Вячеслав Двораковский

О льстецах и корыстных людях, маленьких зарплатах больших чиновников, ауре главного городского кабинета, либеральном стиле руководства, "наездах" СМИ на "Мостовик" и мэра, нераспроданном муниципальном имуществе и расставании с ценным кадром - Юрием Гамбургом.

О льстецах и корыстных людях, маленьких зарплатах больших чиновников, ауре главного городского кабинета, либеральном стиле руководства, "наездах" СМИ на "Мостовик" и мэра, нераспроданном муниципальном имуществе и расставании с ценным кадром - Юрием Гамбургом.

- Вячеслав Викторович, экс-мэр Омска Евгений Белов в день Вашей инаугурации, пожелал Вам "опасаться льстецов и корыстных людей", которые будут преследовать Вас с момента вступления в должность и до самой отставки. Вы почувствовали, что таких людей вокруг Вас стало больше?

- Да, пожалуй. Особенно остро это ощущалось после того, как были объявлены результаты выборов, на какое-то время после инаугурации людей, которые были излишне почтительны, стало, действительно, много. Но сейчас, слава Богу, все вошло в рабочий ритм. И лесть отступила на второй план, перестала быть заметной и, если честно, раздражать.

- После избрания Вы признались, что с Горсоветом Вам расставаться тяжело. Многие считают, что там, в депутатской деятельности Вы были на своем месте, а выдвинуться в мэры Вас заставили. Это правда?

- Наверное, я просто примелькался! (Смеется.) Очень длительное время был депутатом городского Совета и, конечно, и сам привык, и другие привыкли. Я думаю, это естественно: если ты не выпадаешь из контекста, а органично вписываешься в работу органа, тогда все думают, что ты на своем месте... Что касается выдвижения в мэры, то этот вопрос задавали неоднократно. Хочу сказать следующее: прошло больше полугода, и былое противостояние в городе стало забываться. Оно как мотив для объяснения теперь даже плохо воспринимается, но тогда это действительно очень остро ощущалось, и когда я был избран председателем Горсовета, мне подумалось: "Хорошо, а вот если сейчас будут выборы мэра, и вновь что-то повторится?". Ведь страдали абсолютно все: рядовые омичи, работники различных администраций и структур, в том числе и городской Совет. Я человек не конфликтный и всегда стремлюсь избегать подобного формата взаимоотношений. Но была, конечно, и поддержка, мне предлагали идти на выборы. Может быть, я немного нетактично себя поведу, но посмотрите на тех, кто участвовал в выборах мэра. Стоило, наверное, пойти.

- Вам нравится Ваш новый кабинет? Какая здесь энергетика? Все прошлые его хозяева, что называется, "плохо кончили"...

- Вообще я много слышал об энергетике, знаю, что есть даже люди, которые услуги такие оказывают - приходят в кабинет, квартиру, что-то чистят, дают советы, предлагают принять меры и прочее. Я плохо в этом деле разбираюсь (улыбается). Что касается последствий пребывания в этом кабинете, я думаю, кабинет здесь не виноват совершенно!! Здание историческое, то, что в этом кабинете работает глава города, тоже практически исторический факт. Да, у нас предыдущие мэры, как вы выразились, "плохо заканчивали" свою деятельность, но просто нужно понимать, что мы живем в такой исторический период, когда противоречия и противостояния заложены в законодательстве. Не мной одним это сказано, мы это слышали неоднократно. Я действительно отреагировал на эти фразы, более внимательно отнесся к законодательству, изучал его. Я согласен, что противостояние запрограммированно, потому что нет четко распределения, вовсе нет традиций. Ситуация как экономическая, так и политическая в стране меняется. Полномочия между государственной властью, субъектами и местным самоуправлением – очень зыбкая вещь. Получилось то, что получилось. Думаю, если что-то произойдет, то кабинет здесь ни при чем! (Улыбается.)

- Вячеслав Викторович, многих людей, получивших должность, в том числе и муниципальную, обвиняют в стремлении разбогатеть. Вы, кстати, стали больше зарабатывать?

- Нет, с переходом на эту работу я наоборот проиграл в зарплате. На прежнем месте я получал больше. Вообще, я хоть и долго работал в Омском городском Совете, но деталей не знал и был даже удивлен тому, что заработные платы здесь очень невысокие. А то, что люди идут во власть, чтобы разбогатеть... Есть и такие случаи, и это, конечно, очень плохо. Клятв давать не буду, но я далек от этого.

- Расскажите, какой Вы руководитель - жесткий или либеральный? Как Вы общаетесь с подчиненными сегодня? Прикрикнуть можете или только взглянете с укором, и они сами все поймут?

- Я затрудняюсь давать себе характеристики, но мой метод ближе к либеральному. Окрик и крепкое слово – неэффективны. Вернее, они дают заметный эффект только на короткий период времени: это всплеск, и все. Но это, как правило, ни одной проблемы не решает. Все проблемы решаются по какому-то алгоритму: постановка задач, расстановка сил, подбор ресурсов, контроль, анализ, оценка результата. Человек должен осознать свои функции в полном объеме, понять, по каким правилам следует реализовать себя, и тогда уже можно рассчитывать на какой-то результат. В формировании условий для этого жесткость не очень нужна. Единственное - я не люблю, когда об одном и том же приходится говорить несколько раз, а результата при этом нет. Вот здесь жесткость может проявиться.

- Кстати, говорят, что в Омском городском Совете Вы сохранили свое прежнее влияние. Это правда?

- Я у них поинтересуюсь (смеется). Не могу сказать, сохранил ли я влияние... Я очень уважительно отношусь к депутатам, мне очень понятна их позиция, их поведение. Мне всегда хочется помочь им, чтобы у них были время и возможность разобраться в рассматриваемых вопросах. Я себя очень хорошо помню: если себе ставить задачу во что-то вникнуть, то требуется огромное количество времени, затрат, консультаций и прочего. Но вопросов очень много, вы, наверное, обратили внимание, что депутаты не всегда успевают вникнуть, поэтому и возникают определенные трудности. Так вот, я сторонник того, чтобы помочь им эти трудности преодолеть и принимать решения, высказывать позицию исключительно исходя из содержания вопроса, исходя из глубины проблемы. Вот в этой части к депутатам я близок. А насчет влияния – лучше спросите у них.

- Вячеслав Викторович, после того, как стало известно, что мэрия не планирует "кормить" "Домашнюю газету" и сайты, аффилированные с командой политтехнологов предыдущей городской, а ныне – областной администрации, против Вас развернулась информационная кампания (я пока избегаю слова "война"). Те, кто еще вчера называл Вас крепким хозяйственником, вот уже две недели в ежедневном режиме транслируют одну мысль: мэр против народа, народ против мэра. Не опасаетесь ли того, что эти самые технологи, борясь за бюджетные миллионы, Вас дискредитируют в глазах омичей и рассорят с губернатором?

- Ссор или испорченных отношений с губернатором я, конечно, опасаюсь. Все помнят, что это несет городу, области и жителям. А по поводу самой кампании - досадно, когда без объективных на то причин так меняются оценки... Но дело заключается в том, что "Домашняя газета" была ориентирована на то, чтобы показать жизнь в городе благополучной и беспроблемной. Самое досадное, что даваемые оценки касались позиций "хороший – плохой", "наш – не наш". Это ничего не дает, а, напротив, мешает реальному развитию событий, нормальному формированию отношений между людьми и уровнями власти и вообще не дает никакой динамики в жизни. Я считаю, что сегодня должна идти речь о четком понимании, какую функцию выполняют печатные издания, телевидение, социальные сети. Мы должны разъяснять функции управляющих компаний, Администрации, дорожных служб, федеральных служб, общественных организаций, наконец, каждого жителя, собственника многоквартирного и частного дома. У всех нас есть свои функции и ответственность. Если выполнять их в организованном пространстве, правильно расставляя цели и задачи и создавая условия для всего городского сообщества, тогда будет успех городу. Это колоссальная работа. Я позволю сейчас себе смелые вещи сказать: не то, что мы сильно ностальгируем по советскому времени, но знаем твердо, что там были вещи достаточно хорошие. Была сеть политпросвещения. Конечно, наши рабочие на заводе или в сельском хозяйстве не знали наизусть программу партии, но имели представление о том, о чем говорит программа партии: мелиорация, продовольственная или качественная программа. И они понимали, какая задача стоит перед их организацией, а организации уже каждому ставили свою задачу. Мы сейчас не знаем, как тот или иной вопрос решается в соседнем дворе, мы тем паче не знаем опыта соседней области. Вот элементарно: было выездное заседание комитета по местному самоуправлению, мэр Новосибирска сказал о том, что у них сети переданы в собственность города, земля - в собственность жителей. Пока я шел от зала до гардероба, ко мне подошла одна женщина, к ней присоединился еще один омич: "Почему у нас так не сделать? Почему мы так не пробуем?". Людям все это интересно, интересно что-то делать, куда-то двигаться, находить решение, встречаясь с той или иной проблемой. И когда они видят, что где-то это решение находится, то это вызывает интерес. Я не хочу сейчас в целом формировать программу для средств массовой информации, но мы должны показать людям, что проблемы есть, но они решаются, они не безнадежны. Все это нужно доводить до людей. Перед нашим управлением информационной политики, сотрудничающим с журналистами, мы поставим именно такую задачу. Чем точнее и полнее люди будут знать наши проблемы, тем проще им будет разговаривать с чиновниками, да и друг с другом на одном языке.

- Получается, Вы против "карманной" журналистики и за журналистику объективную, просветительскую, если так можно сказать. Но тогда такой вопрос: говорят, что мэр Двораковский делает себе собственное телевидение. Чем будет заниматься телестудия? Можно ли об этом как-то подробно?

- Задачами, о которых я говорил.

- Ну, в смысле программы какие-то выпускать будете собственные?

- Я сейчас попытаюсь Вам это пояснить. Своей телестудии не будет, будет производящая или производственная мастерская с двумя-тремя работниками. Ведь очень сложно спланировать оперативный материал. Тот контекст, о котором мы сейчас с Вами говорили, помог бы понять, проиллюстрировать, увидеть, как это происходит. Существующие телевизионные редакции как выполняли свою функцию, так и будут выполнять. Но порой нужно глубоко и оперативно изучать и показывать в реальных условиях отдельные детали и элементы нашей жизни. Это будет ее функция. Никаких идеологических целей по выходу в лидеры медиапространства нет абсолютно. Задача одна единственная: самым доходчивым и простым образом донести до жителей Омска, до всех, кто интересуется городом, того, как он должен развиваться и какие задачи сегодня решаются. Вот в помощь им и будет работать эта мастерская.

- Вы находили общий язык и с прошлым губернатором, и с нынешним, и экс-мэры Омска относятся к Вам доброжелательно. Как удается со всеми "дружить"? И, кстати, Вас иногда называют ставленником Полежаева…

- Хм. Вы уже на этот вопрос фактически ответили. И с ним были неплохие отношения, он же был в области практически абсолютным лидером. Поэтому все и считают, что я креатура Полежаева. Нет, настолько близких отношений никогда, конечно, не было, и в моей судьбе его участие, думаю, минимальное. То, что он на мое выдвижение отреагировал, будем говорить, без особой активности, как раз и иллюстрируют наши отношения. Что касается, упомянутой "дружбы" со всеми... Знаете, у каждого в жизни случается такое, когда кажется, что по отношению к тебе якобы возникает что-то если не оскорбительное и унизительное, то, во всяком случае, неприятное. Этот момент не надо ставить во главу угла, а надо внимательно и тщательно его продумать, и если после этого возникла необходимость получить ответ - не сатисфакцию, а хотя бы просто ответ, то нужно через какое-то время вернуться к нему и обсудить. Замалчивать, оставлять невыясненным, затаивать обиду - значит привести к ухудшению отношений. Потом уже и действия по отношению к тебе - совершенно объективные, доброжелательные и по существу твоих занятий, а воспринимаются иначе. Поэтому, считаю, всегда надо соблюдать этот главный принцип - не горячиться, не идти на обострение, а разбираться по сути самого дела. Еще раз скажу крайне простую вещь: я всегда стараюсь строить отношения по содержанию работы той и другой стороны. Вот пример. Идет работник к директору завода с тяжелой ситуацией, допустим, квартиры нет у него. Говорит он руководителю, чтобы дал квартиру, потому что семья есть, а условия вообще невыносимые. Тот, не имея подобной возможности, полномочий, отказывает. А этот проситель выходит со словами: не директор виноват, а Иван Иванович – "сволочь". Понимаете, нужно оценивать человека в той ситуации, в той должности, в которой он находится, и уметь его понять. Тогда, я думаю, этот диалог будет конструктивным и ведущим к результату.

- Те же самые областные СМИ писали о том, что Юрий Гамбург в мэрии в последние месяцы выполнял функции "смотрящего" и был связующим звеном между региональной и муниципальной властью. Кроме того, его хвалят как специалиста. Переход Гамбурга в облправительство – это потеря для команды мэра или, скорее, освобождение?

- Да, вы помните, что Виктор Иванович, формируя свою команду, сразу был намерен взять его к себе на должность заместителя. Сразу что-то не получилось, но вероятней всего, данный вопрос с повестки дня не снимался. Его поведение и было продиктовано сложившейся ситуацией. Он здесь работает, а перед ним маячит перспектива перейти туда - на уровне ближайшей цели. Поэтому и сложилось впечатление, что он "смотрящий". И ему непросто было в этой ситуации, и нам. Как к специалисту у меня к нему претензий нет. Скажу простую вещь: если Администрация выращивает кадры, которые идут на повышение, да еще и в первые заместители губернатора, то это положительная оценка тому зданию, в котором мы с вами начали наш разговор (улыбается).

- СМИ, федеральные и региональные, в последнее время, мягко говоря, не жалуют компанию "Мостовик", с которой связана Ваша трудовая деятельность. Речь идет о миллиардах рублей, якобы неэффективно освоенных на строительстве объектов саммита АТЭС и олимпийских объектах в Сочи. Кому "Мостовик" перешел дорогу?

- Давайте посмотрим на ситуацию, которая возникла вокруг "Мостовика". Чуть-чуть деталей. Дело не в том, что деньги были неэффективно истрачены. Там прозвучало следующее: допустили удорожание объекта на такую-то сумму. Назвали два с половиной миллиарда по санно-бобслейной трассе. А теперь представим себе ситуацию. "Олимпстрой" имеет свою службу заказчика, которая ежемесячно оценивает фактически выполненный объем работ и его подписывает. То есть под контролем выполняется каждый куб бетона, каждая тонна металлоконструкций. И вдруг, когда на этом объекте работы уже шли в течение двух с половиной лет, выясняется, что они, оказывается, забрали 2,5 миллиарда. Вы же объемы фиксировали, откуда эти суммы взялись?! Проблема заключается в том, что сегодняшние события в Министерстве обороны в какой-то степени объясняют происходящие в среде крупных руководителей, которые распоряжаются ресурсами, дела. Я ничуть не удивился, когда появились все эти новости о "Мостовике". Подрядчик не может перебрать деньги и сделать объект дороже. Он может предъявить это, но ему, если основ для того никаких нет, просто скажут, что он не прав. Вот и все. Вы, наверно, обратили внимание, что острота сейчас стихла, но еще год назад, скажем, в "Российской газете" подрядчиков обвиняли во всех грехах. Вспомним еще об управляющих компаниях. Два года, кроме них, никто не разорял российскую экономику, никто миллиарды за рубеж не вывозил. Только управляющие компании. Спрашивается, откуда они эти миллиарды брали, если им с квадратного метра оплачивали девять рублей. Этого едва-едва хватает, чтобы вывезти твердые бытовые отходы и подмести вдоль дома.

- Козла отпущения ищут?

- Да, да... Складывается впечатление, что кто-то старается перенести ответственность на того, кто, по сути, беззащитен.

- Кстати, после того, как Вы ушли из "Мостовика", Вашу должность – главного инженера – сократили. Почему? Вы самый незаменимый сотрудник?

- Это вопрос производственный, объяснять сложно. Когда я пришел в "Мостовик", мы практически начинали с нуля. Масса функций, которые оказались в сфере моей деятельности, достигла достаточно большого объема. Когда я ушел, то трудно было кого-то ввести в целый ряд вопросов, и чтобы не сваливать все на одного человека, не обеспечивать ему перегрузку, обязанности были распределены. Сейчас все, чем я занимался, находится в устойчивом равновесии и прекрасно работает (улыбается).

- Я знаю, что у нас с бюджетом на будущий год не все хорошо, но Вы как начинающий мэр не боитесь, что омичи обидятся на "непопулярные" меры? Одно дело чиновников сокращать, а другое – повышать стоимость проезда едва ли не в два раза.

- Опасения, конечно, есть. Но у меня в последнее время есть внутренняя уверенность в том, что омичи не будут оценивать это повышение стоимости проезда эмоционально. Они оценят это по факту ситуации. А факт очень тяжелый. Цену проезда мы не повышали четыре года – с 2007 по 2011 годы, хотя условия для того, чтобы нашим транспортным предприятиям уложиться в эти суммы, практически отсутствовали, они работали в убыток. Мы из бюджета компенсировали эти затраты, чтобы транспортники не прекратили существование. По состоянию на 2012 год мы компенсируем из бюджета выпадающие доходы почти на 800 миллионов рублей. За это время мы не приобретали транспорт, подвижной состав устарел, затраты на его содержание выросли. Если мы не поднимем стоимость проезда, то мы вообще потеряем муниципальный транспорт. Не хочу никого пугать, но просто представьте себе: если муниципальный транспорт не будет доминировать на рынке пассажирских перевозок, то "газелисты" никогда между собой не договорятся, управлять ими никто не сможет, это будет вечная "бойня" (прошу прощения за нелитературное слово), и никакого комфорта омичи не получат. Наша задача – создать условия, чтобы можно было приобретать автобусы, сделать интервал их движения максимум 12-14 минут, как это было в недавние 70-80-е годы. Сейчас говорим о детских садиках, зарплатах работников дошкольных учреждений, казалось бы, причем здесь транспорт? А вот притом! 800 миллионов ему отдаем, а для выполнения постановления Правительства - увеличить зарплату до средней экономической по области (хотя бы до 22 тысяч рублей) уже заложили в бюджет 250 миллионов. И новый документ обязывает найти еще 377 миллионов для выплаты зарплаты. Когда одни возмущаются дороговизне проезда в автобусе или троллейбусе, другая группа людей сильно и справедливо возмущается тому, как можно в детском садике работать за 7 тысяч рублей. Мы убираем эти деньги из оплаты выпадающих доходов и можем их перевести на повышение зарплаты. При этом мы перевозим более 40% льготников. Они остаются, каким бы ни было повышение – свою льготу они получат. Выходит, что оставшаяся часть – это работоспособное население, которая может себя обеспечить. Да, это отложенная нагрузка. Если бы тариф рос с 2007 года в соответствии с экономическим обоснованием, было бы все нормально. Мы задерживали это искусственно, а теперь показываем, что реалии именно таковы. Давайте от них отталкиваться. Понятно, что все единодушно это не примут, но есть основания отнестись к этому шагу объективно.

- Не могу не спросить Вас про планы на муниципальное имущество. Много ли предполагаете продавать в будущем году, и как Вы относитесь к распродаже муниципального имущества, за которую так корили прошлую команду?

- Ваш вопрос прозвучал бы точнее, если бы вы спросили, как я отношусь к тому имуществу, которое осталось (смеется). Его осталось совсем немного, поэтому относимся рачительно. То, что действительно не востребовано для выполнения муниципальных функций, конечно, нужно реализовывать. К этому имуществу относится то, что уже несколько раз предлагалось на торгах и бывает даже полуразрушено. Больше реализовывать нечего, и этот источник пополнения бюджета практически иссяк.

- Вы, кстати, заявили на своей пресс-конференции, что не будете проводить ревизию решений администрации Шрейдера. Вы сами простили ему "грешки", или Вам посоветовали не ворошить былое?

- Никаких предложений здесь не было, это было личное решение. Ситуация должна быть понятной для любого: место работы новое, волнение и тревога все равно серьезны и существенны. Тогда, посередине лета я предпочел углубиться в проблемы города и подготовку к зиме, а не начинать изучать то, что было (а история нас учит только тому, какие ошибки мы будем совершать впереди). Решили эту историю не изучать, а руководствоваться тем, что требует жизнь, и тем, что мы считаем нужным сделать. Если совершим свои ошибки, тогда будем работать над их исправлением. На той же пресс-конференции я сказал: если мы обнаружим что-то, противоречащее закону и нарушающее его, то это мы не оставим. Закон должен исполняться, он должен быть единым для всех. Это принцип построения человечества, но не везде он, увы, выдерживается.

- Хочу спросить про многострадальную улицу Ленина. С тех пор, как появилась "МЕГА" и магазины перебрались туда, где проходимость больше, а аренда меньше – самые красивые здания в нашем городе, наш исторический центр ветшает. У мэра Омска есть планы по возрождению Любинского проспекта?

- По-моему, улица Ленина – это боль всех. Казалось бы, эта улица должна быть жемчужиной, особенно в контексте подготовки к 300-летию города, когда на первый план выходит не сколько строительство новых объектов и обновление Омска, сколько сохранение его истории. 300 лет – это ведь история, и, в первую очередь, нужно показать, что за это время было. А у нас эта жемчужина если не ветшает, то уж точно теряет блеск. Думаем на эту тему. Неслучайно раньше звучали предложения сделать пешеходную зону и прочее. Причина проста: парковок нет, поэтому как торговая зона она не срабатывает. Любое другое назначение придумай, будет все то же самое – невостребованное, потому что почти все сегодня без автомобилей – никуда. Архитекторы получили задание: убрать парапеты, которые идут вдоль улицы Ленина, открыть, разгрузить ее, сформировать парковочки и посчитать, насколько это будет практично, чтобы оживить работу всех торговых точек и других учреждений, которые там находятся. Тогда они будут иметь средства, чтобы все это содержать достойно. Может быть, архитекторы еще что-нибудь придумают.

- А какие у Вас в городе любимые места? Где Вы просто гуляете, куда с удовольствием приезжаете выпить чашечку чая? Или человек во власти не может себе позволить такую роскошь, как публичные места "не по делу"?

- Я, если честно, не стесняюсь никаких публичных мест. Если мне нужно, я захожу. Я заезжаю в магазин по дороге с работы. Я, как и любой человек, должен покупать себе какую-нибудь одежду. Конечно, есть определенная неловкость, потому что предвыборная кампания была, наверное, очень активная, и в любом магазине приходится несколько раз здороваться, узнают (улыбается). А времени на то, чтобы куда-то зайти и попить чаю, просто еще не было. Не складывается. Хотя бывают редкие случаи, когда кто-то из друзей позовет вечером переговорить – мы быстренько куда-то заскочили и разъехались. Было время, я ездил на такой оригинальный обед в "Гранд-Летур": зеленый чай и хачапури. Рекомендую попробовать это блюдо, очень вкусно! А гулять я люблю. Мы в свое время жили на улице Декабристов и очень много времени проводили в саду юннатов и парке 30-летия ВЛКСМ, с детьми. Теперь я там бываю только по долгу службы. А так, стараюсь хотя бы раз в квартал выскочить на природу, походить, подышать.

- Чем ближе, тем больше говорят про грядущее трехсотлетие Омска. Понятно, что первоначальный план реализован не будет – Москва просто не даст того финансирования, которое обещала. Тем не менее, какие самые важные объекты Вы стараетесь сохранить, что считаете самым важным?

-  У нас за Уралом всего два города, созданные по указу Петра I. И это совершенно нигде не увековечено и не обозначено. Казалось бы, должен быть обязательно его памятник. Омская крепость... Очень жаль, что центральная точка этого праздника сейчас в таком состоянии – все остановилось. Архитектурно восстанавливать там, по сути, нечего, но надо функционально обозначить, что именно здесь все начиналось. Может, разместить какие-то музейные структуры, сделать местом отдыха, притягательным для омичей. Кроме исторического аспекта, по максимуму нужно использовать средства на социальную сферу - школы, сады и т.д. Также важно внести изменения в дорожно-транспортную сеть. Мы уже провели три заседания, и думаю, уже на днях примем решения по тем объектам, которые повысят в Омске безопасность движения (у нас очень много людей гибнет), а также повысят пропускную способность улиц. Гигантские объекты, стройки наши, которые планировалось завершить к 300-летию города, всем известны, но вряд ли стоит о них сейчас говорить. Как вы сказали, отсутствие финансирования. Никто не обещает, что они будут готовы к юбилею Омска.

- Это в других регионах мэр может стать и губернатором, и еще дальше продвинуться по службе, как, например, Виктор Толоконский. В Омской области градоначальники, как правило, уходили "униженными и оскорбленными". Вы не боитесь, что Вас постигнет та же участь?

- Нет, не боюсь. Я уже как-то говорил, чего я в жизни боюсь. Точно не этого. То, что руководители города-миллионника не имеют никакой возможности для карьерного роста, это немножко аномально, потому что, на мой взгляд, должны оцениваться результаты деятельности человека, его вклад. Наверное, это все исторически произошло, потому что наши руководители подолгу занимали ведущие места в руководстве региона, и отсутствие возможности роста было предопределено самой ситуацией. А весь остальной карьерный рост был обеспечен только жителям Санкт-Петербурга...

- Скоро Новый год. Как встречать его будете? Вообще, в Вашей семье есть традиции новогодние?

- Мы всегда встречаем Новый год семьей. "Семьей" – это я говорю с того момента, когда дети стали отдельно жить. Всегда собираются все у нас. Многие годы мы 31 декабря ходили в театр "Галерка". У нас давняя дружба с художественным руководителем этого театра. Днем все готовили, вечером шли на спектакль. Если в Новый год куда-то не выйти, то весь праздник будет, что называется, у казана: строгать, резать, парить и прочее. А поход в театр давал какую-то хорошую структуру. Быстро приготовили, сходили в театр и сели за стол. Обычно так все и происходит. На следующий день уже с внуками на лыжах сходим, либо на каток во дворе. В общем, такой простой семейный отдых.

- А провожая этот год, Вы скажете, что он был успешным и... счастливым?

- (Пауза.) Я не знаю... Счастье... столько определений этому! Я скажу, что в этом году был получен тот результат, на который я был нацелен. Хорошо и до конца сделанная работа всегда приносит удовлетворение. Оно, безусловно, есть, я скрывать этого не буду. Все остальное, видимо, будем оценивать уже в следующем году.

- Все сейчас говорят о грядущем конце света. Готовится ли к нему мэр Омска и как он вообще относится к подобного рода разговорам?

- (Смеется.) О таких вещах я без смеха вообще не могу говорить. Единственное, я могу сказать, что отмечу "конец света" по старому стилю. Потому что все эти разговоры – это дефицит информации, наполненности жизни, интересов. Не о чем людям больше говорить, вот и придумали конец света. Чушь! Когда мы готовимся к Новому году, и все плохое оставляем в старом – это называется "праздник". Почему праздник назвали "концом света", я понять не могу!!!

Беседовала Татьяна Шкирина

Видеоверсию интервью смотрите здесь
Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 2
Радио Сибирь