Вадим Дрягин
Интервью 30 июня 2011, 19:08, последнее обновление 13 февраля 2014, 15:04 печать

Вадим Дрягин

Вадим Дрягин

Вадим Владиславович, самое время поговорить о выборах. Как человек, давно работающий в сфере политического консалтинга, расскажите, от чего зависит успех какой бы то ни было избирательной кампании? И еще, всегда ли яркость - залог успеха?

Я отношусь к той части специалистов, которая понимает избирательную кампанию как некий подготовленный и организованный управленческий акт. Представление о том, что избирательные кампании строятся на пиаре, который приводит обманной мотивацией населения к результату, это не совсем так. На самом деле это вообще не так. Почему-то люди рассуждают двойственно: когда касается лично нас, мы говорим: "Никогда не поведусь на эту глупую рекламу!", а когда рассуждаем о нашем великом русском народе, нередко высказываем: "Бабушки за такую ерунду проголосуют". Ни то, ни другое, с моей точки зрения, не соответствует истине и не отражает реальность. Избирательная кампания — это управленческий акт. Другое дело, что он ограничен по времени: участники, организаторы исполнители собираются на короткий период. Реклама и пиар вторичны по отношению к организационной и управленческой стратегии, которую выбирают кандидаты. Насколько можно предвосхитить результаты голосования? Можно, и достаточно высоко, но при условии, что ситуация в округе достаточно хорошо изучена, понимается структура электората, известны проблемы, лидеры общественного мнения. Есть вещи, которые просто нужно знать. Мы в течение 20 лет внимательно относимся к электоральной статистике: избирательный процесс довольно инерционен, население не голосует скачкообразно, несмотря даже на смену политических ориентиров. Избиратель изначально отчужден от политического процесса, он в нем не разбирается, да и не хочет разбираться и участвовать. Большинство голосует за правящую партию, остальные - за кандидатов от других партий. 

Дай бог, если треть избирателей выходит на голосование. То есть активность низкая, в пределах несчастных 50%.

Необходимо создать коммуникацию между кандидатом и населением. СМИ, особенно печатные, эту функцию не выполняют: подписка маленькая, тиражи выкупают небольшие. В разрезе какого-либо отдельного округа эффективность СМИ вообще очень низкая. Избиратель в большинстве своем не интересуется активно ни программами, ни личностями кандидатов, ни выборами вообще. По этой причине к дню голосования и появляется шквал листовок, которые до этого не читают — интерес-то может быть почти нулевым! Поэтому главная задача — создание коммуникации в границах определенного избирательного округа под того кандидата, с которым вы имеете дело. Естественно, эта коммуникация создается на его ресурсы и в зависимости от того, чем он занимается, бывают преимущественные условия изначального ресурса, а бывают и непреимущественные. Естественно, руководитель приличного предприятия на территории округа изначально имеет больше преимущественных ресурсов, потому что у него уже есть коммуникационная контактная среда. В основе пресловутой благотворительности, раздачи взяток лежит не подкуп голосов, а формирование тех же коммуникаций.

"Раздать курицу" в надежде на то, что избиратель за тебя проголосует, - один из бытовых мифов, если не сказать - полная чушь.

Потому что в большинстве своем любой гражданин мстит за подачки. Все эти благотворительные акции носят характер не покупки голосов, а установки коммуникаций — это возможность общения. Для установления коммуникационных связей нужно время, потому что никакими деньгами это не компенсируешь. Если коммуникация все же установлена, в этом случае можно с высокой степенью верности прогнозировать победу. Вообще, если есть время и деньги (причем под деньгами подразумевается не покупка какой-то бешеной рекламы, а затраты именно на коммуникацию, создание для этого общественной организации в рамках округа или иные сценарии), то можно говорить о 100%-ной гарантии, даже если кандидат идет не от власти. Но при этом добавляется еще и юридическое сопровождение, чтобы при возможности фальсификации, незаконном отстранении кандидата и подсчете голосов гарантировать правовую защиту. Но на это, как правило, уходит очень много денег. Непредсказуемость и момент игры состоит в том, что не знаешь, кто на этот округ заявится. Неожиданно может появиться кто-то из кандидатов, которых трудно просчитать. Такая тенденция сейчас есть в Омске, а также по всей России, где проходят выборы в Законодательное Собрание и где "Единая Россия" идет через праймериз. Ситуация вообще немного выходит из-под контроля наших правящих бюрократов, и не совсем понятно, как они будут гарантировать прохождение своих кандидатов. Но сейчас для Москвы важнее Государственная Дума, сохранение контроля конституционным большинством, поэтому кого в регионах запихают - это вторично. Хотя Москва утверждает все списки кандидатов, в том числе в Законодательное Собрание. Но я не думаю, что можно разобраться в кандидатурах по каким-то документам, материалам, когда список из претендентов в кандидаты достаточно длинный. 

То есть, условно говоря, формула "Пришел, увидели – победил!" может сработать, и пиар здесь почти ни при чем. Белый. А как влияет пиар черный на избирательную кампанию, вернее, на ее результаты. Легко ли современных избирателей запугать?

Легко победить можно только в том случае, если на округе не ведется никакой профессиональной подготовки. А вот если кандидаты заранее этим занимались, а потом уже были подвергнуты прямой черной критике, то, как правило, она избирателями не воспринимается, потому что кандидата уже знают, вернее, видели 3, 5, 7 месяцев, а то и целый год. Когда появляется бумажка, повествующая о том, что ваш кандидат с рогами, хвостом и копытами, то, если его знают, это не повлияет на отношение избирателей. Тем более что голосуют не все, а только относительно активная часть, даже если она ангажирована властями. И вот эта активная часть попадает под коммуникации, под контакты. И, как правило, сам "черный пиар" себя дискредитирует: если вы в газете напишете, что у кого-то растут те самые рога и хвост, это не значит, что читатель поверит, даже если это уважаемое издание. Эта дискредитация средств коммуникации привела к тому, что все эти "грязные технологии" малоэффективны. 

Важна не доза, не объем, не расцветка, а точность соответствия запросов. Всегда существует общественный запрос, население всегда хочет узнать о чем-то "грязном". 

Сейчас это не так актуально, потому что вещь эта довольно тонкая и меняется. Не буду говорить про современность, так как это вещи, о которых не хочется распространяться. А вот лет 8 назад было бы плохо, если бы узнали, что кандидат неверующий, атеист. Не убийственно, но в контексте развития взаимоотношений это давало эффект. В определенный момент "в моде" были педофилы с гомосексуалистами. Педофилия - дело уголовное, а вот тема гомосексуализма только недавно перестала быть актуальной. Опасность "черного пиара" заключается в том, что деятельность кандидата логично совпадает с тем негативом, с которым его увязывают. То есть грамотный "черный пиар", конечно, опасен. Но если вашего кандидата знают, то опасность ниже.

Давайте вспомним выборы мэра-2010. У Игоря Зуги была довольно-таки агрессивная избирательная кампания, запоминающиеся и своевременные политические лозунги. Некоторые политологи всерьез заговорили о том, что у него есть неплохие шансы на победу, некоторые, напротив, называли его марионеткой в чьих-то руках – дескать, никаких шансов и быть не могло. Миссия Зуги была – оттянуть голоса у главного кандидата? Ваше видение былого?

Тут надо разделить: мы оцениваем эффективность избирательной кампании или мотивацию участия Зуги — это разные вещи. О мотивации Зуги я не могу говорить, потому что не знаю, что у него в голове. Да и не понятно, что это за задача — оттянуть голоса. Зачем на это тратить деньги, время и силы. А вот что касается технологии, то тут я не согласен, что его кампания была с политическими лозунгами. На последнем этапе кампания носила характер дешевой рекламы, непрофессиональной и оскорбляющей избирателя. Реклама сама по себе (не только политическая, но и коммерческая) вещь очень тонкая. Потому что дешевые и качественные товары все равно будут покупать, даже если их реклама оскорбляет. А у нас очень много коммерческой рекламы оскорбительной. Она потребителя держит, как говорят в Одессе, почти за идиота. Смотришь — придурков показывают: человек радуется новой сковородке или зубной пасте, ведет себя как полный идиот. В политической рекламе избиратель за эти вещи мстит жестче — он может голосовать, а может и не голосовать. Поэтому если ему в ролике скажут "оторви задницу (как, вроде, было у Зуги), иди и за кого-то проголосуй", естественно, избиратель не пойдет голосовать — что это за обращение?! Наоборот, вся политическая реклама должна строиться на уважении гражданского чувства и достоинства и будировать избирателя. Было много этих роликов (Игорь Михайлович — человек умный, это, наверное, делалось не с полного его ведома), там были явные провокации. Например, размещение после 23 февраля билборда: Зуга в мундире военнослужащего Советской Армии с ярко выраженными кавказскими "оттенками". Объяснить такие глупости я ничем не могу. Это была безграмотная политическая реклама, существовала она сама по себе, отдельно. Чем это вызвано, наверное, нужно у Игоря Михайловича спрашивать. Реклама эта была не яркая, а безобразно скандальная, и никакого отношения к кандидату не имела — ни к его установкам, ни к его личности. Я вообще не понимаю, для чего она делалась. Провокация, но зачем — вот это не совсем ясно. А судя по объемам, затраты там были достаточно большими.

К слову о затратах: журналистов удивил аспект финансовый. Виктор Шрейдер во время предвыборки в общем-то не выпячивался, минимум рекламы (даже меньше, чем у куда менее денежного Зелинского), а избирательный фонд, тем не менее, был самым большим именно у Шрейдера. Как человек, разбирающийся в том, куда кандидату полезно вложить деньги, как бы вы прокомментировали эту странность?

Так надо было и посмотреть отчет, на что он тратил. Затраты определяются выработанной стратегией. Вы, готовясь к выборам, исходите из ресурсов кандидата, оптимизируете их, вносите сценарий, предлагаете решения. В зависимости от сценария формируются затраты. Это может быть агитация. Я не знаю, доказано ли, что потрачено 120 миллионов рублей на КТОСы. Но КТОСы - это, безусловно, структура избирательной кампании. Не только Шрейдер, но и все кандидаты от власти этой структурой пользовались. Расходы на КТОСы (и подобного рода затраты) гораздо эффективней для коммуникации, чем затраты на прессу. Какой прок тратить 120 миллионов – их на 20 ТВ-роликов хватит, это ноль по сравнению с тем, что старшие по подъезду могут выйти на своих соседей и рассказать о кандидате. Эффективность совершенно несопоставима. Если затраты большие, то это, предположительно, на территориальную агитацию — выйти на избирателя, передать информацию о кандидате. Так как СМИ с этим объективно не справляются, создаются листовки, а иногда - целые издания. Например, "Мэрия и омичи" - в этом издании много проблем со стилем, но сама идея достаточно грамотная, потому что людям надо объяснить, кто такая мэрия. Люди в массе своей слабо разбираются в структуре власти, даже образованные, с высшим образованием (что меня всегда удивляло) смутно себе представляют, кто такая мэрия, кто такой Шрейдер, кто такой губернатор, кто кем правит, какие там выборы.

Это принципиальная позиция — нежелание в политике разбираться, этим гордятся и бравируют. И ничего предосудительного нет в том, что если вы - мэр или губернатор - хотите проинформировать, как работаете.

Задумка такого красочного издания правильна, другое дело, как это было исполнено. Затраты на подобные издания очень большие. Затраты съедает территориальная агитация. Много уходит средств на организацию и проведение тех или иных акций и сценариев — это второй по значимости пункт. В избирательной кампании очень важны информационные поводы и преимущественно даже не для СМИ, а для населения. Кто-то для этого специально свою газету издает, кто-то находит решение через создание общественных организаций. И на эти акции тоже уходят средства. Затраты у кандидата от муниципалитета Шрейдера были выше, может быть, по той причине, что у мэрии-то структура готовая была уже, а Зуге, если он собирался побеждать на выборах, надо было создать коммуникационное поле. Что такое административный ресурс, о котором говорят все время? Если была фальсификация результатов, то это надо обсуждать и доказывать, хотя все равно нельзя набросать бюллетеней, чтобы обеспечить победу. Административный ресурс — это система бюрократических организаций, которая подчиняется руководителю. Так это и есть готовая коммуникация: не надо в газету писать, выступать на телевидении — собрал производственное совещание, разослал депешу — всем явиться завтра в 12.00 (помните, публиковали разные дурацкие телеграммы из мэрии, департамент образования приказы публиковал смешные) — все готово. Ваша бюрократическая структура в городе — готовая структура для проведения выборов. Это и есть тот самый административный ресурс. Достойной оппозицией такому кандидату может стать только подобная структура. Вот сюда затраты все и уходят. Иначе вы своего избирателя не найдете и не проинформируете. Тут нет каких-то особых магических действий, тут вообще чудес не бывает: эти проинформировали своих и вывели, а вы своих не проинформировали и не вывели, вот и проиграли. А на маленьких процентах идет игра в тактику. У нас была очень интересная избирательная статистика. В центре, где проживают работники мэрии, сотрудники правительства, министерств, всегда очень низкое голосование за начальство и "Единую Россию". Потому что мстят за то, что по приказу выгоняют: иди в воскресенье и голосуй, покажи фотографию бюллетеня на сотовом телефоне. За все эти "прелести" и мстят. Даже праймериз, на котором было 5 кандидатов, самое низкое голосование за Шрейдера было в Центральном округе, хотя логичнее было бы наоборот, ведь он же из ЦАО вышел. Это может быть месть мелкого обиженного чиновника, которого "нагнули", а может быть и отношение к стилю руководства того или иного кандидата. За счет этих "штуковин" можно набрать мелкий процент, когда идет борьба с кандидатом от власти. 

Победа Шрейдера 14 марта 2010 года - это была серьезная победа? 65% за него. Вроде неплохо, но собрали на выборы, насколько я помню, около 30% горожан.

Мы рассуждаем в категориях европейских, цивилизованных и применяем их к нам. Вы говорите: рейтинг, 65%... Но это там, во Франции, это да... А вы исходите из условий избирательной системы при низкой активности. Нужно смотреть не проценты, а абсолютное большинство. Когда 240 тысяч из 900 тысяч избирателей определяют результаты голосования в органы местного самоуправления, о чем можно говорить?

Но ведь это же воля избирателей — это они не идут голосовать, они не хотят в этом участвовать. Не хотят, значит, побеждает Шрейдер. Нельзя говорить, что он всенародно избран, но законно избран — это точно.

У нас вся власть в регионах выбрана не всенародно, кроме президентских выборов. Там у нас ажиотаж, все с радостью идут: "Ура!" Такое развлечение! Потому что Президент — фигура мифическая. Его никто не знает, только в телевизоре видели. Это власть очень высокого уровня, но относится к категории мифологемы — никакого отношения к жизни нас с вами она не имеет. Вообще, голосование за партию власти — это демонстрация лояльности. Как у Жванецкого (у него бывают очень точные в этом плане формулировки): "С властью у нас общественный договор: они нас не трогают, и мы их не трогаем". И в этой системе взаимоотношений каждый живет сам по себе. Ну, нужен вам этот Президент — мы проголосовали, отстаньте от нас. И голосование за первых лиц — это тоже демонстрация лояльности. Никакого глубокого понимания, оценки личности там нет, не говоря о дежурных фразах. Но у нас это форма социокультурных отношений — общее вранье присутствует не только у власти, но и самого народа: приличные люди, профессионалы, а в голосовании не участвуют, не разбираются, кто кому депутат и кто стоит у власти. Это с одной стороны страшно, а с другой объективно. Мы имеем ту власть, которую заслуживаем. Чему тут удивляться? Это мы сами! Но нельзя забывать, что наша избирательная система, особенно в период путинского режима, была направлена на деградацию и дисквалификацию избирателя. Это и отмена порога явки, и графы "против всех". И, видимо, на выборах 4 декабря "Единая Россия" будет за это расплачиваться. Мы видели голосование регионов в Заксобрание, где "Единая Россия" упала ниже 20%, потому что сейчас имеет место протестное голосование.

Население недовольно существующей политической ситуацией в стране. И не надо связывать это с экономическим кризисом. Просто в этой стране жить скучно, тоскливо и неинтересно.

Этот социокультурный фактор всегда отмечался философами, публицистами во всех странах. Наше же технократическое правление никак до этого дойти не может, и поэтому не понимает. И вот этот ход с "Народным фронтом" - глупость с точки зрения запада, но неглупо с точки зрения технократов. Знаете, в чем фишка "Народного фронта" с привлечением 50% общественников? Суть в том, что "Единая Россия" условно уступает 50% места общественным организациям. Общественные организации - филателисты, рыболовы, любители космоса - это люди с активной социальной позицией, то есть они с кем-то контактируют, не сидят дома, куда-то ездят. И если кого-то из них запишут 100-м в список Госдумы или 80-м в Заксобрание, то понятно, что шансов у него не будет. Но зато он активно встанет в ряды голосующих. 

А ведь жена дома обязательно скажет: "А вдруг, Ваня, это произойдет!!! Вдруг 99 человек уйдут, и ты будешь у меня в Госдуме".

И на этот запрос общественность реагирует. Такая техническая сторона кривенько-косенько, но имеет место быть в "Народном фронте", и она взбаламутит активность и поднимет голосование за правящую партию. Именно из-за того, что лидеры попадут в этот список, пусть и не на лидерские позиции. В этом смысле мысль чугунная, технократическая, но верная. 

Говорят, что сейчас любые чиновничьи должности покупаются. Не так давно в одном из интервью экс-спикер ОГС Александр Цимбалист намекнул, что знает наверняка, будто мэр купил свою должность в столице. Слышали ли о чем-либо подобном Вы?

Сплетни говорить я не буду. По моему мнению, то, что Шрейдер заплатил, это глупости. Уровень коррумпированности Кремля, в моем понимании, таков, что те суммы, которые мы называем деньгами, не их категории, не тот уровень. Я не понимаю, что такое - дать взятку Кремлю. Трудно представить, чтобы мэр миллионного города повез в Кремль страшную взятку в полмиллиарда рублей. Это просто смешно. Ведь что такое для Кремля, даже для мелкого чиновника 500 миллионов рублей? Это несерьезно. Другое дело, что партии практически открыто продают места в партийный список. Жириновский об этом чуть ли не в СМИ говорил. Эта практика есть, об этом все знают. Суммы называют разные, в зависимости от места. Бюджета на избирательную кампанию в регионах нет. Поэтому региональным отделениям дают право вносить в список первым или вторым номером предпринимателя или чиновника, который занимался финансированием всей избирательной кампании. Это повальная практика по всей России. Я присутствовал на таких сделках в других регионах - при мне давали деньги за включение в партийный список. 

Какова роль политтехнолога в процессе избирательной кампании. Кто он кандидату: соратник, начальник или, наоборот, буквально обслуживающий персонал? И какие отношения остаются после выборов? Нужны ли политтехнологи кандидату, ставшему народным избранником?

В принципе везде все по-разному. Но нормальный профессиональный политтехнолог - это, конечно, консультант, который выбирает стратегию и фактически руководит избирательной кампанией. С большинством моих кандидатов – не только омских, но и их других регионов, у меня соратнические, дружеские отношения. Но тут как выстроишь, ведь кандидат - это человек. А есть кандидат в Омске, с которым я работал, но больше не контактирую и не очень об этом сожалею. Мне человек неприятен, и, может, я ему не очень приятен. Политтехнолог выдает конкретные решения, как действовать по ходам. Я не очень люблю рассказывать, что я политтехнолог, это пошло еще с 90-х годов. Я знакомлюсь по рекомендации, мы не даем рекламу: "Приходите к нам на выборы". 

Я не имею дело с кандидатом, который не является личностью. Если человек располагает не своим финансовым и административным ресурсом, я, как правило, отказываюсь. Не беру во внимание уголовников, радикалов, фашистов, они и по жизни такого маргиналистского типа. Важно, чтобы с человеком был контакт.

Должно быть видно, что он тебя понимает. Бывало, что я кого-то не мог понять: о чем он говорит? Поэтому очень важно, чтобы отношения были деловыми, нормальными и адекватными. С этим проблемы. В основе всего лежит коммуникация, которая определяет взаимоотношения со штабом и кандидатом, а также саму избирательную кампанию и результат. Тут еще важно, чтобы ваши рекомендации были адекватны и органичны кандидату, потому что стандартных методов нет. Есть куча политтехнологов, с которыми я не люблю ассоциироваться. Бывают такие, что платишь и дают листок, где написано, как выиграть выборы. Реклама "Оторви задницу и проголосуй" была не органична Зуге. Надо прекрасно знать материал: читать его биографию, публикации. На Алтае был случай: за один раз меняли состав всего Городского Собрания в небольшом городе. Нужно было провести 17 кандидатов, но были время и деньги. При знакомстве попросил написать автобиографию, чтобы стало все ясно. И один написал такую фразу (никогда не забуду): "Я родился, учился и женился в 1961 году". Самая характерная форма социального заболевания, когда люди не видят, что пишут, стесняются того, что записали. Написали в ежедневнике дела, а читать его стесняются. И когда говорят, не знают, что говорят: мысль в голове совсем другая. Есть такая неадекватность, к сожалению. Это же пусть легкое, но нервное расстройство, которое в России достаточно массово. И это проблема работы с избирателем и читателем: в статье написали одно, а народ воспринимает по-другому, и даже заголовок не помогает, а наоборот даже дезориентирует. И вы вроде говорите об одном, а аудитория ваша восприняла по-другому. Здесь очень важно не ошибиться в написании речей, спичрайте. Речь должна адекватно восприниматься избирателями. Именно поэтому очень трудно работать в других регионах, где есть своя специфика. 

Избирательные кампании Омска, существенно ли они отличаются от других городов? Вообще, сильна ли территориальная специфика. Ваши многолетние наблюдения, какие политтехнологи предпочитают омичи, желающие попасть в местное самоуправление?

Конечно. Территориальная специфика носит культурологический характер, ее нужно всегда отслеживать, для этого и нужно время. Иначе все ваши фантазии сродни тому листочку, где записан алгоритм победы на выборах. Нужны же люди, которые будут участвовать в избирательной кампании. А как их найдешь, если не знаешь, например, какая в городе популярная актриса, какая группа, кто на слуху, какие вульгаризмы используются местным населением. Очень часто географическое понятие не отвечает административному, а для населения это очень важно, важно в тексте обращения политической рекламы. 
Специфика ведения избирательных кампаний в Омске определяется возрастающим влиянием Интернета. Нынешним летом интенсивность интернет-чтения растет, причем она уже выше, чем чтение прессы. Читают Интернет уже и пенсионеры, число пользователей растет, как на дрожжах. Причем "прорвало" летом прошлого года. Тут можно долго рассуждать, искать причины, но это факт. Проблема в том, что Интернет не локализуется в рамках избирательного округа. Если можно было бы локализовать пользователей (и несколько идей уже есть), то можно было бы использовать эту новую прекрасную, технически более совершенную форму.

Но "ботов" уже все позаводили - и мэрия, и правительство в том числе, судя по форумам. 

Некоторые конкурирующие компании пытались в Интернете друг друга опарафинить. Но население на это не реагирует. Население у нас, даже воспринимая информацию, не обязательно дает на эту информацию отзыв, и уж тем более не всегда полученная информация может служить мотивом поступка. Строго говоря, вы можете рассказать избирателям, что вот этот кандидат - страшный гомосексуалист, бандит, убийца. Но это не значит, что избиратель, который все это воспринял и понял, проголосует против. И это действительно так, потому что структура голосования не всегда связана с моральной оценкой кандидата. Гораздо важнее то, насколько он адекватно соответствует мысли, за что я за него проголосую, почему мне это выгодно, а это совершенно не связано с моралью. Можно голосовать "по-приколу", как это делает молодежь, да и то уже редкость, потому что даже у молодых есть небольшие, но мозги. Нужно аргументировать, почему я должен за него голосовать. И это не связано с тем, что кандидат кривой-косой и у него три ноги.

Можно ли говорить об эволюции политтехнологий хотя бы за последнее десятилетие?

Скорее не об эволюции, а о деградации. С этим я согласен. Но так это общеизбирательная система деградировала – и деградировала и политтехнология. В декабре будет повеселее, потому что будет протестное голосование, потому что царствующая власть, господствующая, сама понимает, что не очень все у нее получается, уже нет такого доверия к правительству премьера Путина, нет лояльности к региональной власти. Новые возможности порождает и принцип допуска – чтобы больше партий было представлено в местных парламентах. И уже контролировать, как в 2007 году, когда практически шаг влево, шаг вправо – так, наверное, не получится. Есть все признаки того, что сейчас может победить кандидат даже без поддержки административного ресурса. У нас одномандатное голосование осталось только одно – в Заксобрание, а в ОГС – уже будет по партийным спискам. А голосование за партии - это вообще отдельная тема, требующая дополнительного разъяснения. 

Как Вы охарактеризовали бы намерения ОГС судиться с ЗСОО? Почему городских депутатов пугает перспектива выборов по партийным спискам? И какая избирательная система – пропорциональная или мажоритарная – все-таки более жизнеспособна? Ваше мнение и Ваши прогнозы.

Там не судиться, там менять Устав надо. Юристы должны детально во всём разобраться. Если изменения в устав города приняты не будут, то возможен даже роспуск Городского Совета. Логику этих событий я не знаю, поэтому более развернуто ответить не могу. 

Сейчас же ставят вопрос о дискриминации…

Дискриминации чего? 

Депутатов Омского городского Совета.

А, в смысле, что заставили?? Так это в России нормальная практика - все согласно закону. Это законы надо менять, если они такие дебильные. У нас местное самоуправление урезано. Вы можете себе представить, чтоб Ассамблея Штата будет влиять на их муниципальное собрание: "Вот этого не надо, вот это уберите". В чем, кстати, мощь Америки, почему она за 200 лет стала гигантской супердержавой? Дело именно в местном самоуправлении. То есть не только в правах личности, но и в праве территории на местное самоуправление. А все тоталитарные режимы или близкие к ним авторитарные – это как раз урезание прав – личности и территорий. Поэтому наше местное самоуправление в полном объеме не является самоуправлением. Но тем не менее, какое есть. С моей точки зрения, Городской Совет должен состоять как раз из неполитических кандидатов. Во Франции в местное самоуправление вы можете выдвигаться от политической партии и выдвигаетесь, но если побеждаете, то приостанавливаете членство в партии, потому что вы занимаетесь хозяйственными, коммунальными проблемами, и "ангажированность", принадлежность к какой-либо партии противопоказана демократии. У нас все с точностью, да наоборот. Это неправильно, это неверно, это противоречит всему человеческому опыту, но тем не менее, так бюрократам через партийную систему легче осуществлять контроль за муниципальными и региональными парламентами - у нас ведь все время заботятся о том, чтобы наше великое государство не развалилось. Только не совсем понятно, зачем так мучиться и зачем это надо, если это таких затрат требует – но это у нас такая идея-фикс. 

Да какая мне разница, как попадает депутат в Горсовет? Мне важнее, чтобы была процедура отзыва, чтобы я каждый день имел возможность его носом ткнуть, спросить, почему у нас, например, междомовые проезды не заасфальтированы. 

А получается, что все институты власти, конституционно-демократические, распыляют ответственность перед населением. Когда начинаешь выяснять, кто тут виноват, одни говорят - областное правительство, другие - федеральное правительство, третьи – муниципалитет, а депутаты тут вообще ни при чем, они какие-то решения принимают ни о чем. Кого ни спроси сейчас на улице, что вы знаете о Горсовете, чем он занимается. Никто не знает. Так это местное самоуправление, по идее они должны принимать решения, чтобы завтра цветы стали "цветнее", листья зеленее! А мы даже знать не знаем, какие они там решения принимают. Депутат в этом смысле - фигура мифическая: никто не понимает, зачем он нужен. Депутат, между тем, это объект для обращений, который может дать денежку или не дать, помочь – не помочь. Все, это такое лобби. У нас отсутствует связь между процессом принятия законодательного акта и населением. Сказанное не относится к тем законодательным актам, которые связаны с дотациями, подачками, льготами и прочее, это более-менее выучили. А вот что такое принятие ОГС решения, начинающегося словами "Об уточнении порядка…" - понять невозможно. С точки зрения обыденного бытового сознания, я имею в виду. Таким образом, если мы хотим развитое местное самоуправление, то ответственность депутатов, мэра должна быть персонифицирована, и должен быть механизм, при котором население может поставить вопрос об импичменте и т.д. Американец в среднем голосует до трех раз в месяц на референдумах. Пример: в городе мэр предлагает построить маяк - голосуем. Будем открывать новую школу, для этого нужно скинуться еще по баксу к местным налогам - голосуем. Проголосовали - скинулись, не прошло - не скинулись, школы новой нет. Хотим больницу - голосуем, нет - не голосуем. Поэтому там нет такой страшной бюрократии. Вот пример, Сан-Матео - город в Калифорнии, недалеко от Сан-Франциско, население 250 тысяч человек, мэрия состоит из 8 человек. Пять депутатов, пятый депутат – он же мэр, причем в лавке торгует, так как не освобожден, две секретарши и олдсмен, который с палкой ходит. И то, это больше – дань традиции. И так вся Америка. 

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 1
Радио Сибирь