Гвоздь программы – Бургтеатр!

Из сердца Европы – из самой Вены приедет к нам на фестиваль австрийский театр. Бургтеатр представит спектакль по пьесе Клейста «Разбитый кувшин». Но для начала надо обязательно ознакомиться с историей этого уникального театра, чтобы представление о предстоящем спектакле было наиболее полным. Атмосфера и облик Национального театра Австрии складывались веками. Его невозможно представить без важных и немногословных гардеробщиков, без расписных стен, портретов знаменитостей и чрезвычайно нарядной светской публики. читать далее...

Из сердца Европы – из самой Вены приедет к нам на фестиваль австрийский театр. Бургтеатр представит спектакль по пьесе Клейста «Разбитый кувшин». Но для начала надо обязательно ознакомиться с историей этого уникального театра, чтобы представление о предстоящем спектакле было наиболее полным.
Атмосфера и облик Национального театра Австрии складывались веками. Его невозможно представить без важных и немногословных гардеробщиков, без расписных стен, портретов знаменитостей и чрезвычайно нарядной светской публики.

Заезжему посетителю этой страсти не понять. Еще два столетия назад драматург, историк театра и один из первых режиссеров Генрих Лаубе сказал: «Театр – средоточие венской жизни». И если бы театр уже не был изобретен, его обязательно изобрели бы австрийцы. Недаром шутят, что Вена - это единственный город, где с таксистами можно говорить не про футбол, а про оперу или театр.
Бургтеатр в переводе с немецкого означает «городской». Само понятие «театр», его присутствие в повседневной жизни города трактуется жителями Вены, да и вообще австрийцами куда шире, чем просто «приятный вечер» и просто «впечатление от очередного спектакля».
В нынешней Вене, каким бы ни был спектакль, он может спровоцировать жаркие споры и может исчезнуть с театральной афиши, если получит отрицательную прессу. Отношение публики к театру неравнодушное. Люди приходят на спектакль, даже если им не очень нравится постановка. Они ругают ее, но, тем не менее, приходят на следующий спектакль по абонементу, не желая отдавать своё место.
О Бургтеатре в Вене, действительно, можно говорить с первыми встречными, с посетителями кафе, с поваром в ресторане. Театр всецело принадлежит этому городу и отвечает доверием и взаимностью на симпатию публики.
Зрители всегда в курсе, что происходит в театре, какая пьеса репетируется, кто в первом составе, кто во втором. Здесь, как правило, ходят «на имя», потому что очень любят актеров Бургтеатра.

Вена – это город роскошных дворцов и музеев, живописных улочек, город музыки и галерей. Вена напоминает живую театральную декорацию, в которой легко почувствовать себя персонажем из прошлого. Из эпизодов повседневной жизни, не имеющих непосредственного отношения к театру, рождается удивительно насыщенная художественная атмосфера города.
В самом здании Бургтеатра чувствуется дыхание истории и стиль жизни этой страны, которая сначала была империей, потом стала республикой.
Театр был основан в 1741 году по указу императрицы Марии Терезии, как придворный. И был перестроен императором Францем Иосифом спустя столетие, когда обрел статус городского театра. До наших времен во всем великолепии сохранен флигель, к которому подъезжала карета императора. Парадная лестница вела прямо в его ложу. Плафоны парадного подъезда расписаны Густавом Климтом и художниками его мастерской. Темы росписей – античные персонажи, сюжеты древнегреческих трагедий и сцены из «Ромео и Джульетты». Левую часть плафона расписывал младший брат Густава Эрнст Климт. 20 лет назад в подвалах театра рабочие обнаружили несколько картонных листов с карандашными набросками. Как выяснилось, рисунки оказались эскизами братьев Климтов: фрагменты тех самых росписей, которые украшают стены театра…
Но, конечно, историческую славу Бургтеатру принесли не только художники стиля модерн, а его первый Гамлет – легендарный актер Иоганн Брокман, основоположник австрийской актерской школы Иозеф Кайнц и первый режиссер Генрих Лаубе.


При всем почтении к предкам, быть ревнителем театральной старины здесь не принято. Стиль 19 века унаследовали только стены и изящный интерьер театра. Но его огромный коллектив напоминает прекрасно слаженный оркестр, в котором царит на редкость легкая и свободная атмосфера творческого содружества людей.
Театр очень точно держит равновесие между историей и современностью, между имперскими традициями Вены и её удивительно демократичным отношением к сегодняшнему человеку.
Всё смешалось в венском Бургтеатре с появлением в 1986 году директора Клауса Паймана. Он решительно изменил художественную жизнь театра, разбавив его классический репертуар остросовременной драматургией. С тех пор пьесы Петера Хандке, Томаса Бернхарда ставятся здесь наравне с Гёте, Шиллером и Клейстом.
В Австрии драматурга Бернхарда ценили, даже гордились им. Но не любили. Последний крупный национальный драматург был беспощаден к соотечественникам. Он не делал им комплиментов и говорил о них всё, что думает.
Клаус Пайман уже несколько лет руководит театром Берлинер Ансамбль. И даже играет самого себя в пьесе Бернхарда. Но в Вене до сих пор вспоминают его постановку «Хельденплатс» - «Площадь героев».
Бернхард назвал свою пьесу по имени площади, на которой в 1938 году состоялось знаменитое выступление Адольфа Гитлера перед австрийским народом. Постановка указывала жителями Вены на их теплое и всепрощающее отношение к своему прошлому Возмущение и глухой ропот в зрительном зале начинались еще до подъема занавеса.
Популярность «Площади героев» была так велика, что её обсуждали даже в Австрийском парламенте. Тот факт, что театральное представление может вызвать столь бурную реакцию публики, показателен сам по себе: значит, есть обратная связь.

Отношения Бургтеатра с Россией получили более интенсивное развитие в последние годы. Театр гастролировал в Санкт-Петербурге, где сыграл премьеру спектакля «Война и мир» на сцене Александринского театра. Знаменитый питерский театр побывал в Вене с ответными гастролями.
Есть и другие связи, которые переплетают театральный мир, сближая людей и сокращая расстояния.
Режиссер из Риги Алвис Херманис приглашен в Бургтеатр. В ближайшие пять лет ему предстоит поставить здесь не меньше пяти спектаклей. В год по одной постановке. Для своего первого спектакля Алвис Херманис выбрал пьесу американского драматурга Трейси Леттса «Август. Графство Осейдж» или «Семья». Спектакль играют в филиале, на сцене Академитеатра. Его уютное камерное пространство и приватная атмосфера диктует свои правила игры: здесь от актеров до зрителей рукой подать. В кругах просвещенной венской публики Академитеатр предпочитают называть не филиалом Бургтеатра, а его интеллектуальной сценой. Этот театр появился намного позже основного – 1933 году. И ему неведомы амбиции императорского Бурга, который создавался, как откровенный венский ответ Парижу. Здесь, в старинном здании Бургтеатра, вторая по величине после Комедии Франсэз сцена и самое современное техническое оборудование.
Бургтеатр принято считать одним из самых благополучных европейских театров. Он находится в центре Европы и самим своим положением оказывается в поле европейского театрального рынка. На его сцену стягиваются лучшие актерские и режиссерские силы из разных стран. Томас Бернхард, пьесы которого не сходят с афиши Бургтеатра, очень хорошо знал и «фасад», и закулисье театральной жизни. Он будто разрывался между любовью и почти презрительным отношением к этому театру. И в этом чем-то напоминал героя «Театрального романа» Михаила Булгакова. Персонажами его пьес становились актеры Бургтеатра. Драматург даже не изменял их имена. С жесткой иронией Бернхард показывал, что делает с человеком театр, что за маниакальная страсть – режиссура и ремесло актера. И какая это страшная и непредсказуемая сила – зритель.
Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 2
Радио Сибирь