Иван Поляков

О том, что не существует сибирской промышленности, "золотых умах" и географических преимуществах России, которые используются не в полном объеме, о здоровых амбициях и оздаравливающихся секторах экономики, претензиях на монополию и о том, как захват новых рынков изменит демографическую ситуацию в стране.

Татьяна Шкирина

Иван Викторович, про необходимость внедрения инновационных технологий в промышленность сегодня не говорит, пожалуй, только ленивый. Но опять же существуют предприятия, где руководство больше ценит традиции и не торопится внедрять какие-то инновационные разработки по разным причинам. Скажите, такой консервативный подход существенно тормозит развитие отрасли, или в некоторых случаях возможен и такой вариант?

Мне кажется, что предприятий, которые могли бы позволить себе роскошь не внедрять инновации, просто не существует. В современных условиях на рынке выживают только конкурентоспособные предприятия. И будь это предприятие оборонно-промышленного комплекса, машиностроительного комплекса, делающее самолеты, ракеты или средства связи, все равно любое предприятие вынуждено следовать требованиям времени, бороться за ниши на рынке. Конкуренция на мировом рынке возрастает, усиливается, появляются новые игроки. Очень динамично развивается высокотехнологичное производство в странах Юго-Восточной Азии, прежде всего в Китайской Народной Республике. Поэтому российским предприятиям с каждым днем, с каждой неделей, годом становится все труднее и труднее, но в то же время интереснее работать, жить и трудиться. И мне кажется, что высокотехнологичный бизнес как таковой - это основа будущего всей планеты Земля, потому что высокотехнологичные рабочие места, высокие заработные платы могут создаваться и появляться только в высокотехнологичных секторах экономики - в сфере услуг и обрабатывающего производства.

Сегодня много говорят о новых перспективных формах организации производства, которые якобы призваны вдохнуть новую жизнь в промышленность: кластер, бизнес-инкубатор. В связи с этим возникает вопрос, а так ли плохи прежние формы, которые всем известны: фабрики, заводы, производственные объединения?

Мне не кажется, что то или иное наименование или переименование вида деятельности само по себе несет такую уж большую нагрузку. По большому счету модное сегодня слово "кластер" известно с советских времен как "территориально производственный комплекс". Важно другое - содержание, чего мы хотим добиться и какие цели мы перед собой ставим. И в этой связи, задача, которую правильнее было бы формулировать и начать решать российским высокотехнологичным компаниям, - это ориентированность на работу в условиях глобального рынка. Чем быстрее мы поймем, что создавать высокотехнологичный продукт, продавать его на отдельном закрытом национальном рынке и быть при этом конкурентоспособным и успешным невозможно, тем быстрее нас ждут успех, развитие и рост доли наших товаров и продуктов на мировом рынке.

Кстати, Вы на прошлой неделе выступали с докладом в Совете Федерации, где как раз оценили состояние радиоэлектронной промышленности, и, несмотря на то, что сегодня ситуацию в отрасли совсем здоровой назвать нельзя, Вы обозначили довольно заманчивые перспективы: 10% мирового рынка, если не ошибаюсь?

Ситуация в радиоэлектронном комплексе, безусловно, оздоравливается. Это связано, прежде всего, с существенным ростом государственного оборонного заказа и ассигнований, которые выделяются на государственные закупки в этой сфере. Однако мы не можем оставаться довольными темпами роста, потому что, на наш взгляд, они носит в значительной степени формальный характер, поскольку связан с расходованием государственных средств, которые направляет в этот сектор Российская Федерация. Эта позитивная динамика должна подкрепляться усилением позиции российских компаний, работающих в сфере разработки и производства радиоэлектроники на новых рынках и на мировом рынке в целом. Тот прогноз, который дает Минпромторг, относительно перспектив роста доли радиоэлектронной промышленности на мировом рынке к 2025 году на десятые процента, конечно, не могут устраивать нас, людей, которые создают, производят, продают продукцию. Действительно, я считаю, что мы смело можем говорить о планке в 10% мирового рынка для российской радиоэлектронной продукции.

Сможет ли Россия выдержать конкуренцию с теми государствами, которые уже обошли нас?

Это не простой процесс, но мы способны эффективно конкурировать с Японией, Южной Кореей и КНР. Все предпосылки для этого есть: у нас в стране отличная фундаментальная и прикладная наука, у нас инженерные "золотые умы", все макроэкономические показатели способствуют успешной конкуренции, как на российском, так и на внешнем рынке. Другое дело, что основной ресурс, которым пользуются все без исключения страны (и пример КНР очень показателен в этом смысле), - это использование ресурсов своего национального рынка. Если вы, будучи иностранным игроком, попробуете начать работать и продавать высокотехнологичный продукт в том же Китае, то вы столкнетесь с массой трудностей и ограничений, потому что китайское правительство поддерживает на своем внутреннем рынке китайские предприятия, потому что на там работаю китайские граждане. Поэтому нам бы хотелось большей поддержки и содействия со стороны государства. В таких инфраструктурных отраслях, как транспорт, топливно-энергетический комплекс, телекоммуникационная отрасль, доля российских компаний сегодня чрезвычайно мала, и, к сожалению, эту долю в достаточно крупном размере на нашем внутреннем рынке имеют иностранные транснациональные игроки - прямые конкуренты, малых, средних и крупных российских высокотехнологичных компаний.

А если говорить, к примеру, о высокотехнологичном машиностроении – в Сибири в основном сконцентрированы именно такие предприятия, - каковы их перспективы занять нишу на внешнем рынке, о каких долях можно говорить?

Не знаю, буду ли я прав и обрадую ли вас, но мне кажется, что рассматривать ситуацию в привязке к территориям, субъектам, географическим регионам не совсем правильно, мы должны говорить о Российской Федерации в целом. Предприятия, уже созданные, например, на территории Омской области, - это отличная основа и для развития профильной деятельности всех компаний. Омская область прекрасно производила ракеты, продолжает производить средства связи, было представлено тяжелое машиностроение. Еще раз подчеркну, что в целом в России наблюдается значительный рост производства в силу существенного увеличения государственного оборонного заказа. Поскольку в Омской области подавляющее большинство крупных предприятий относятся к оборонно-промышленному комплексу, то этими уникальными возможностями нужно пользоваться. И мне представляется, что в настоящий период они используются не в полном объеме.

Иван Викторович, "Деловая Россия" выступила с предложением, которое поддержал Владимир Путин, о создании 25-ти миллионов высокотехнологичных рабочих мест. Чем обусловлена такая цифра и не слишком ли амбициозны планы?

Да, предложение очень яркое, инновационное. Идея была поддержана Президентом, но и раскритикована большим количеством экспертов. Я считаю, что это возможно, но прежде чем мы получим гарантии реализации этой программы, мы все-таки должны ответить на вопрос: куда будет продаваться продукт, создаваемый на этих 25-ти миллионах новых высокотехнологичных рабочих мест. Доля мирового рынка известна, будь то радиоэлектроника или любая друга отрасль: нанотехнологии, машиностроение. Нам нужно думать о мерах укрепления, увеличении нашей доли на мировом рынке, или даже о его захвате, установлении монополии. Все крупные экономические игроки всегда стремятся к монополии, и транснациональные российские компании, которые должны появляться как грибы, повторюсь, могут претендовать на существенную долю мирового рынка. Тогда мы можем говорить не только о 25 миллионах новых рабочих мест, но и о 50-ти, 70-ти и даже 100 миллионах. Это же напрямую будет сказываться на всех, без исключения, сферах жизни человека, в том числе положительно скажется на рождаемости: высокие заработные платы и достойный уровень жизни подстегнут огромное количество молодых пар к тому, чтобы создавать семьи и благополучно рожать детей: не одного или двух, как сейчас, а гораздо больше! Это в недалеком будущем, а пока много чего нужно предпринять. Что касается нас, то мы это делаем на отдельно взятом участке и справляемся с поставленными и сформулированными задачами вполне успешно.

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 2
Радио Сибирь