Скоро всё случится!

Вопрос к читателям накануне Академии.

Вопрос к читателям накануне Академии.
Слушайте, и не говорите, что вы не слышали!

В этом году III Международный театральный фестиваль АКАДЕМИЯ пройдет не в сентябре, как это было в предыдущие годы, а в июне, с 12 по 26 число.

Афиша почти сформирована, о самом-самом интересном я расскажу в ближайшее время.



А сейчас мне очень хочется узнать Ваше мнение, что дал омскому зрителю фестиваль АКАДЕМИЯ? Вот что конкретно? Пишите, не стесняйтесь, в конце статьи есть возможность оставить свой комментарий.

Дальше вы можете вообще не читать, если желание высказаться уже появилось. Дальше я хочу обратиться назад, к прошлому, и попробовать оценить полученный опыт освоения нового театрального пространства, как бы я это сделала, не будь PR-директором фестиваля.

Position #1

Родившись в Омске и придя к осознанию полнейшей безысходности того, что город наш - обычное провинциальное захолустье, я стала рваться отсюда, еще не получив паспорта. Рваться было куда – дедушка и бабушка жили в Ленинграде. Стоит ли объяснять, что каждый мой приезд в Северной столице находился «оскорбленному чувству уголок», и не один. История, искусство, музеи, театры. И, конечно же, открытое европейское пространство для взаимообмена.

Position #2

Покидала я Омск «навсегда» целых три раза. И всегда возвращалась. Причина была веская – Омский театр драмы. Такой труппы я больше нигде не встречала. Теперь мне уже отчетливо ясно – наш омский театр это исключительный случай. Уровень высочайший, он каким-то способом, описать который невозможно, поддерживается изнутри. Здесь основанием служила вполне ощутимая платформа профессионализма и чувства меры. Но при этом здесь всегда ощущалась готовность к эксперименту, к контактам самого разного уровня (и как ответ: театр приглашал режиссеров не только из Москвы, но и из-за рубежа), зритель не всегда гладко, но с неизменным интересом принимал эти эксперименты, обсуждал и уже ждал новых впечатлений. А значит, формировалось обоюдное желание расширять горизонты восприятия театрального искусства.

Position #3

В Ленинграде я впервые услышала о театре Някрошюса. И пусть он в Литве, а мы в России, доехать до него на машине было делом пустяковым. С каким упоением мы расшифровывали его метафоры, разгадывали, почему падают с неба камни, чугунки переворачиваются, а зерно рассыпается…

 

Это было совсем не похоже на русский психологический театр, но как увлекало совей непохожестью! Однажды в Праге я совершенно случайно попала в театр – самый большой, самый Национальный.



Шел театральный фестиваль, и мне посчастливилось увидеть постановку Оскараса Коршуноваса. Это был его спектакль «Эдип-царь». … Суетятся, как муравьи, маленькие серые человечки с огромными круглыми головами пупсов и, начиная свою первую речь знаменитым: "О деда Кадма юные потомки! зачем сидите здесь у алтарей...", Эдип сначала скажет: "дети, дети..." . Детишки лазают по железным клеткам и усаживаются рядками, как китайские болванчики, а самодовольный Эдип с зализанными кудрями, в костюме с галстуком, выходит перед ними, будто комсомольский лидер, идущий на переизбрание. Рядом мелкой сошкой и подхалимом суетится такой же гладкий Креонт.



Спектакль Коршуноваса, как некий социальный срез, вовсе не о том, что все берет свое начало в песочнице. В нем – страх перед этой песочницей, перед этими непонятными детьми, которые неизвестно чего хотят и что любят. И как это сделано, как поставлено, как сыграно!

Итак, суммируем:

Оскорбленное чувство провинциала («почему я здесь, так далеко, и многое мне не доступно?»); воспитанный и восприимчивый зритель, готовый к познанию нового; мировой театральный процесс, представление о котором можно создать, лишь соприкоснувшись с ним. И вот она – счастливая возможность – сделать это в Омске!

Первый фестиваль Академия познакомил с еще одним литовским чудом. Вильнюсский малый театр, режиссер Римас Туминас. Второй дал возможность встретиться с Оскарасом Коршуновасом, уже с другой его постановкой «Ромео и Джульетта».


 Вот и сбылось! А дальше - ряд неожиданных открытий, и самое значительное – немецкий театр, его самый яркий представитель – актер и режиссер Мартин Вуттке.

Удивительный мир совершенно другого театра. И это ошеломляющее открытие я сделала, нет, не в Ленинграде, не в Литве, не в Чехии. У себя дома, в Омске!

Встреча с «Комеди Франсэз» - это встреча с легендой. Понять их, не изучив историю французского театра, сложно. Но как полезно! Спектакли, привезенные на фестиваль, потребовали от зрителей не только интереса к театру, но, прежде всего, готовности к смене привычной системы сценических координат. Афиша каждого фестиваля собирала не только признанные спектакли. Театры и коллективы с мировыми именами привозили с риском для себя премьерные, неизвестные постановки, требующие огромной внутренней работы публики. Изначально был заложен потенциал взаимного изучения и познания.

Вот мой ответ на мой же вопрос. А теперь хочу прочитать и ваше мнение!
Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 1
Радио Сибирь