«Привезите «Дачников». В Ярославле их очень ждут!»

Премию правительства РФ имени Федора Волкова будут вручать Омской драме в Ярославле в начале ноября на традиционном Волковском фестивале.

- Женя, скажи честно, какой спектакль нам привезти в Ярославль? – директор Омской драмы Виктор Лапухин проявляет тактичность к нынешнему худруку Ярославского театра Евгению Марчелли и задает этот вопрос, хотя оба они, и Марчелли, и Лапухин, давно предполагают на него вполне логичный ответ: «Конечно, «Дачников». Так Марчелли и отвечает, ведь это самый легендарный его спектакль, в котором «всё сошлось». А вот в Калининграде у Жени с «Дачниками» не получилось, не сошлось, и как следствие, вышел скандал. Я не видела полностью спектакль, поэтому о художественном результате говорить в полной мере не могу. Но по тем отрывкам, которые смогла посмотреть в записи, сделала вывод, что калининградские актеры не взяли той высоты, той скрытой надрывности переживаний, которая и дает глубину каждому задуманному персонажу и оправдывает все эпатажные режиссерские ходы Марчелли. Слишком открыты эмоции, слишком прямолинейны выражения чувств – и всё, задумка Марчелли оказалась плоской иронией, если не издевательством. Поэтому легенда омских «Дачников» осталась легендой.
Да и вообще вся Омская драма, как выяснилось, стала легендой для ярославских служителей Мельпомены. А дело вот в чем. В 2008 году этот театр возглавил Борис Мездрич, хорошо известный омичам, как директор Омской драмы до 2001 года. Вернувшись в «родную стихию» драматического театра после работы директором Новосибирского оперного, Мездрич через слово вспоминал о том, как было здесь. «А вот у нас в Омской драме…» - начинал он, но его уже перебивали: «Борис Михайлович, вы давно уже в Ярославле!» К настоящему моменту Мездрич снова вернулся в Новосибирский оперный. Что оставил после себя? Как пишет ярославская пресса – раздробленность труппы после перевода на контрактную систему, неурядицы после капитального ремонта здания, вызовы в прокуратуру. Но больше всего меня настораживает то, что он успел разругаться со всей журналистской братией Ярославля, поскольку «критику Борис Михайлович не выносит на дух». А кто ж её выносит? Кто из омских директоров лоялен к худо-бедно сформулированной театральной аналитике? Да никто! Единственный человек, пожалуй, умеющий сдержать гнев – Лапухин, нынешний директор Омского академического. Саблей не машет, служебный вход ни перед чьим носом не закрывает.
Много читала о том, что ярославская публика консервативна.
 «Волковский театр всегда был в одном ряду с Малым и Александринкой» - вот еще настораживающая строчка из ярославской театральной прессы. Правда, в Александринке много новаторских идей осуществил Валерий Фокин, а вот один ряд с Малым – это сигнал к тому, что надо насторожиться.
 Вот кто-кто ждет «Дачников» по-настоящему, (ну, кроме Марчелли, Майзингера, который нынешний сезон откроет уже в Ярославле, и композитора Есиповича) так это молодые актеры и продвинутая публика. Те, кто успел понять и полюбить нашего Женю. А мы-то уже знаем, если понял, принял и полюбил Марчелли, то это навсегда.
 Вот к ним мы и поедем. И уже ждем этой встречи.
 В Ярославле традиционно проводится Волковский фестиваль, на который приглашаются театры-лауреаты этой правительственной премии. Значимость премии высока. (Вот только денежное выражение не очень велико, да разве в деньгах счастье?!) Федор Волков, чье имя носит театр и фестиваль, считается первым русским профессиональным актером. За ним утвердилось имя основателя русского театра. Формально это не совсем верно, но, действительно, лишь с Волковым наш театр вступил на правильный путь. Его жизнь полна удивительных фактов. Но о них расскажу после того, как побываю в Ярославле. А вот о его кончине довелось поразмышлять задолго до того, как судьба связала меня с театром. Волков похоронен в Москве, на кладбище Спасо-Андронниковского монастыря. Никаких следов его могилы не осталось, но именно на территории монастыря ( а в Москве я жила на Большой Андронниковской улице и окрестности изучила неплохо), среди зеленой травы под огромным дубом лежит каменная плита с надписью «Федор Волков. Русский актер. (1729 – 1763)». Я еще тогда не на шутку удивилась – легенда гласит, что актеров на Руси не хоронили не кладбище, выносили за оградку, поскольку считали лицедеев грешниками только по роду своей профессии. А тут – на территории монастыря, да и какого! Вот такие размышления перед началом нового сезона.
Жди, Ярославль, мы приедем!
Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 2
Радио Сибирь