Алексей Потейко
Интервью 7 июня 2011, 15:19, последнее обновление 13 февраля 2014, 15:04 печать

Алексей Потейко

В 2010 году 3038 человек были в составе 66 студотрядов, в том числе всероссийских и сибирских. В 2011 только проводников набирается на 30% больше, чем в предыдущем. В летний трудовой бой рвутся – 3500 студентов. Из них 35% - бывалые бойцы, пришедшие в студотряды повторно. Почему законным выходным наши студенты предпочитают трудовые будни – секреты мотивации от главного студотрядовца, руководитель штаба студенческих отрядов Сибирского федерального округа и Омской области Алексея Потейко.

Алексей Потейко Руководитель штаба студенческих отрядов Сибирского федерального округа и Омской области.

Студотряды существовали при советской власти, затем исчезли, потом возродились. На Ваш взгляд, это государство заинтересовано в занятости молодежи или сама молодежь в собственной занятости? Работать модно или без работы уже тяжело прожить – на чем основана «живучесть» студенческих отрядов?

Прелесть отрядного движения современной России в том, что оно появилось снизу. Сначала этого захотели мы. По всей России примерно в одно время начались вспышки именно движения. В 2000-х годах работодатели обратили внимание на студентов как на рабочую силу. И тогда начали возрождаться отряды проводников и строителей. Вырасти в рабочее движение - инициатива, скорее, ребят. Мы начали искать поддержку. Не сразу, но нашли ее. Так, в 2004 году прошел первый форум омских студотрядов. Там мы собрали все зарождающиеся рабочие студенческие движения. В основном это были вожатые и строители. Оздоровлению детей всегда уделялось большое внимание, удалось сохранить практически 90% детских лагерей. Поэтому вожатское движение не умирало ни на год. Альтернативы студентам в этом движении просто не существует. Тогда появилась заинтересованность в создании студенческого штаба. В 2004 году были отправлены на работы 556 человек. Для нас одним из самых знаковых и показательных для движения объектов было возрождение Успенского кафедрального собора. Компания «Мостовик» отозвалась на наши просьбы о предоставлении работы, и в первый год строительства там работали 80 студентов: демонтировали фонтан, принимали участие в исторических раскопках. И именно оттуда вышли многие нынешние командиры. Через два года у нас было 2000 человек. Костяком для формирования движения стали строительный отряд «Гранит», который трудился на «Мостовике», и отряды проводников, подготовленные в ОмГУПСе. Я сам оттуда вышел, в 2002 году работал проводником в Новокузнецке. А в 2008 году количество заявок от работодателей превысило количество студенческих обращений. Однако есть и специфика — девушки менее востребованы на рынке труда. Работодатель больше заинтересован в парнях. Мы ведем работу с работодателями по привлечению девушек и в строительные отряды. Например, в прошлом году депутат Госдумы Михаил Алексеевич Сутягинский возродил отряд «Айвенго», в котором сам когда-то был командиром. Ребята работают на объектах биокластера. С ним достигнута договоренность о том, что будет и женская бригада. В 2009 году, когда грянул кризис, у нас была задача сохранить ребят, и тогда мы приросли проводниками, по сути, сотворив омскую экспансию по всей России. За что нас не любили другие региональные штабы. Также пришлось часть строительных отрядов перевести в проводниковые, перераспределить ресурсы, потому что другой работы не было, а проводники требовались всегда. К тому же качество подготовки в Омске всегда было выше. Например, везти омских проводников во Владивосток было выгоднее, чем брать местных студентов. В тот кризисный год благодаря отличной работе штаба удалось не только сохранить отряды, но и прирасти на 12 человек.

Заработать летом в городе-миллионнике для студентов не проблема. Какова мотивация студентов вступать именно в студотряды?

Абсолютно разная. Как и в советское время, сюда идут люди, чтобы заработать денег, найти друзей, за романтикой, от безделья, посмотреть страну, провести интересно лето, а также родители приводят. Вот с последними труднее всего, потому что они не хотят работать. Это проблема для отряда, куда они попадают. Линейным бойцам приходится за них работать. 

Как уживаются студенты, которым приходится жить и работать в одном отряде?

Хорошо. Иногда даже не просто уживаются, а сживаются!! За пять лет в нашем движении, например, уже и семьи появились, у них есть дети. Ребята знакомятся, вместе работают, общаются, влюбляются у костра. Создавшиеся семьи продолжают поддерживать с нами связь. За 5 лет появились даже «ветераны», которые возвращаются, стараются помочь своим бывшим отрядам, подготовиться к конкурсам. Нам еще не один год нужен, чтобы выстроить систему идеально. Но на сегодняшний день студотряды — это чуть ли не единственная из всех студенческих организаций, которая позволяет объединить учащихся разных учебных заведений. Для нас приоритетом являются сводные отряды, где мы ребят перемешиваем. По сравнению с Новосибирском, Екатеринбургом, где студенческая жизнь бьет ключом, у нас межвузовские отношения крепче. Сводные отряды дают производственный и творческий результаты большие, чем отряды из студентов одного вуза. К тому же, производственные показатели выше в тех отрядах, где есть хотя бы 15% учащихся ссузов. Мы работаем со всеми, у кого есть статус студента и кому уже исполнилось 18 лет. 

Как устраивается быт работников, всегда ли условия проживания соответствуют ожиданиям?

По-разному. Например, у отрядов вожатых проблем с бытом нет, так как они находятся на территории лагерей. Но и тут появляются вопросы: работодатель высчитывает стоимость питания из зарплаты, чего быть не должно. Бывают проблемы с санитарными условиями. Но зачастую в места, где работают большие отряды, заранее выезжает кто-то из командного состава, готовит место под жилье. Мобильность студентов — наше преимущество. Они могут легко подняться и оказаться в любой точке страны. Бытовые условия не хуже, чем было в советские времена. Палаточного размещения, которое практиковалось в Союзе, не было еще ни разу. Бывало, что ребята заранее строят себе бытовки, обустраиваются. Работодатели в этом вопросе идут навстречу, потому что они заинтересованы в том, чтобы утром человек пришел на работу отдохнувшим. Ни один работодатель не будет на этом экономить, потому что это экономия на производительности труда. 

А какая зарплата у ребят?

Тут у каждого своя специфика. Студенческие отряды вожатых самые низкооплачиваемые. Так было всегда. У них зарплата — 2,5-6 тысяч за смену. Средняя зарплата проводников в этом году будет 11-18 тысяч в зависимости от отработанных часов. Строительные отряды в Омске, получат 9-15 тысяч, те, кто уезжают — до 20 тысяч. В прошлом году отряд «Айвенго», работавший на ГК «Титан», получил по 18-20 тысяч рублей. Отряды на объектах «Мостовика» тоже достойно получают. У отрядов в Сочи и на Дальнем Востоке средняя зарплата 20 тысяч. Особая ситуация с ребятами, отправляющимися на Сахалин икру добывать. Путина — это же природа. Есть рыба — есть деньги, нет рыбы — есть гарантированный минимум, который платит работодатель, это около 8 тысяч. В этом году заключен договор об оплате дороги студентам. Это результат нашей долгосрочной работы. К нам везде хорошо относятся. Омичи всегда хорошо смотрятся по производственным показателям и дисциплине. Даже в сравнении со студентами из других регионов. Омские проводники — самые лучшие в России. Например, в прошлом году впервые за последние 20 лет омским студентам доверили обслуживать фирменный поезд №1 до Владивостока. Это показатель. Мы работаем по всей России, хотя в каждом городе есть студенты, которые хотели бы работать проводниками. Это качество заложено ОмГУПСом, который готовит не только своих студентов, но и учащихся других вузов. Альтернативы студенческим отрядам проводников не существует, конкурентов нет: набрать на время такое количество проводников не реально. На сегодняшний день Омская область находится в десятке регионов, которые занимаются студенческими отрядами на качественном уровне. Я благодарен региональным органам власти, которые с нами работают, за то, что они не гонятся за численностью. Студотряды работают на добровольной основе. И как только исчезнет добровольность, они умрут. Это один из главных мотивов студотрядов. Студенческий отряд — самый демократичный организм. Командира отряда можно снять собранием, если он не справляется. И так иногда происходит. Также отряд может выгнать бойца, который не работает, особенно если оплата сдельная. Это уникальный социальный тренажер, когда студотряд помогает молодому человеку без особых рисков посмотреть, приспособлен ли он к труду в коллективе. В студенческом отряде все быстрее, эмоций больше. И если ты сможешь тут найти свое место, то ты уже будешь знать, как взаимодействовать с трудовым коллективом, куда двигаться. Для студентов, например, всегда становится сюрпризом система налогообложения. Лучше если это произойдет здесь, когда работодатели более лояльны к незнанию работника таких вещей.

Получается, студенты приобретают навыки социального общения и управления. А как можно применить их на практике?

90% российской политической, экономической, бизнес-элиты прошли командную школу студенческих отрядов. Среди них много бывших начальников студотрядов: от линейного командира до командира областных штабов. Управленческие качества опробованы именно там. Сегодня существует множество университетов, которые обучают менеджеров, управленцев. Но любой командир студотряда, который проработал 2 года, заткнет за пояс специалиста с дипломом. Ведь от него зависит очень многое: сколько получат работники, как устроят свой быт. Управленческий опыт неоценим. Если ребята начинают заниматься этим профессионально, то университеты стараются привлечь их в аспирантуру для сохранения традиций.

Власть по-прежнему оказывает вам помощь?

Нас очень сильно поддерживает Правительство Омской области. В нашем регионе в молодежной политике, кроме студотрядов, ничего нет. В 2007 году, например, у нас были проблемы с недобросовестными работодателями, когда попытались оставить ребят без зарплаты. И именно вмешательство аппарата губернатора решило этот вопрос. Мы находимся под его вниманием. Но иногда и студенты неправы, и им не будут платить, если они не работают. Трудовые конфликты неизбежны, так было и в советское время. Мы пытаемся отслеживать эту ситуацию, контролировать добросовестность компаний. Но наши основные работодатели уже проверены, с ними мы работаем не первый год, поэтому проблем практически не возникает. 

Вы осваиваете какие-то новые направления работы для студентов?

Новые направления в нашей работе — это новые города. Например, в этом году будем работать с компанией «Мостовик» в Тобольске на строительстве нефтеперерабатывающего производства. Остается приоритетной и очень важной Олимпийская стройка, туда отправляются 220 человек. Также на острове Русский хорошо зарекомендовал себя отряд ОмГУ. С ними, кстати, был очень интересный случай. Отправили на стройку студентов химического и математического факультетов. Когда работодатель узнал, на каких специальностях они учатся, на лопату из 15 человек встало не больше трех, остальные все работали в химлаборатории на новейших компьютерных станках по производству строительных материалов. И ребятам было очень интересно поработать с новым оборудованием, и работодатель нашел новое решение. Поэтому мы беремся за разные инициативы. Конечно, с новыми работодателями всегда существует риск. Тем более, с выездными отрядами, которые уезжают в другие регионы.

Чем живут студотряды не в рабочий сезон? Есть ли какая-то жизнь кроме трудовой?

Мы в прошлом году приняли всероссийский слет студенческих отрядов. Это очень значимое событие, мы очень этого хотели. Приняли 46 регионов. Все остались довольны уровнем мероприятия, для него был предоставлен Экспоцентр. В 2009-м, в год 50-летия студотрядов слет был организован в Кремлевском дворце. После этого никто не решался принимать мероприятие. Мы поменяли его формат, чтобы эти два слета нельзя было сравнивать. После его окончания, нам говорили: это был самый душевный слет. Также тут решались множество производственных вопросов. В Кремле слет был показательным, у нас — рабочим. Все были в восторге от атмосферы, которую удалось создать. Бойцы работали с каждой делегацией, встречая и провожая их домой. Было выделено много спортивных площадок для соревнований. Получилось очень хорошее мероприятие. На моей памяти слет стал первым молодежным не спортивным мероприятием, которое приняла Омская область. И оно очень хорошо запомнилось. Область может принимать большие молодежные форумы, тут есть что показать. Люди уезжали, влюбленные в Омск. Мы находимся в центре России, и сюда удобно добираться. Из восьми слетов студотрядов, прошедших в России, три были проведены в Сибири: в Красноярске, Кемерово и Омске.

С какими другими молодежными движениями вы сотрудничаете?

ОмГУПС сумел привлечь сюда центр по подготовке волонтеров для сочинской Олимпиады. Мы очень рады, так как тоже приложили к этому усилия: встречались с Ириной Константиновной Родниной, без которой этого волонтерского центра никогда бы не было. Перед Омской областью стоит задача подготовить 1000 человек к Олимпиаде для волонтерской работы. Мы принимаем в этом активное участие. За Уралом всего лишь 3 таких центра, поэтому очень рады за ОмГУПС, у которого все получилось. Ответственность на регион ложится большая, потому что это лицо страны. Опыт подготовки к Олимпиаде поможет потом организовывать мероприятия, например по празднованию 300-летия Омска, на более высоком уровне. Волонтерское движение в России очень отличается от мирового. И Олимпиада позволяет сделать из него что-то интересное большему количеству людей. В ближайшее время волонтеры будут очень востребованы. Также мы активно принимаем участие в работе молодежного форума «РИТМ». Для нас это главное молодежного событие года. Ситуация, когда ребята остаются в городе и ничего не делают, очень странная. Тем более, что попасть на форум может любой, кто этого действительно хочет. Штаб студотрядов — технический партнер «РИТМа», мы обеспечиваем жизнедеятельность палаточного лагеря, рассчитанного на 1000 человек. Формируется специальный отряд для того, чтобы форум прошел без технических проблем. Также после прошлогодних пожаров активно начали готовить спасателей. В этом году совместно с МЧС подготовили первых 20 ребят. Лучше, конечно, если эти навыки не пригодятся. Но, например, отрядам вожатых в Тверской области в прошлом году приходилось самостоятельно защищать лагеря от огня. Но все же волонтерские отряды — это не наш профиль. Наша задача — объединить ребят вокруг трудовой оплачиваемой деятельности. Волонтерством занимаемся параллельно, это социальная нагрузка отрядов. Летом студенты должны работать и зарабатывать, в остальное время могут реализовывать волонтерские начинания. Только что вернулись с командных курсов. На базе лагеря «Березка» обучали молодых командиров. Такая масштабная деятельность стала возможной благодаря поддержке региональных властей и целевых программам, которые направлены на развитие студенческих организаций. Сейчас готовим два масштабных события: главная линейка-открытие, которая состоится 12 мая у памятника тружеников тыла, и слет студотрядов, который пройдет 20-22 мая в палаточной лагере на 600 человек (студенты из пяти регионов СФО уже подтвердили свое участие в нем). 

Можно сказать, что студенты вносят свой вклад в развитие региональной экономики?

Где бы ни работали ребята, это работа на ВВП страны. Все отряды по-своему сложные, у всех свои задачи, возможности, сложности. Хотим, чтобы ребята активнее к нам обращались — нужно закрыть все заявки работодателей. Благодаря поддержке Президента и Премьер-министра студотряды становятся экономически эффективными для работодателей. С 1 января действует 428 Федеральный закон, который закрепил льготы для работодателей, принимающих на работу настоящие студенческие отряды. Омский областной штаб входит во всероссийский штаб студотрядов и уже сегодня готов предоставлять работодателям эту льготу. Но пока они сами не очень охотно на это идут, потому что нет законоприменительной практики, и многие боятся проверок и проч. Но в этом году мы на некоторых предприятиях «обкатаем» эту возможность. Пенсионный фонд Омской области охотно нас поддерживает - мы встречались с Сергеем Николаевичем Тодоровым, и он вспоминал свои студотрядовские годы…

Омские студотряды знает вся страна – очень амбициозное утверждение. Как считаете?

Наши студенты принимают участие во всех мероприятиях, посвященных оргвопросам движения. Омский штаб нацелен на получение производственного результата. Синие бойцовки, которые являются формой именно омских отрядов, есть и у Президента, и у Премьера, и у нашего Губернатора. Омичи обязательно присутствуют на всех мероприятиях, в которых участвуют Дмитрий Медведев и Владимир Путин. Потому что тот опыт, который накоплен благодаря поддержке регионального Правительства и активности студентов, интересен стране и федеральным органам власти. В центральной России со студотрядами не все так хорошо, как в Сибири. Сибирь и Урал сейчас оплот этого движения. Возможно, мы даем не самую большую численность, как в регионах, где студотрядами считаются все подряд, кто ходит на работу. Но у нас есть традиции, есть позиция руководства, которое понимает полезность задуманного. Мы регулярно принимаем участие в слушаниях в Государственной Думе и Совете Федерации при принятии законов, касающихся студотрядов. Нас всегда приглашали и выслушивали нашу точку зрения. Мы не только работаем. В студотрядах своя жизнь со слетами, праздниками, костром. Мы умеем это делать. И нам есть куда расти — максимальная численность студотрядов в Омской области превышала 10000. Нам интересны новые производства, направления и новые инициативные студенты, которые хотели бы проявить себя. Мы всегда открыты. 

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 1
Радио Сибирь