Зоран Терзич

О служебных романах, талантливых "омичках" и никах на майках, женских стратегиях в игре, а также об отпуске, которого не видел 10 лет, давлении на тренеров и постоянном напряжении, из-за которого люди порой сводят счеты с жизнью.

Татьяна Шкирина

Зоран, у Вас очень громкие заслуги на родине, много времени посвящено тренерской работе в сборной Сербии: Вы приводили команду к "бронзе", "серебру" и "золоту". Что заставило Вас поехать в Россию и возглавить клуб в провинциальном городе? Ведь это можно расценивать как шаг назад, или у Вас другое мнение на этот счет?

Я уже был в Омске в 2008 году, когда в городе проходил этап квалификации мирового Гран-При по волейболу. Атмосфера была хорошей, омичи очень любят волейбол. Позже в Белграде я встретился с исполнительным директором женского волейбольного клуба "Омичка" Ярославом Ворожко. Он более подробно рассказал об организационной структуре клуба, и мне все очень понравилось. Поэтому в России я решил повторить, а может, даже улучшить результат, который был достигнут со сборной Сербии.

Россия часто воспринимается иностранцами как страна с плохими дорогами, коррупцией и сильными морозами. Эта слава в мировом сообществе не напугала?

Я не напуган первыми двумя вещами, поскольку дороги и коррупция в Сербии гораздо хуже, чем в России. Без шуток, я правда не чувствую себя иностранцем, чужим в России, потому что это моя страна, вторая родина после Сербии. Вы знаете, мы считаем, что сербы и русские – братья, и в России я чувствую себя почти как дома.

А не было желания пройтись по омским улицам или покататься на общественном транспорте?

Прогуляться можно, а использовать общественный транспорт желания не возникало. Клубом выделена машина, которой мы пользуемся. Движение в Омске напряженное, но все это довольно привычно, в Сербии такая же ситуация.

Прошло немного времени, но не скучаете ли Вы по родному дому, по Сербии? Не возникает желание разорвать контракт и уехать назад?

Последние шесть-семь лет я провел за пределами Сербии, работал в клубах Италии и Румынии, поэтому ситуация довольно привычная. Конечно, так далеко уезжать не приходилось, но желания бросить все и вернуться на родину не возникало. Сейчас для меня главное - команда. Хочется, чтобы она хорошо выступала и приносила победы.

Между Сербией и Россией тысячи километров, но многие говорят (да Вы и сами отметили), что мы дороги друг другу и между нами много общего. В чем мы похожи, на Ваш взгляд?

Нас объединяет множество исторических событий. Сербы очень любят и уважают Россию. Даже мой ассистент Желько Булатович очень интересуется Россией и любит ее как свою родину. Однажды был матч, где сборные России и Сербии играли друг против друга, и он решил спеть сначала свой, а потом и российский гимн.

Как говорят у нас, Вы работаете в "бабском коллективе". Скажите, много ли в женском спорте женских стратегий, манипуляций, истерик, и вообще, есть ли разница - тренировать женщину или мужчину, и почему Вы выбрали женщин?

Это очень трудный вопрос. Многое существует за пределами спортивной площадки – в этом и проблема. Бойфренды, проблемы в семье, дилеммы, толстая она или нет, есть ли у нее проблемы с лицом. Очень многие вещи могут разрушить все, над чем ты работаешь. Работа с женской командой отличается с психологической точки зрения. Но я работаю с женщинами последние 14 лет, конечно, мне было очень трудно сначала, но сейчас у меня есть свои маленькие секреты, трудностей уже нет.

Можете ли Вы назвать себя стрессоустойчивым человеком, или же наоборот, Вы темпераментный и часто даете выход своим эмоциям? Вы можете наорать на девушку?

В течение игры, думаю, никогда. Я стараюсь помогать им, никогда не кричать на них, чтобы создать хорошую атмосферу в команде во время игры. После игры могут быть разные ситуации, но обычно, особенно последние месяцы, у нас очень теплая атмосфера. Девушки работают действительно хорошо, мы улыбаемся, смеемся.

На своей пресс-конференции Вы обещали учить русский язык. Этот лингвистический запал еще остался? И если Вы занимаетесь русским, то как? Это какие-то книги, словари, обучающие программы или это только живое общение?

Я очень стараюсь. Мой ассистент Булатович очень хорошо говорит по-русски, ежедневно я многому у него учусь, но мне очень трудно. Когда я начну говорить по-русски, я хочу говорить на нем хорошо, без ошибок. Для этого мне определенно нужно время. Мне помогают Желько и Наталья Маммадова (диагональная ВК "Омичка" - прим. ред.), она говорит по-сербски очень хорошо, как и по-русски.

Зоран, Вы эффектный и неженатый мужчина. Скажите, девушки из команды не заглядываются на Вас? Не мешает ли это работать, и как Вы относитесь к служебным романам?

В Сербии мы говорим: никогда не писай в ту воду, которую пьешь. Конечно, это только шутка, но этот вопрос не обсуждается. Я смотрю на девушек только как на игроков, уверен, они тоже смотрят на меня только как на тренера. Более того, я слишком стар для них. Может быть, я выгляжу моложе, чем я есть, но 46 – для них это слишком много.

В этом сезоне в клубе случился ребрендинг, и на майках девушек появились их спортивные ники вместо фамилий. Это была инициатива девушек или Вы принимали в этом участие? Как Вы считаете, это как-то скажется на их имидже, как будет воспринято в спортивном сообществе?

Не имеет значения, что написано на форме игроков: имя, никнейм или изображена картинка. Больше всего меня волнует их игра. Я думаю, что это была идея кого-то из игроков, но точно мне неизвестно.

Мы поговорили о веселом, теперь я хотела бы поговорить на глобальную и немножко грустную тему. Я хотела спросить у Вас о Косовском конфликте, отразился ли он прямо или косвенно на Вашей жизни? Вам, наверно, тогда было не до спорта…

Пожалуйста, не поймите меня превратно, но я действительно не люблю говорить о политике, я спортсмен. И если говорить о Косово, для этого нужна другая передача, отдельное время, тут можно сказать многое. Косово - часть Сербии, это как часть тела, и не просто часть, это сердце Сербии. Мы все очень сожалеем и одновременно злимся по поводу того, что произошло в Косово, но, к сожалению, ничего не можем сделать. У меня к Вам встречный вопрос: как бы Вы чувствовали себя, если бы у Вас отняли часть Вашей страны, например, Санкт-Петербург, Москву или Омск?

Сербы до сих пор болезненно воспринимают эту тему. Но я интересуюсь не ради любопытства, а для того, чтобы показать Вас как разностороннего человека. Знаю, что в Белграде стоят здания разрушенных домов, которые не реставрируют. Скажите, люди к этому привыкли? Или когда они проходят мимо, это каждый раз останавливает и заставляет вспомнить и задуматься?

Здания – это не проблема. Убиты люди, и мы никогда этого не забудем. Никогда. Мы не можем забыть даже США, НАТО - всех тех, кто не помог нам.

Зоран, один из бывших тренеров клуба "Омичка", Сергей Овчинников, трагически ушел из жизни. Говорят, что он покончил собой после Олимпиады в Лондоне, где сборная России якобы неудачно выступила. Я понимаю, что для тренера очень важны медали, достижения, но в медалях ли смысл жизни?

Прежде всего, я бы хотел сказать, что очень сожалею о смерти Сергея, он был великим тренером, моим хорошим другом. Какова реальная причина этого события, я не знаю. Но вы должны знать, что мы все находимся под очень серьезным давлением. Каждый раз, неважно - работаете вы в клубе или национальной сборной, на вас кто-то давит: обычные люди в зале, или ваш босс, или президент федерации, или кто-то еще. Если вы тренер национальной сборной России, каждый раз все ожидают от вас не просто хорошего результата, а первого места. Я уверен, Сергей был под очень сильным давлением. Я видел его в Лондоне в те последние несколько дней, он мало разговаривал, он был… Я не знаю, как это сказать… Просто – под давлением. Определенно, тот шаг, который он сделал, – неверный, но вам стоит знать, что наша работа – это не только победы и путешествия. Время от времени она может быть очень тяжелой.

Хочется узнать, как Вы расслабляетесь. Что заряжает Вас энергией и наполняет желанием жить?

Вообще-то никак не расслабляюсь. Каждая игра – это одна и та же ситуация, это головная боль. Вы счастливы, если выиграли, или нет, если проиграли. Если вы радуетесь, радость длится 5 минут, после чего вы начинаете думать о следующей игре. Вот и все. Такова наша жизнь, особенно моя, потому что у многих тренеров, завершающих сезон в клубе, есть всего месяц, чтобы отдохнуть, провести время с семьей, съездить на море. У меня не было этого больше 10 лет. Как только я завершаю работу в клубе, я сразу приступаю к работе в национальной сборной, после работы в национальной сборной, снова приступаю к клубу – и так последние 10 лет. К сожалению, у меня нет времени, чтобы расслабиться.

И последний вопрос: Вам попадались необучаемые игроки? Такие, чтобы Вы хватались за голову и вспоминали русскую поговорку про паршивую овцу, которая все стадо портит.

Я пытаюсь работать со всеми, правда! Я работаю месяц, два, три, и если я не вижу результата, я прекращаю попытки и начинаю работать с кем-то другим – вот и все. Извините, но такова наша работа. 

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 2
Радио Сибирь