, Мураев, Дианов… Не каждый регион может похвастаться тем, что в нем работают молодые кадры. И мое избрание вполне в русле региональной кадровой политики. Вообще, стоит отметить, что мне была интересна политическая жизнь еще со студенческой скамьи. Помню, участие в выборных кампаниях, конкурс в помощники к депутату Горсовета Кивичу (именно его считаю своим учителем, мы до сих пор поддерживаем отношения — и это для меня очень важно). Но особенно запомнил Школу молодого политика, я туда поступил в 2005 году. Это был первый выпуск, который встретился с Леонидом Полежаевым: мы общались, задавали вопросы, и именно то общение, я считаю, определило мой дальнейший жизненный путь. Помню, я задал два вопроса: первый по межбюджетным отношениям на муниципальном уровне (о том, что, к сожалению, муниципалитет не имеет своей доходной базы), и второй был о том, что мне интересно политическое направление и я хотел бы баллотироваться в Омский городской Совет. И вот ответ губернатора на мой второй вопрос мне в душу запал. Он сказал: «Это, конечно, ваше дело — участвовать в этой баталии или нет, решить за вас не могу. Но это тот бесценный опыт, который, не попробовав, никогда не приобретете. Если действительно хотите — ничего не бойтесь, идите и баллотируйтесь». Такое вот «В добрый путь!». Это была важная беседа для меня. Кроме того, проводились конференции по местному самоуправлению регионом. Губернатор говорил: от того, насколько люди активны, квалифицированы и желают работать, зависит успех либо неуспех муниципалитета, региона, страны. Эта фраза для меня — генеральная линия жизни. Это здорово, что были такие встречи. Потом была работа в ОГС, избирательная кампания мэра и праймериз. Самое главное — при имеющихся небольших ресурсах организовать работу так, чтобы сформировать репутацию. Это очень важно — сформировать репутацию делом. Владимир Алексеевич Варнавский, Леонид Константинович Полежаев говорили: «Мы вас знаем, у вас есть конкретные дела, позиция, мнение и желание работать для региона, именно поэтому мы обратили на вас внимание». Был принят Федеральный закон, по которому с 1 января 2011 года Совет Федерации формируется по региональному принципу, когда избранным членом Совфеда может быть депутат, региональный или муниципальный. Я под эту категорию попал. Что касается процедурных вопросов (не говорю о собеседованиях в «Единой России», с Грызловым, Шойгу, Исаевым, Чилингаровым, Неверовым, Яковлевой, Воробьевым, Пехтиным), мы процедуру прошли. 6 месяцев назад, 20 января 2011 года, позвонил мне Варнавский и спросил: «Ну что, Алексей, готов поработать для региона?» Мне было интересно это направление, и от таких предложений обычно не отказываются. Что касается сроков, то ничего страшного: 9 месяцев — небольшой период, но если сразу начать работать (что я и сделал), то можно многое успеть. Главное — это тот бесценный опыт, который пригодится в дальнейшем. При этом у меня нет желания ехать в Москву, хотя есть такой вариант. Мне интересно работать в регионе, для региона. Это моя принципиальная позиция. Поэтому я буду баллотироваться в Законодательное Собрание 4 декабря, хочу представлять «Единую Россию» на территории Советского округа. Для меня это была бы не меньшая честь, чем нынешняя работа. Говоря же о системе социальных лифтов, то в регионе действительно есть конкретные факты, когда молодых замечают, им делегируются дела, кадры в хорошем смысле слова выращивают, а потом доверяют серьезное, ответственное направление. По линии партии – в «ЕР» есть кадровый резерв, этим Иван Евстифеев, координатор, занимается. Кто-то идет в политику, кто-то в хозяйство, кто-то в общественную сферу, производство, науку. Каждый может найти свою нишу. Система кадровых лифтов и должна быть разносекторной, разноплановой и индивидуальной. Гораздо сложнее таких людей выявлять, накачивать их: «Давай, давай, у тебя получится!», чтобы вокруг были «живчики», которые бы, занимаясь своим делом, развивали себя, вкладывались в свою семью, в общее дело. И так будет развиваться территория. Нам нужно сгенерировать такую работу по системе социальных лифтов. Ведь через какое-то время ответственность за регион придется брать на себя тем, кто сейчас только в «очереди» в кадровый лифт. В нашем регионе это прекрасно понимают! 

Теперь о самой работе в Совфеде. Верхняя палата Парламента – для обыденного сознания это едва ли не «собрание небожителей» каких-то. Расскажите, чем Вы там занимаетесь?

Парламент состоит из двух палат: Нижняя — Государственная Дума, состоит из 460 человек. Омскую область там представляют Сергей Попов, Ирина Роднина, Валентин Чернявский и Михаил Сутягинский. Верхняя палата формируется по два человека от региона — всего 166 мест. Они представляют исполнительную власть (у нас это Асламбек Аслаханов) и Законодательное Собрание субъекта федерации (это я). Чем занимаются? В Верхней палате проходят процедуру одобрения законопроекты, которые идут по линии Государственной Думы. В Госдуму вносятся предложения от региональных Заксобраний, Администрации Президента и Правительства России — тех органов, которые обладают правом законодательной инициативы. Предложения, поступающие в Госдуму, проходят обсуждение, полемику, дебаты. После того, как документы приведены в порядок, они поступают в Совет Федерации. Люди, представляющие в Совфеде регионы, оценивают концептуальное и процедурное качество документа и одобряют решение, голосуя или не голосуя. После этого документ идет на подпись Президенту. Мы — последняя инстанция перед ним, которая пропускает законы. За весеннюю сессию, в которую мне довелось поработать, состоялось 14 заседаний Совфеда, было принято 263 федеральных закона, из них 53 — ратификация соглашений международного характера: страны СНГ, Осетия, Абхазия, Белоруссия. Был целый пакет документов по США, ядерному оружию, о том, как данную сферу регулировать. Также федеральный бюджет принимался, 3 Конституционных закона. Были и правительственные часы. В частности, выступал прокурор Чайка, докладывал о ситуации в своей сфере. Выступали руководитель Фонда реформирования ЖКХ и капремонта Цицин, руководители федеральных целевых программ, по морской технике, индивидуальному жилищному строительству. Выступал Лукин по защите прав человека; Басаргин - министр регионального развития. Мы слушали вопросы по экологии, природоохране. Очень большой спектр федеральной политики в разных разрезах рассматривался на заседании Совета Федерации. Задача сенаторов — смотреть, напитываться, если есть позиция регионов (а таковых очень много) — то выступать. В частности, выступал Асламбек Аслаханов как человек, хорошо знающий ситуацию в регионе. Басаргин выступал с ситуацией в экологии, и мы обсудили вопрос по гидроузлу, который строится в Красной Горке. Там есть некоторые трудности по финансированию — графики совмещены. Я задал вопрос Басаргину, он зафиксировал, возможно, скоро будет какая-то реакция. Но главное — это то, что представители регионов принимают решения, основываясь на конкретных знаниях местных проблем и предложений. Все вопросы рассматриваются через комитеты и комиссии, потом только они выносятся на пленарную часть Совета Федерации. Я, в частности, вхожу в комитет по конституционному законодательству и комиссию по ЖКХ, потому что считаю, что это очень важные направления. Был докладчиком по ряду вопросов ЖКХ: жилье для военнослужащих. Очень важным был вопрос по управляющим компаниям и предоставлению информации собственникам жилья не только от УК, но и энергоснабжающих организаций. Конкретно я внес такое предложение, и оно было поддержано в комиссии по ЖКХ и внесено на пленарную часть. Кроме того, я вхожу в совет по местному самоуправлению при Председателе Совета Федерации, потому что эта тема мне крайне интересна. Там я внес предложение по 31-й и 34-й статьям Земельного Кодекса, которые подразумевают информирование населения накануне какого-либо строительства. А мы-то знаем, как это информирование проходит: где-то там по проспекту Мира будет строиться АЗС. Где? Не знаем. Потом возникает забор по проспекту Мира, 96. Оказывается, информирование-то было, в газете «Третья столица», которая опубликована каким-то лохматым годом и не распространяется через печать. Формально оно было, фактически — нет. Люди, допустим, узнали. Значит, надо учитывать их мнение при строительстве. Они говорят: «Мы не согласны, потому что близко к дому!», приводят экологические и прочие аргументы. Администрация говорит: «Нет, мы выдали разрешение, наша хата с краю». Вот как отрегулировать эти моменты, когда мнение есть, но оно не учитывается? Поэтому я внес несколько предложений в совет по местному самоуправлению при Совете Федерации. Это было принято для работы. Сейчас каникулы, взят некоторый таймаут — как раз время подготовки для внесения в Госдуму нормы по поводу расширения 34-й статьи, чтобы трактовалось конкретно, не формально, а предметно. Кроме того, было много мероприятий, которые проводились по ЖКХ в Санкт-Петербурге, в Ярославле с молодыми депутатами, в Липецке кадровая программа «Единой России», по водоснабжению был большой форум в Москве. Мероприятий достаточно много проходит. Я смотрю, какие наиболее важны и где информация может пригодиться для Омской области. В частности, мы с министром экономического развития Игорем Мураевым были в Москве на Российско-французском форуме, тема «Государственно-частное партнерство», рассматривались инвестиции в сферу ЖКХ. Я познакомился с представителями «Внешэкономбанка». Там была полезная информация: глава Большереченского района Василий Майстепанов (классный мужик!) рассказал про газификацию района, о том, что если проводят трубу, которая стоит 69 млн рублей, то можно экономить по 5 млн ежегодно, 17 млн стоит «коммуналка» - отопление в Большеречье. Нужно около 70 млн. Я спросил у «Внешэкономбанка»: можно ли прокредитовать. Проценты небольшие, система государственно-частного партнерства работает интересно, под хозгарантии. Мне ответили: 70 млн — это так скромно, давайте миллиарда два, чтобы все районы газифицировать, и мы готовы профинансировать эту программу. Интересами региона нужно регулярно заниматься. Эта работа может быть эффективной. Сейчас, например, в образовании нужно каким-то образом выбить 200 млн рублей, заложить в федеральный бюджет на этот год или на следующий. Этим я тоже занимаюсь. По средам проходит пленарная часть в Москве. На последнем было 58 вопросов, мощная была «пленарка», до трех часов работали. Вечером — вылет в Омск, там в Заксобрание. После идешь проводить приёмы в партии «Единая Россия». В районы выезжаю, был в Тарском, Большереченском. Там проводим местные конференции по линиям местного самоуправления, не оставляем предыдущие темы, курирую их. Уже будучи избранным в Совфед, проводил Народный факультет, Школу управдома. Кстати, открываем сейчас второй поток Школы управдома и седьмой Народного факультета. Проведена работа по региональной целевой программе «Образование и занятость старшего поколения Омской области». Идею работы со старшим поколением поддержал губернатор, он очень трепетно к этому относится. Он поручил министерству труда и социального развития и образования подготовить проект программы. Также стоит задача проводить приемы граждан. Предстоит много работы на оставшиеся полгода до выборов и после них. Хочу сказать, что акценты буду смещать на региональную работу. Буду летать в Москву, принимать участие в пленарных заседаниях и комиссиях. Больше нужно сделать для региона, поэтому буду делить время честно напополам. Половина там, половина здесь. 

Расскажите, насколько слаженно работают сенаторы? Бывает ли так, что возникают склоки при обсуждении каких-то вопросов?

Очень высокий уровень, очень достойные люди, очень серьезные решения принимаются. Поэтому действительно важно не поддаваться эмоциям, переживаниям, а включать холодный разум и чувство такта. Это другой формат отношений. Вспоминаю работу в Городском Совете, отношения, комментарии. Хочешь что-то сделать, поехать в Большие Поля, отрегулировать ситуацию по ЖКХ. А тебе местный депутат во всеуслышание: «Кто ты такой, зачем на нашу территорию приехал?» Базар имеет место быть, даже когда проходит заседание Горсовета (при всем уважении к коллегам). Здесь один формат отношений. Помню пример с праймериз: безобидная партийная норма, тем не менее, там меня так «пропесочили», что мало не показалось. В Горсовете тоже, когда вроде товарищеские отношения, с людьми общаешься, а как отвернешься, они тянут руку за то, чтобы Сокина исключить. Либо вносится поправка в бюджет города, чтобы на школы и детские сады направлять больше денег, причем указывается, на что именно. А те же самые директора школ, которые знают прекрасно, что поправка такая нужна, голосуют за отклонение, потому что так хочет мэрия. У них сделка с совестью. В Совете Федерации такого нет. Городской Совет — это одна ступенька, этот уровень публичен, дискуссионен и, может, более грубый, топорный. В Законодательном Собрании один Владимир Варнавский чего стоит — очень опытный политик. Поэтому всё, что происходит в Заксобрании и конструктивно, и дискуссионно, тем не менее, все решения принимаются, потому что подготовлены и проработаны заранее. В Госдуме страсти кипят. Я там был на комитетах неоднократно, пленарная часть вообще интересна — бывают жаркие споры, видел выступления Жириновского и других товарищей с элементами шоу. Это имеет место быть, тем более что сейчас идет избирательная кампания, скоро парламентарии активизируются. В Совете Федерации, повторяю, такого нет. Там всё экологично, спокойно, степенно. Есть вопросы, которые предварительно обсуждаются на комитетах и комиссиях с участием очень мощных федеральных экспертов. Душа радуется, когда те, кто принимает решение в Правительстве РФ, присутствуют на комитетах и комментируют какие-то моменты. В эмоциональном плане страстей нет, просто каждый шаг тщательно выверяют. Приведу пример: в Омске 1-2 июля проходил Форум социальных предпринимателей, у меня была задача привести экспертов федерального уровня. С одной стороны, подходишь к кому-то, просишь: поехали со мной в Омск. Он, допустим, не может. Но раз его попросил коллега-сенатор, он обязан что-то сделать, как-то помочь. Если помочь не удается, то складывается неловкая ситуация, в первую очередь, для него. 

 

То есть, можно сказать, что в Совете Федерации больше взаимопомощи и взаимовнимания?

И такое тоже есть, но каждый всё равно отвечает либо за свой регион, либо за своё направление. Допустим, комитет Шпигеля по линии общественной организации гражданского общества. Комитет Киричука по линии местного самоуправления. Наш комитет по ЖКХ. А что касается людей, то люди все серьёзные. Небожители, вы сказали? Ну не знаю... Есть там и люди, имеющие опыт работы в регионах в качестве либо руководителей Заксобрания, либо региона в целом. Есть федеральные министры, есть люди с серьезными материальными ресурсами (их участие тоже, наверно, необходимо — из Амурской области Амир Галямов, у него самый большой парк машин, но он делает какие-то вещи для региона). Давать оценку очень сложно, и я не буду этого делать, потому что люди разные, интересные, и одно удовольствие с ними общаться, слушать их. Есть отдельная легенда: Алексей Пиманов тоже работает сенатором, Нарусова — про них мы знаем много. Мне особенно понравилась встреча с Вячеславом Александровичем Фетисовым. Я пришел в комитет по местному самоуправлению, в который он входит. Мы-то с ним не знакомы. Я пришел, сел напротив — один из многих. Почему-то он сразу обратил внимание, сам поздоровался. Мне это было очень приятно, потому что Вячеслав Александрович в хороших отношениях с губернатором, по линии спорта поддерживает отношения с Омской областью (ХК «Авангард»), приезжал сюда, знает, что в регионе ведется спортивная работа. Видимо, знал, что Омская область делегировала молодого сенатора. Может, поэтому визуально выделил и сразу поздоровался. Такая очень классная встреча. У меня там друзья есть: Руслан Гатаров — молодой сенатор от Челябинской области, ему 36 лет, он уже 2 года там работает. Мы с ним еще с 2007 года поддерживаем отношения по линии молодежного Федерального Собрания. Он тогда был депутатом Заксобрания Челябинской области, а я - Горсовета. С тех пор он вырос до сенатора, а я …тоже (смеется). Мы дружим, у нас хорошие отношения. Беспаликов Алексей Акимович, представитель Заксобрания Новосибирской области, будет работать в Совете Федерации. Тонков Николай Иванович от Ярославской области - с ним хорошо сдружились. Еще раньше поддерживали отношения с Оськиной Вера Егоровной от Красноярского края. Есть контакты, они выстраиваются, это важно для коммуникации. Потому что, допустим, тот же самый закон об образовании. Я хочу проработать по старшему поколению, его нужно обсуждать на комиссиях. Солонин Юрий Никифорович должен проговорить этот вопрос. Недавно был избран Рязанский Валерий Владимирович, он депутат Госдумы, зампредседателя Госдумы и первый замруководителя фракции «Единой России» в Госдуме. А мы с ним еще раньше по линии Народного факультета имеем давние отношения. В общем, общение складывается и складывается хорошо. 

То, что вы самый молодой сенатор, не отталкивает от Вас коллег? Воспринимают ли Вас всерьез? Вообще, насколько корректно для Совета Федерации слово «прислушиваться»?

У меня две характеристики по этому поводу. Первое: молодой и, наверное, неопытный, «зеленый», может, кто-то скажет. А второе: энергичный, уже имеющий опыт работы во власти. По поводу первой характеристики честно скажу, когда пришел, для многих это была такая шокирующая новость, потому что фабрик-пароходов, свечных заводов не имею. Есть опыт работы депутатом и общественно-политический опыт. Кто понимает важность этого решения, с теми мы сразу построили коммуникацию (Жидких Владимир Александрович, Суворов Александр Адамович, Асламбек Ахмедович Аслаханов). Мы выстроились за партой и потихоньку начали работу. У нас нормальные отношения. А бывало, слышал за спиной: «Тааак, послушаем, чему он нас сейчас научит?» Одна женщина-сенатор так сказала. А проходит два месяца, и у нее отзывают досрочно полномочия. Ну и что, что у нее опыт есть (не говорю про женский возраст — неприлично). Тем не менее, ей сказали: «Спасибо за работу». А я остался. Может, за глаза кто и говорит. Но там настолько развито чувство этики и культура поведения такова, что шепот если и слышится, то громко говорить никто ничего не будет. Есть те, кто включает тебя в работу, и это здорово. Когда на комиссии по ЖКХ обсуждались вопросы взаимодействия с управляющими компаниями, мне было что сказать, потому что есть опыт такой работы по округу. Даже, например, когда федеральные законодатели обсуждали вопрос о ТСЖ, капремонте, я тоже не молчал, потому что есть конкретная информация с земли. Изгоем себя абсолютно не чувствую. Комплексов нет. Представитель нашей комиссии по ЖКХ Парфенов, наоборот, назначает меня докладчиком по разным вопросам, направляет меня. Знает, что я молод и активен, поэтому делегирует мне какие-то вопросы. Например, была комиссия по водоотведению с мощными экспертами, и я был назначен представителем, потому что готов принять предложения и работать. Отчасти, я понимаю, что, оказавшись на посту сенатора, забежал вперед. Я потому и принял решение баллотироваться в Законодательное Собрание Омской области (пойду по 5-му округу), потому что считаю, что ступени вертикали все нужно пройти. Ведь неправильно, если 4-классник вдруг попадает в 9 класс! Кто-то, может и не согласиться, но я иногда чувствую себя как раз тем девятиклассником, который хочет вернуться в пятый и пройти все недостающее. Я из таких товарищей, у которых все должно быть по порядку. Точки опоры должны выстраиваться логично. Поэтому мое участие в предстоящих выборах, считаю, - это логичный ход. Важно, чтобы люди на округе меня поддержали. Может, они скажут: «А зачем он нам нужен? Ничего не сделал, бездельник!» 

Скучаете ли ты по работе в Омском Горсовете? Или все-таки рады, что поменяли «прописку»?

Честно, скучаю. И поддерживаю отношения с депутатами и горожанами - провожу приемы. Издали недавно газету о том, что у меня проводятся приемы, хоть я и «умотал» в Совет Федерации. Адрес своей приемной оставил в микрорайоне, на предприятиях. Люди смело звонят на номер 28-23-58 (он не изменился), и мы общаемся. Когда 2 июля я планировал приехать в Омск, позвонил своим людям в Школу управдома, рассказал, что есть интересные поправки в Жилищный Кодекс, одобренные Совфедом, и мне есть что сказать. С другой стороны, было интересно узнать, есть ли в Школе управдома какие-либо инициативы. Поэтому я предложил 3 июля собраться. Думал, что в воскресенье в дачный сезон не придут. Ничего подобного! Пришло 150 человек из Школы плюс еще из Народного факультета. Мы очень конструктивно поработали: я рассказал о тенденциях в Законодательном Собрании, люди меня напитали предложениями, информацией. Информационный обмен идет. Сейчас собираюсь встретиться с Ассоциацией собственников жилья. Где возможно, я стараюсь выезжать на территорию округа, потому что это новая площадка, где можно работать. По наказам работаю, составляю обращения. От людей я не отдалился. И по депутатству скучаю, очень хотел присутствовать по средам на заседаниях Горсовета — прилетать, смотреть, если есть такая возможность. Сильно хочу. Но у нас совпадает пленарное заседание в Совфеде и пленарное Горсовета, поэтому никак не получается. Скажу больше, сразу после назначения, 30 марта я должен был быть на заседании Совета Федерации и получать удостоверение и значок, а потом побывать на своем первом официальном заседании. В этот день проходило заседание Омского городского Совета. Я специально утром приехал к Алексееву, попрощался, чуть на самолет не опоздал. Потом читаю «ОмскПресс»: «Сокина лишили полномочий депутата». Думаю: «Ну, идиоты!» Нет бы, написать: в связи с избранием и ля-ля-ля. Они же исподтишка специально так сформулировали! Много неприятного писали. То же самое думаешь про ОГС: могли бы использовать ситуацию. Помню, были серьезные предложения по детским садам, капремонту, детям-сиротам, которые предполагают финансовое обеспечение федерального центра. Так лучше бы обращались ко мне и использовали мое назначение в интересах города. Я готов, но пока, считаю, недостаточно налажено взаимодействие с Горсоветом. Видимо, скучаю только я. 

Думаю, что омичей интересует не только то, чем Вы занимаетесь, но и что Вы получаете за это. Вопрос, может, не очень корректный, если хотите, не отвечайте: какова зарплата сенатора и какие еще льготы и прочие материальные блага дает такая должность?

Законом гарантируется проживание, зарплата, транспортировка. Что получил? Ну, давайте по порядку. Зарплата сенатора — 132 тысячи рублей. Она у меня распределяется следующим образом. Первые две свои зарплаты я вложил в завершение Народного факультета и Школы управдома, потому что там не хватало ресурсов (мы не выиграли грант, я за свои деньги закрывал 6 сезон). Я по-честному, делю эту сумму пополам для закрытия этих двух проектов. Это раз. Второе: мне помогают люди для работы на округе. Поэтому с этой зарплаты я плачу им. Потому что других вариантов «доходов» у меня нет — ни фабрик, ни заводов, ни пароходов. 30 тысяч отдаю жене, себе оставляю тысяч 20. Всё! Раньше я вообще 3 года практически жил без зарплаты. Сейчас есть, но какие-то вещи до сих пор компенсируются. Еще одно «сенаторское благо» — транспортные перелеты. Это очень важно, потому что часто приходится мотаться. Раньше сам платил, сейчас за счёт бюджета. Это очень удобно — транспорт. Дали машину «Skoda Superb», чтобы мотался. Это не «Мерседес», не «БМВ», не «Ауди», но симпатичная. А в Омске – вы сами видели, на чем я езжу (не новая LADA (ВАЗ) 21099). Машина новая стоит, как моя зарплата, я запросто могу купить более престижный автомобиль. Но у меня другие приоритеты. А в Москве я езжу с водителем, потому что там самому бесполезно, нигде не припаркуешься, а так водитель закреплен, все нормально. По Москве передвигаться очень трудно. Я частенько езжу на метро, потому что чем стоять в пробке полтора часа, проще за полчаса добраться до работы. Следующее благо — офис. Мы голосуем в здании на Большой Дмитровке, 26, а офис мне дали на Новом Арбате, 23 этаж, кабинет 25 квадратных метров, еще небольшой кабинетик для помощника — милости просим, приезжайте, посмотрите сами, используйте момент, потому что времени осталось немного. И жильё. Квартиру я попросил самую маленькую. Дали «двушку», но она, зараза, 97 квадратов! Мне такие хоромы не особо нужны - «коммуналку» тем более оплачиваю сам. Это, скажем так, общежитие для сенаторов, модное, красивое. Но это на срок полномочий: не надо иллюзий питать — это временное жилье. Есть бывшие сенаторы, которые хотят отсудить что-то. Но я считаю, это неправильный ход. Есть определенные полномочия и срок, закончились — спасибо, до свидания! А пока — приглашаю в гости! 

Семья к Вам приезжает? Каково это, жить на два города?

Первые 4 месяца жена жила здесь, и мы виделись редко. Потом перевез её сюда, видимся ещё реже. У меня только супруга, ребятишек пока нет, к сожалению, но даст Бог, будут. Семья, безусловно, страдает. Потому что я внимания не уделяю. И дальше будет ещё хуже, потому что пойдет избирательная кампания. Поступило, кстати, мне предложение работать в министерстве регионального развития. Можно в принципе в Москве остаться, у меня там уже 5 лет младший брат живет, после армии учится на архитектора. Интересный, красивый город, культурный центр, стыкует материальные блага. Но мне Москва не нравится, потому что она просто пухнет от роскоши, от того, что люди, живущие там, живут не только на зарплату, но и на какие-то не понять откуда берущиеся блага. Но не будем об этом. Важный момент: Президент совсем недавно принял давно ожидаемое регионами решение о перераспределении полномочий между федеральным, региональным и муниципальным уровнями. Для этого созданы две рабочие группы. Одна под руководством Козака занимается правовым аспектом аудита полномочий, чтобы понять, какие законы регулируют эту сферу. Что должно быть на местах, что у субъектов федерации, что на федеральном уровне — изучают оптимизацию и эффективность, как нужно структурировать. А вторая рабочая группа по линии Минфина, они пересматривают межбюджетную систему отношений, чтобы регионам и муниципалитетам оставались деньги на местах, чтобы у муниципалитетов была прямая мотивация развивать предпринимательское сообщество, чтобы часть налога на прибыль оставалась на местах, чтобы НДФЛ распределялся в большую степень на муниципальный уровень, НДС отчислялся сюда же. Дорожные фонды тоже должны работать на регион и муниципалитет. Ряд положений, которые предполагают развитие муниципальных территорий с учетом того, что бюджет будет наполняться — больше денег оставлять на местах в доходную часть. Это принципиально важное решение Президента, которое если реализуется (а оно должно реализоваться, ведь это прямое поручение), то будет очень здорово. 

Вы, как человек, близкий теперь к высшим политическим кругам, скажите, что слышно об Омске и политической ситуации в городе? Городские СМИ в один голос твердят, что информационная война по федеральному «приказу» окончена, областные СМИ – что война и не начиналась, дело в масштабах коррупции, которые просто уже невозможно скрыть. Ваше мнение?

В Москве ситуация по Омску известна. Причем как по линии федеральных министерств, так и по линии партии. Это первое. Второе. Я, как и многие там, считаю, что той системы коррупции, которая сложилась в городской Администрации, не должно быть в принципе. Махинации с земельными участками, муниципальной собственностью, отношение чиновников, депутатов к людям, их проблемам (главные проблемы — детские сады, капремонт, ЖКХ, а ресурсы почему-то распределяются другим образом в пользу корпоративных интересов муниципальных чиновников, а не людей). Поэтому когда губернатор говорит: «Ребята, вы действуете неправильно», поймите, он не ставит целью разрушить мэру репутацию, скорее, он жертвует своим авторитетом, своей репутацией. Раз он готов жертвовать, значит, так надо. Потому что этих ребят надо ставить на место. У муниципальных чиновников много ошибок, но они их не исправляют. Они же великие! У них же якобы есть поддержка в Москве. И вот нашла коса на камень. Губернатор вынужден рисковать реноме региональной власти, чтобы поставить на место каких-то гадов. Администрация города и городские СМИ очень много врут. Я, как человек, знающий реальность, могу привести пример. 11 июля была конференция ВСМС. На федеральном уровне ее возглавляет Тимченко, на муниципальном — Зуга, я — руководитель регионального исполкома. Мы поехали делегатами на этот съезд. Я — член Совета Федерации, исполкома ВСМС, Бабаевская Татьяна Михайловна, депутат Одесского района, замруководителя ВСМС. Был там и Шрейдер, потому что имеет какой-то доступ к телу Тимченко. Читаю городские СМИ: «Мэр Омска возглавил делегацию от Омской области». Ну, вообще бредятина!!! Даже Вижевитову исключили, зато он возглавил делегацию. Я был на совете при Грызлове по местному самоуправлению, по детским садам. У нас в городе полная засада с детскими садами. Там же мэр, когда в конце все ушли – Грызлов, Жириновский, – сказал: а мы вот так видим систему дошкольного образования. То есть, сказал буквально в пустоту. Читаю в СМИ: «Мэр внес предложение в Госдуму». Опять вранье! Да, он говорил. Но это не было в том формате, в котором преподнесло СМИ. Та же конференция в Германии — все помним ситуацию. Это всего лишь перетягивание одеяла. Или вот Народный фронт. Какие-то общественники решили направить его в НФ. Системы блокирования и невхождения нет, специально так сделали. Значит, он автоматически там. Но на самом деле никто его туда не принимал. «Война окончена, мэр победил, он на коне, потому что его выдвинули в Народный Фронт в Госдуму», – так пишут. Я считаю, это последняя соломинка, за которую цепляется мэр. Он в осадном положении, ему нужно выжить. Когда нет благополучия, можно попытаться создать его видимость. Мэрия врет. И это вранье вредит региону. Я считаю, что мэру пора «покаяться»: либо уйти, добровольно сложив полномочия, либо, наконец, сесть за стол переговоров, обсудить, что конкретно делается не так, для того, чтобы дальше конструктивно работать. И если он виноват, если он с этими участками накуролесил, если за ним грехи, пусть сознается, и всё. А потом либо работать дальше, либо не работать. Но с такой репутацией, думаю, работать в городе уже не получится.

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 1
Радио Сибирь