Владимир Юрзинов

О том, как "дураком был", несравненной Валентине Антоновне, выпяченных животиках и философии "куплю" в отечественном спорте, удушливых объятиях иностранных игроков и тренеров, надежном фундаменте для "дорогой игрушки" Омской области, а также о том, что и в 72 можно быть молодым.

О том, как "дураком был", несравненной Валентине Антоновне, выпяченных животиках и философии "куплю" в отечественном спорте, удушливых объятиях иностранных игроков и тренеров, неспортивных силах, решающих судьбы матчей, надежном фундаменте для "дорогой игрушки" Омской области, а также о том, что и в 72 можно быть молодым.

- В одном из своих интервью Вы говорили о том, что нужно держать себя в форме – иначе "придется менять клюшку на удочку". Прошло 12 лет, но Вы по-прежнему для болельщиков не заслуженный пенсионер, а легенда хоккея. Расскажите, как легендарному тренеру удается тренировать собственное тело и дух? Ваши личные рецепты того, как нужно держать себя в форме.

- Как говорит моя жена: "А куда деваться?". Если ты хочешь быть востребованным, оставаться действующим, то здесь только один путь - заниматься собой, своей душой и своим телом. Ежедневная зарядка, книги… Я не выпиваю. Я сейчас научился ценить свое время. Знаю, что без работы над собой мне дадут ту самую удочку (улыбается). Тем более я сейчас очень много работаю с молодежью, и необходимо следовать постулату: "прежде чем учить других - совершенствуйся сам".

- Что повлияло на выбор Вашего жизненного пути – близость места жительства к стадиону "Динамо", соседи с громкими спортивными достижениями или все-таки любовь Вашего отца к хоккею, у которого, насколько я знаю, тоже были тренерские способности? Или это исключительно Ваш выбор?

- Ну, какой может быть выбор в послевоенное время? Москва, пустые улицы, булыжная мостовая, деревянные дома, комната 8 квадратных метров. Время было такое. Молодежь шла либо в спорт, либо в тюрьму - выбор довольно ограниченный. Поэтому спорт был естественен, все занимались им. В школе ребята, и брат мой двоюродный, и друзья - мы все занимались. Достаточно сказать, что я учился с Сашей Альметовым (один из лучших форвардов в истории советского хоккея и московского ЦСКА - прим. ред.), а рядом жили Анатолий Владимирович Тарасов (легендарный советский хоккеист, футболист и тренер - прим. ред.), и Веня Александров (советский хоккеист, нападающий ЦСКА, играл в одном звене с упомянутым ранее Альметовым - прим. ред.), и Давыдов Виталий (советский хоккеист, защитник столичного "Динамо" - прим. ред.). То есть большую роль сыграло окружение и, конечно, семья. Это прежде всего отец, они с мамой работали на авиационном заводе. Он был хорошим футболистом, хоккеистом, а главное, человеком, любящим спорт, игроков. Папа играл с Владимиром Никаноровым, с Алексеем Хомичем (одни из сильнейших вратарей СССР послевоенных лет - прим. ред.), с Сан Санычем Севидовым (советский футболист и тренер - при. ред.). Отец мне про них рассказывал, понимаете, и у меня все это было на слуху. Окружение, повторюсь, работало.

- То есть Ваш выбор родители одобрили?

- Знаете, просто все как-то само сложилось. Я хорошо учился в школе, хотел поступать в МАИ, но я и был хорошим игроком. Меня "Спартак" приглашал, воскресенский "Химик", звали в институт, чтобы я учился и играл. Похвалиться можно? Я был талантливым игроком (смеется).

- Вы были и игроком, и тренером, и ассистентом тренера, а еще играющим тренером. В каком амплуа Вам было наиболее комфортно? И в какой стране Ваша карьера радовала Вас больше всего, а откуда, напротив, хотелось быстрее уехать?

- Давайте начнем с того, что я был просто счастливым человеком и остаюсь им. Почему? У меня была очень простая, дружная семья, я вырос в любви. Сейчас у меня дети, внучка. Спорт дал мне столько друзей, только сейчас, с возрастом, понимаешь, какое это было счастье, что спорт познакомил меня с этими людьми. Я вместе с ними учился, работал, вместе играл, вместе тренировал. Конечно, больше всего я работал в России, в СССР, но самые мои большие успехи были в Финляндии. Там у меня было много игроков, которые потом вышли на самый высокий уровень, удалось подготовить тренеров. Я единственный иностранный тренер, которого финны ввели в Зал славы. Понимаете, какое отношение? Я до сих пор туда приезжаю, и меня там помнят и знают. Мне очень хорошо работалось в Латвии, девять лет я там трудился. Восемь лет я работал в Финляндии, в Швейцарии была прекрасная работа. Но самое главное то, что, будучи за рубежом хоккеистом и наставником, я всегда знал, что являюсь наследником великой тренерской и игровой школы Советского Союза, продолжателем дела своих наставников: Аркадия Чернышова, Анатолия Тарасова, Николая Эпштейна, Анатолия Кострюкова, Николая Пучкова. Я этим до безумия гордился, никогда не забывал, что представляю свою страну, наш хоккей. Для меня это была, скажу вам, такая большая ответственность, такая радость, что за мной есть Россия, игроки. Она, эта ответственность, меня крепко держала, и считаю, что нигде не уронил имя русского, советского тренера, спортсмена и человека. Так громко, да? Зато понятно (смеется).

- Я знаю, что для работы в других странах Вы усердно занимались самообразованием, изучали иностранные языки. Каков Ваш сегодняшний лингвистический багаж, и вообще насколько важно тренеру говорить на одном языке с игроками? Или важно не ЧТО, а КАК сказано, с какими эмоциями?

- Я до сих пор себя корю и виню себя за то, что, работая 9 лет в Латвии, не выучил латышский язык. До сих пор. Как так? Работал столько лет и не выучил... Но, в общем-то, я говорю по-фински, по-немецки, а сейчас учу английский, потому что современный тренер должен знать минимум два языка. Это говорит о культуре, об уважении к стране и людям, понимаете? Без знания языков просто останешься голодным.

- Сегодняшний хоккей Вас вдохновляет? Или все-таки есть какая-то ностальгия по прошлому, по "командам молодости Вашей"?

- Сейчас довольно тяжелый период. Приходится поднимать тост и выпивать, не чокаясь: уходят друзья моего детства и даже те ребята, которые моложе меня. Эдик Иванов (хоккеист сборной СССР и ЦСКА - при. ред.), с которым я в сборной играл, покинули нас Валера Васильев (советский защитник, двукратный олимпийский чемпион - прим. ред.), Володя Крутов (советский и российский хоккеист, двукратный олимпийский чемпион - прим. ред.), Владимир Васильев (советский тренер - прим. ред.). Мне посчастливилось выходить на один лед с ними. Родные меня берегут, стараются не говорить мне, поэтому я иногда узнаю об этом позже. Много тяжелых моментов. Но что касается сегодняшнего хоккея... Вдохновляет. Я отношусь к той категории людей, которые никогда не будет рвать на себе рубашку с воплями: "А вот мы играли раньше, не то, что сейчас!.." Это тоже, знаете ли, вопрос культуры. Другая жизнь, другой хоккей... Да, нам надо сохранять старое - это я вам как один из последних "динозавров" советской эпохи говорю, - но и брать все самое лучшее тоже, что есть в мировом хоккее. Поэтому нет никакой ностальгии. Жить прошлым - ни в коем случае. Уже секретов никаких нет. Мир стал универсальным: те играют здесь, эти - там. Однако и угодничать перед Западом, преклоняться перед ним тоже нельзя.

- Молодежь прислушивается к вашему опыту настоящего хоккейного "зубра"? Чувствуете себя востребованным?

- Не только чувствую, но и занимаюсь этим - подготовкой молодых игроков, тренеров. Консультирую ребят, радуюсь потом их успехам, которых они достигают не только в России. Сейчас, например, еду в Германию, где команду возглавил бывший игрок Игорь Павлов. Не только они ко мне прислушиваются, но и я к ним - это уже не игроки, а мои друзья. Без этого невозможно сегодня двигаться. Умные спортсмены, наставники по-хорошему жадны до знаний, стремятся к совершенству. Я их всех знаю, я горжусь ими. И я вам скажу, это меня сохраняет…

- Континентальная манера игры отличается от НХЛовской: американцы и канадцы действуют более жестко, но и более зрелищно. Многие приводят этот стиль игры в пример. Какой хоккей Вам ближе, и за каким, на Ваш взгляд, будущее?

- В сочетании, в балансе. Все лучшее, что у нас есть: творчество, техника, игровые навыки - то, что сегодня хоккей взял у нас, плюс борьба. Если вы сегодня не можете за себя постоять, из вас сделают мягкую игрушку, понимаете? Иначе вы ничего не добьетесь. Да, в рамках правил, но сегодня надо драться, надо сражаться. Мы во многом потеряли командный дух, тимгайст, как любят говорить ныне. Нашим тренерам нужно брать и осваивать новые явления в мировом хоккее и передавать молодежи, иначе будет туго, иначе мы не выберемся из объятий иностранных игроков и наставников. Нам говорят: "У нас нет талантов". Как так?! Значит, вспоминая слова Тарасова, нас гнать надо! В России нет талантов - вы можете в это поверить? Я нет!

- А сегодняшние болельщики? На Ваш взгляд, сегодня любовь к хоккею эволюционирует или скорее деградирует? Вот у нас, в частности в этом году был скандал: после победы "Динамо" над "Авангардом" на лед "Арены Омск" сыпались не только ругательства, но и посторонние предметы. Вы понимаете такое поведение болельщиков?

- Знаю-знаю... Откровенно говоря, страна-то другая, уже не Советский союз, не коммунистический строй. Сейчас такие принципы: своя рубашка ближе к телу, человек человеку не друг, а волк. И это не только в спорте наблюдается, но и в культуре, например. Мы отдали Западу много нового, а взяли то, что там уже есть давно. Где музыка наша, где "рябина-рябинушка"? Поем что-то нерусское и довольны. Естественно, и болельщик стал другой - посмотрите на лица. Хотя нам в хоккее грех жаловаться. То, что случилось у вас в Омске… Ну, это были эмоции, перехватило просто, потому что очень хотели выиграть. Олег Знарок и Харий Витолиньш (тренеры московского "Динамо" - прим. ред.), Раймо Сумманен (экс-тренер "Авангарда" - прим. ред.) три года у меня играл в "ТПС" - это ведь такие взрывные люди, их команды схватились, такой финал был Кубка! Тем более, я знаю, ваши болельщики нетипичные. Во многом они пример для всей России. А как мне понравилась школа в дворце Кожевникова! Но давайте забудем о плохом и пойдем вперед. Тем людям, которые чинили беспорядки, я бы, наверное, сказал: "Ребята, оставьте за спиной этот сезон, думайте о следующем. У вас хорошая команда, отличная молодежь подрастает. Что прошло, как говорил Ландау, то прошло".

- Много слухов нынче ходит о том, что в спорте все покупается и продается. Что вмешательство каких-то третьих сил может изменить ход матча или всего турнира. Как правило, об этом говорят болельщики после проигрыша любимой команды. Как Вы относитесь к подобным умозаключениям в околоспортивной среде?

- Мне трудно говорить, но дыма без огня не бывает. Я еще раз говорю: страна другая, некоторых моментов я еще не понимаю. Но если они есть, это надо прекращать: штрафовать, наказывать. Но откровенно говоря, все может быть, и в мировом спорте подобного "добра" хватает.

- На Ваш взгляд, для успеха команды, что важнее: поддержка власти, любовь болельщиков или все-таки хорошие спонсоры?

- Вот правильно, все это вместе должно быть! Конечно, болельщики важны. Посмотрите, я опять восторгаюсь вашим городом, сколько девушек на хоккейные матчи приходят, сколько детей, семей. Важно также создание катков, оказываемое внимание: приятно прийти к вам, приятно - на каток в Ярославле, Питере. А вы попробуйте прийти на ЦСКА в Москве или на "Динамо" на спортивную арену. Там уже старые катки, отжившие свое.

- У нас этим в свое время занималась власть.

- Ну и правильно делала! И продолжайте дальше этим заниматься! У вас в каждом районе должна находиться спортивная школа. Нужно находить деньги, ведь это будущее нашей страны, наших детей. Пусть богатые дяди Пети и дяди Васи вкладывают деньги, они ведь, по сути, их в собственных детей будут вкладывать.

- Говорят, что "Авангард" - это дорогая игрушка, и нельзя вкладывать в него бюджетные деньги. Вы как к этому относитесь?

- Честно говоря, не знаю, как я к этому отношусь. Но то, что ваша молодежная команда выиграла, то, что создана вторая команда, то, что вы подкладываете фундамент под вашу "дорогую игрушку", и то, что в вашем клубе половина своих игроков, - это правильный путь. А то некоторые животик выпятят и так вальяжно говорят: "Я куплю"... Купить - проще простого, а ты подготовь!

- Вы всегда очень строго относились к самому себе, не прощали малейших неудач, в ряде случаев думали не об очевидном успехе, а об упущенных возможностях, о том, что могли бы достичь чего-то еще большего. По прошествии времени Вы не переосмыслили свой подход к работе? Может, теперь Вы гордитесь тем, чем раньше были недовольны?

- Конечно, есть такое. Дурак был. Во многих моментах как тренер я бы сейчас вел себя по-другому, многое бы изменил сейчас. Я бы никогда больше на игроков не крикнул ни разу, я бы их только обнимал и целовал. Мой отец сам был спортсменом и тренером. Один раз он услышал, как я ору на хоккеистов, вернулся бледный, я спрашиваю: "Папа, что случилось?". - "Сынок, ты же на игроков кричал... Как же ты можешь? Их, наоборот, хвалить надо, подбадривать: Вася, Ваня, давай, молодец!". Отец порой приходил домой восторженный: "У нас там такой мальчик играет Ваня Картошкин, ух!". А я: "Да кто это такой, я в десять раз лучше играю, чем какой-то Ваня!". Понимаете, это его отношение к ребятам многое в итоге дало. Так что многое бы изменил. Но суть бы я оставил.

- Работа тренера – это даже не профессия, а скорее образ жизни. А на жизни Вашей семьи это сказалось? Про "жену футболиста" ходят анекдоты, а какая она – жена тренера? Любит ли спорт, как Вы, и помогала ли Вам в работе ее женская мудрость?

- Про жен тренеров тоже анекдоты есть: "Мы с Петей за эти деньги играть не будем!" (смеется). Я еще, правда, совсем немного со своей женой, скоро 48 лет исполнится, у нас еще все впереди (улыбается). Это как в фильме "Белое солнце пустыни": "Несравненная моя жена, Валентина Антоновна". Куда без нее? Жена - это все. Мы ни разу не расставались, везде, где я работал, были вместе – с ней и с детьми. Все, чего я добился, это и ее заслуга. Она всегда мне помогала, все время сидела со мной на хоккее. Ну допустим, матч закончился, проиграли, сидишь смотришь этот телевизор, чтобы завтра к 9 утра сделать монтаж эпизодов. Она сидит рядом. Время уже три часа ночи, четыре, а она сидит рядом, сначала молчит, а потом может дать какой-то комментарий: "А мне показалось, что...". И знаете, он может поменять все. А решения, конечно, во многом принимала она: туда - значит, поедем туда, собираем чемоданы.

- Как бы Вы оценили наши лондонские достижения? Многие говорят о том, что Россия по-прежнему сдает позиции в мировом спорте, а чиновники пытаются выдать за неоспоримый успех то, за что в советское время полетели бы из своих кресел кубарем.

- Если бы не волейбол, если бы не Володя Алекно (главный тренер мужской сборной России - прим. ред.) со своими ребятами, у меня бы осталось другое отношение, наверное. После волейбола вроде повеселее стало. Что бросилось в глаза, так это малое количество молодых, здоровых спортсменов. Таких, знаете, рьяных, краснощеких, на которых смотреть приятно. Они не идут даже, понимаете, а пишут, высокие, статные. Я сразу вспоминаю своего партнера Стаса Петухова (советский нападающий и защитник, олимпийский чемпион - прим. ред.), которого я очень уважаю и ценю. Наш тренер тогда говорил (мы тогда еще без шлемов играли): "Что вы тут бегаете? Думаете, девушки пришли смотреть на ваш хоккей? Они пришли смотреть на Стасика Петухова!" (смеется). А он был высокий, красавец. И вот таких людей я в нашей сборной видел очень мало. Мы должны заниматься собой, нашей молодежью. Не считать, сколько там этих медалей, Бог с ними! Выйдут там, знаете, гандболисты под два метра ростом, играть не умеют, но какие красавцы зато! Ну, это я шутил сейчас, конечно. Хотя, почему шутил, не шучу я!

- Давайте поговорим об омской команде. Наш город по праву называют хоккейным – здесь этот вид спорта очень любят. Какие перспективы Вы видите для "Авангарда" и "Омских Ястребов"? Получится ли, на Ваш взгляд, воспитать своих настоящих звезд?

- Еще раз повторюсь: Омск - один из лидеров отечественного хоккея, который многое делает для развития этого вида спорта в Сибири. Посмотрите на Новокузнецк, Новосибирск. В их ледовых дворцах я еще играл! У нас тогда еще раздевалка на улице была, так мы бегом туда после матча мчались, чтобы зрители по шее не надавали, понимаете? И у них все эти стадионы до сих пор. А вы - пример. Соблюдаете финский принцип: каждый мальчик, который хочет играть в хоккей, будет играть в хоккей. Дай бог, чтобы за вами соседи потянулись.

- Многие отдыхают, смотря по телевизору те же хоккейные матчи, а как Вы расслабляетесь?

- А я и не напрягаюсь (смеется). Если серьезно, то читаю литературу, люблю музеи. Читаю много для саморазвития. А что, жизнь заставляет, а то голодным останешься (смеется). Старые заслуги уже не работают, за старое мы уже все получили.

- Когда Вы последний раз на коньки вставали? Часто ли вообще это делаете?

- На коньки я встаю, в общем-то, постоянно. Сюда не привез их, я тут уже второй год - в прошлом году тоже проводил занятия с "Авангардом", и сейчас меня неожиданно пригласили, иначе я бы обязательно их взял.

- Жаль, так бы покатались с Вами…

- С вами жалко. Я вспоминаю, как раньше катались в Москве на стадионе "Пищевик". Массовые катания, музычка Клавдии Шульженко, я учился в школе, и катались мы с девочками под ручку. Прямо жалко! В следующий раз обязательно коньки возьму, правда, вместе с щитками, чтоб коленки не разбить, когда буду падать (смеется). Нет, на самом деле я в хорошей форме, многие удивляются. Я еще молодой, вы что!

Беседовала Татьяна Шкирина

Видеоверсию интервью с Владимиром Юрзиновым смотрите здесь

Благодарим за помощь в организации интервью дирекцию по PR и коммуникациям ХК "Авангард" и МСК "Арена Омск"

Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 1
Радио Сибирь