Почему одному человеку спектакль нравится, а другому – нет?

Незатейливый ответ: оценки, впечатления — всегда, увы, субъективны. И искусство — субъективно. Точных лекал нет. Спектакль может быть простым для восприятия, а может быть сложным. Прежде всего, имеем в виду, конечно же, содержание. Текст, художественный язык и прочее. Текст. Пьеса Эдварда Радзинского «Еще раз про любовь» легче, доступнее «Бориса Годунова» Александра Пушкина. Далее. Художественный язык. Кто-то не в состоянии постичь красоты математических формул, и точно так же кто-то другой не может прочесть и почувствовать метафор режиссера Эймунтаса Някрошюса. Для какого-то зрителя его искусство может казаться: а) непонятным, б) скучным. Возможно, он, зритель воспитан (привык) к театру, выражаясь, современным языком, другого формата. А возможно, зритель горячо любит лишь оперетту. И тогда, попав на историческую хронику «Церемонии зари», он в полном недоумении смотрит на часы. Театр, в сущности, беззащитен. Попав в лабораторию, занимающуюся космическими разработками, обыватель робеет. Ему не придет в голову давать советы. Однако прислушайтесь к беседам после спектакля. — Во что они превратили Горького, да как они посмели бросать в стог сена главную героиню? — Это — не Чехов! Это — не Раневская! — Спектакль называется «Ну и ну»? Докатились! Зритель подчас уверен: на сцене должно быть так, и не иначе. Он возмущается, считая художника персоной, обслуживающей его, зрителя, представления об искусстве. Что до профессионалов, то люди одного образования, одного возраста, более того — друзья могут дойти до рукопашной в споре о том или ином спектакле. Кричать друг на друга три часа и остаться при собственном мнении. Отчего так? Оттого, что спектакль не подводная лодка, не самолет. Доказывать друг другу преимущество деталей можно сколь угодно. Это не значит, что кто-то из спорящих глуп или глух. (Хотя бывает, что и так). Точно так же, как режиссер порой не видит, не чувствует какого-то артиста и, соответственно, не занимает его в своих спектаклях, критик может не чувствовать и соответственно отвергать режиссерскую руку, почерк этой руки… А, может, и руки-то нет, и почерка, а так — отрывок, взгляд и нечто, не поддающееся расшифровке, а не язык… Все может быть. Театр — дело тонкое…
Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 1
Радио Сибирь