Вадим Дрягин

Директор ООО "ГЭПИЦентр-2": "Я бы ввел уголовное преследование за оскорбление чувств избирателей, потому что смотреть на это убожество и не реагировать – значит не уважать себя и культуру своей страны"

- Вадим Владиславович, одна избирательная кампания закончилась, следующая еще не началась. СМИ степенно «пережевывают» результаты, в журналистах стихийно просыпаются политтехнологи, в меру способностей что-то анализирующие. Наблюдаете ли Вы в журналистском видении что-либо объективное, или заблуждения преобладают над здравым смыслом?

- Любую избирательную кампанию всегда сопровождают мифы, которые сложились, в том числе, благодаря СМИ. Например, у нас очень любят смотреть, каков процент проголосовавших. На самом деле, это большая фикция: процент как категория, как показатель результата имеет смысл только в том случае, если общая численность голосующих близка к 100%. Вот если 80% от реально существующих избирателей приняли участие в голосовании и кто-то из кандидатов набрал 60%, тогда можно говорить о легитимности избрания.

- Если говорить о нашем регионе, то только отдельные районы могут похвастаться такой явкой на избирательные участки, но в большинстве случаев картина принципиально иная. И вроде бы мы видим тенденцию повышения интереса к политической жизни, а к заветному показателю «количество избирателей, внесенных в списки для голосования» даже приблизиться не можем?

- Первое, что должны знать омичи, - с нулевых годов у нас не было ни одних выборов, которые были бы в этом смысле полностью легитимными. Активность в городе (я говорю именно о городских округах) никогда не поднималась выше 40-50%. Если из 40% проголосовавших (которые мы берем за 100%), 60% проголосовало за Сидорова-Иванова — это еще ни о чем не говорит. Реальный результат может быть и вовсе смешным, взять хотя бы последние выборы в Горсовет или Заксобрание, где численность проголосовавших за победителя на некоторых округах 5000, 7000, 9000 человек — это, что называется, «ни о чем». И в этом виновата сама система. Давно известно, что численность заявленных избирателей у нас фиктивная, она не соответствует понятию «электорат» — то есть людям, которые имеют активную позицию и принимают участие в голосовании. Списки избирателей никто, как в советские годы, не проверяет, не ходят по квартирам. Сверка списков происходит в соответствии с данными паспортного стола, но это неэффективно, потому что большое количество проживающих в Омске находятся в постоянной миграции — трудовой, на выездах и так далее. Кроме того, де-факто, ни на один избирательный участок не привозят то количество бюллетеней, которое соответствовало бы количеству зарегистрированных избирателей: бюллетеней всегда привозят меньше.

- Это открытая информация?

- Давайте посмотрим первый попавшийся протокольчик — сколько «бюллетенчиков» завезли? Вот, 5-й округ, в список для голосования внесен 26 271 избиратель, количество бюллетеней, привезенных для голосования, - 25 609! Это 2007 год. Смотрим 2012 год — количество избирателей, внесенных в список, - 50 210, количество бюллетеней - 43 727. Ни на один избирательный участок на выборах 2007, 2011, 2012 годов не привезли количество бюллетеней равное количеству зарегистрированных избирателей. Потому что все уже знают, что такого количества избирателей просто нет! В этом смысле и активность, когда мы говорим 40-50%, тоже является относительной цифрой, потому что точное количество активного электората никто ни на каком округе не знает. Но вернемся к процентам. Берем выборы в Городской Совет 2007 года, смотрим, какие там были победители. Горст Галина Николаевна... Сколько проголосовало за нее? 47,38%! Теперь посмотрим, сколько это в абсолютном числе - 4317 голосов. 2012 год — наши последние выборы, кем мы там восхищаемся? Берем любого. Вот, Кокорин набрал 35%, меньше, чем та же Горст в 2007 году. Но в абсолютном числе за него проголосовали 9900 человек, потому что активность в 2007 году была ниже, чем в 2012-м, и округа были меньше, тогда их было 39, а сейчас 20. И картинка совершенно другая. То есть сейчас победу на 20-ти округах дает результат порядка 8-9 тысяч голосов. Сокин, который на своем округе боролся с кандидатом и от «Единой России», и от КПРФ, и со «шрейдеровцем» каким-то, - у него всего лишь 23%, а в абсолютном числе — 5786 голосов, в то время как знаменитая Ольга Павловна Кузнецова набрала 3722 голосов, более «мощный» кандидат Рохин набрал 5539 и т. д. Обратите внимание — ни процент, ни абсолютное число не являются показателями результатов избирательной кампании.

- Что же тогда можно смело называть такими показателями?

- Должно быть четкое представление, что результаты голосования в нашем случае (не хочу говорить за всю Россию) зависят от того, какова коммуникация кандидата с избирателями и насколько хорошо она организована. На выборах в Законодательное Собрание в 2011 году мы видели победы кандидатов, которые четко себя позиционировали как «единороссы», это притом, что 4 декабря по партийным спискам «Единая Россия» пролетела как фанера над Парижем. Но партийный Седельников, например, победил. Многое зависит от личности кандидата, но еще больше - от организации его избирательной кампании, а никак не от партийной, политической или общественной принадлежности. На мартовских выборах принадлежность к тем же «инициативе», «весне», «новому городу», тоже не была показанием к победе кандидата. Поэтому анализировать результаты выборов в Заксобрание и Горсовет с позиции политического предпочтения неверно. Да, фактор протестного голосования против «Единой России» был и остается, но это касается, в первую очередь, партийных брендов. Если же говорить об одномандатниках, сумевших построить свою избирательную кампанию на прямых контактах с людьми, то им политическая принадлежность, так сказать, партийная «метка» избирателями прощалась. Отсюда еще один важный вывод: политическая реклама имеет малое значение, а то и вовсе не играет роли в избирательной кампании, а имеет значение исключительно контакт кандидата с электоратом округа.

- А контакт через политическую рекламу разве установить нельзя?

- Дело в том, что политическая реклама у нас не выдерживает никакой критики. Об этой безграмотности можно говорить часами. Но не хотелось бы персоны задевать... Вернемся в 2007 годВот некий «кандидат от Амурского поселка» пишет, что «работает на благо людей», лозунг еще «оригинальнее»: «Власть от народа, власть для народа». Вот кандидат Красько перечисляет собственные заслуги: «отец, муж, сын, экономист, омич»... Оцените полиграфию, затраты. Прошло 5 лет. Кох — «генеральный директор, заслуженный строитель», «я производственник, я тот, кто вам нужен, вместе мы победим!». 

Практически все нарративы 2007 года не меняются и в 2012. Примитивность лозунгов бросается в глаза всем. Если вы в Омске найдете человека, который, прочитав одну из этих листовок, сразу захочет проголосовать за кандидата, разбудите меня среди ночи. «Строить будущее вместе — это правильный выбор»... 

Вот что-нибудь содержательное несет этот нарратив? Каким нужно быть социальным идиотом, чтобы прочитать одну из таких бумажек и почувствовать желание отдать за это свой голос? Сегодня ни один из политических лозунгов, каким бы он ни был — левым, правым или косым, смотивировать избирателя проголосовать за кандидатуру по своей сути не может. Избиратель и без того особой социальной активностью не отличается, но нужно быть совсем одноклеточным, чтобы поверить кандидату, который с листовки декларирует: «В сфере образования: новому поколению специалистов — новые интенсивные образовательные программы». Держитесь за стул! «Работать честно, заботиться о людях», - это лозунг вечного кандидата Лунева, у которого никак не получается избраться.

- То есть все дело в отталкивающих избирателя лозунгах, написанных «левой пяткой?»

- Не только. Отдельный раздел в политической рекламе — фотографии кандидатов. То ли им слишком любящие жены подсказывают, то ли, наоборот, враги... Хорошо, что есть люди типажа Путинцева и Иванова — они фотогеничные, Путинцева с какого угла ни сними, он хорошо будет выглядеть, а большинство-то ребят не обладают таким качеством. Посмотрите — почти ни одной профессиональной фотографии, которая могла бы вызвать симпатию у избирателя, нет ни у победивших кандидатов, ни у проигравших. Если человек себе нравится, это же не значит, что он понравится избирателю. На самом деле такая политическая реклама не стоит и цента, и реально повлиять на выбор она не может по определению. Мало того, что абсолютно безграмотно, так еще и неэстетично. Я совершенно не могу понять, зачем кандидаты это делают. Ладно, если это еще на листовке, а если на плакате!? Наверное, их распирает от чувства собственной важности, хочется, чтобы их мордочка где-то повисела. Но на самом деле никакой электоральной симпатии при таком подходе не заработаешь. 

В этом смысле особо выделяются коммунисты, которые вообще презирают всякую политическую рекламу. Если мы посмотрим на то, что делала КПРФ, то это же убожество! Кстати, в этот раз они сделали много листовок, я бы сказал, эротического характера. Я думаю, это просто была передана установка из Центра, и они эти образцы воспроизводят. Посмотрите, это девушка из ролевых игр явно сексуального характера, она играет пионерку. Я думаю, если собрать фокус-группу, они найдут эту аналогию. Это говорит о том, что настолько безграмотны рекламисты, что просто ни в какие ворота не лезет.

- И тем не менее мы видим, что у КПРФ неплохие результаты по итогам выборов как мартовских, так и прошедших в декабре. Политическая реклама им не помогала, тогда что же?

- Если мы скоррелируем результаты голосования по участкам в 2007 и 2012 годах, то мы увидим, что коммунисты на округах набирают одно и то же количество голосов. Эта картинка известна с 90-х годов. Коммунисты за 10-15 лет не расширяют принципиально свое электоральное поле, но в то же время и не теряют.

- Это застой?

- Нет, не застой. Это говорит о том, что партия коммунистов очень точно адаптирована к существующему политическому режиму. Они все время выводят одно и то же число избирателей, независимо от выборов — в Заксобрание, Горсовет, Госдуму, мэра. Их знаменитые 30% будут всегда. Технически на выборах стоит задача собрать и организовать электорат, численно больший, чем у коммунистов на этой территории, вот тогда вы выиграете. Вот, Кокорин набрал 9905, а Федин6296 (как раз в пределах голосующих за коммунистов). Процент скачет в зависимости от уровня активности и ни о чем не говорит, но если смотреть в абсолютном числе, то у коммунистов численность голосов вне зависимости от выборов одна и та же, может, максимум на тысячу голосов меньше или больше. Кстати, коммунисты совершенно не занимаются политической рекламой, потому что понимают: им это не нужно. Более того, агитацией занимаются только члены партии. Они информируют «своих», говорят: «Ребята, пошли голосовать». 

И люди голосуют по принадлежности к КПРФ. Это очень важно: КПРФ — единственная из всех партий, существующих в Омске, которая имеет устойчивый и организованный электорат. А организован он на основе партийной системы, их «первичек». Поэтому когда мы воюем на округах и ведем своих кандидатов, первым делом мы рассчитываем число голосующих за коммунистов. По этой причине те, кто не смог сколотить свое электоральное поле, те коммунистам и проиграли.

- В эту избирательную кампанию коммунистов не смогли обойти прошрейдеровские выдвиженцы от «Омской инициативы», по образу которой, как уверяют сами проигравшие, и была создана «Омская весна». Как так получилось, что объединения-близнецы, созданные по одной политтехнологической кальке, показали настолько разный результат?

- В 2007 году, когда была создана «Омская инициатива», выборы были, как и по всей России, безальтернативными. «Омская инициатива» или… вариантов-то других практически не было. Кандидатам, не поддержанным административным ресурсом, пройти было невозможно. Исключение составил тогда Федотов, и это уникальный случай. Юрий Федотов был единственным, кто победил без поддержки административного ресурса, который у мэрии и правительства тогда был объединенный. КТОСы в связке с региональными и городскими чиновниками, что называется, в едином бюрократическом порыве, обеспечили выход кандидатам, не имеющим своих ресурсов: учителям, врачам и др. А против них воевали независимые кандидаты — бизнесмены с деньгами и ресурсами. И они проиграли, потому что в 2007 году ни один из конкурентов единороссов не занялся основной задачей — формированием такого же организационного ресурса, который был у «Единой России». Федотов, кстати, это сделал, как-то через свою управляющую компанию смог собрать людей и переиграл оппонентов. Еще один позитивный пример в этом смысле - Игорь Зуга, с которым городская Администрация всегда воевала, и понятно, что на его округе КТОСы с ним не сотрудничали. Но он создал свои альтернативные территориальные клубы местного самоуправления, и этим обеспечил себе один из самых высоких результатов на выборах в Заксобрание. Вот вам и подтверждение того, что главный фактор — организационный, а не идеологический и тем более не политический. Если мы с этой точки посмотрим на выборы 2011-12 гг, то многое становится ясным. Те кандидаты-одномандатники, которые смогли на своих округах создать организационную структуру, они и победили. В 2011 году кто к этому отнесся несерьезно, выборы проиграл. Те же Кокорин и Путинцев, сделавшие ставку на собственную известность. Но будь ты хоть шесть раз депутат, это никак тебе не поможет, если ты своей избирательной кампанией не занимаешься. Они это поняли вовремя и прошли в Горсовет. «Омские инициативщики» не прошли, потому что на самом деле избирательной кампанией не занимались. Они не организовывали вывод своих избирателей, не налаживали агитационную сеть, не предлагали прямого контакта с избирателями, а отделались общей декларацией выборов, ну, Шрейдера «поездили». Штабы изготовили много макулатуры, «грязной» и чистой, но даже доставка по ящикам в подъездах была локальной - где-то бросили, где-то нет. Организационно «городские» штабы были гораздо слабее штабов одномандатников, которые шли от области. Это и понятно – областные одномандатники имели достаточные ресурсы, в отличие от многих бюджетников. Анализируя результаты голосования важно понимать, что в принципе это не победа «Омской весны». При всем уважении, сказать, что это выигрышный вариант, значит себя обманывать. Потому что победили одномандатники, которые выдвинулись сами. «Омская инициатива» не проиграла «Омской весне», а просто провалилась больше. И действительно, в этом смысле очень показателен тот факт, что кандидаты от «Инициативы» набрали даже меньше коммунистов. То есть это еще раз подтверждает, что практически никакой работы по организации электората «городские» штабы не вели.

- А как же то, что Шрейдер лично презентовал населению «своих» кандидатов, чуть ли не за ручку их водил? Это не работа?

- Если Алла Борисовна Пугачева скажет «Голосуй за Прохорова», мы вряд ли пойдем за него голосовать. Когда кто-то за кого-то просит, это не очень хорошо. Мы это наблюдаем много лет подряд: когда лидер общественного мнения просит поддержать малоизвестного кандидата, это практически не срабатывает, а то и вовсе обратную реакцию вызывает. Люди сами в состоянии выбрать между конкурентами, а «авторитетные подсказки» только раздражают. Показательный пример — Шушубаев, который в 2011-м был едва ли не полностью дискредитирован критикой СМИ. Против него конкуренты привозили известных особ, за одного из них подписался сам бывший министр обороны Язов. Приехал Добронравов с сатириком Измайловым, которые давали бесплатные концерты против Шушубаева. Были организованы митинги в Калачинске и Кормиловке, где кричали о том, что он «Ясную Поляну» не строит, дольщиков обманутых даже привезли. Это ни на что не повлияло — Шушубаев все равно победил. Потому что задачу организации своего электората он решил. В этой ситуации даже личность кандидата не очень важна, если есть организационная схема на округе. Многие кандидаты становились депутатами, ничего из себя не представляя содержательно, только благодаря административному и организационному ресурсу. Есть и обратные примеры, когда кандидаты становятся жертвами рекламистов, которые «разводят» их на большие и очень большие деньги. Самый яркий пример - это выборы мэра в 2010 году. Присутствия в рекламе кандидата Зуги было больше, чем Шрейдера, но реклама была безграмотной и ничего не дала.

- Есть реклама безграмотная, а есть «черная». Какая опаснее для кандидата? Очень много было жалоб на фальшивки, срыв листовок.

- Так если эта листовка ничего не значит, какая разница сорвали ее или нет? Кандидаты на это реагируют, но если не дергаться, то всем этим «грязным технологиям» цена - ноль. Подобные вещи, кстати, первыми на округах начали запускать в 2012 году «шрейдеровцы», мэрия. Конечно, и кандидаты от «Единой России», от облправительства — не ангелы. Но первая чернуха на этих выборах заранее была выпущена «городскими» штабами. В том числе подделанная и неподделанная «Домашняя газета». В подделке, кстати, я сомневаюсь, потому что всем нам предъявили явно постановочные кадры. Я не знаю, правда, зачем. Были специально изданы придуманные газеты, к примеру, «Голос избирателя» по 19 округу - антипутинцевская. В политтехнологическом смысле безграмотность штабов кандидатов Шрейдера превосходила даже безграмотность «Единой России» с этой «Омской весной», что редко бывает, потому что превзойти безграмотность «Единой России» надо умудриться. «Черные технологии» вообще никакого смысла не имеют. Это очень тяжело объяснить кандидатам, в адрес которых эта чернота направлена: действительно, тяжело читать о себе клевету, написанную с орфографическими ошибками, и их в этом можно понять.

- Какие технологии дешевле — «черные» или «белые»?

- Да то же самое. Понятно же, кто это изготовил, кто распечатал, кто оплатил. Затраты зависят не от вида технологий – «черные» или «белые», а от рекламиста, который этим занимается. Апофеозом стал Лунев, который приписал себе чужие высказывания: Смолина, Шишкина, который подал на него иск в несколько миллионов за использование его имени. Каким нужно быть наивным политиком, чтобы «подписать» известных общественному мнению людей в поддержку своей кандидатуры?? Кандидаты Меняйлов и Лунев этим грешили. Кстати, об известности: кандидат Васильев победил, но не потому что «похоронил» Белова.
- А это его штаб сделал?

- Ну а в чьих еще интересах? Там просто больше некому. Это либо штаб Васильева, либо близкие к нему. «Похороны» Белова - это супербезграмотность. Потому что создать такую популярность человеку, «похоронив» его, это просто шедевр. Обычно некоторые политтехнологи сами хоронят своих кандидатов, это хороший повод для придания известности. А вот ещё пример неумного «чёрного» пиара – обращение от имени кандидата Сокина: «Приходите в приёмную «Единой России», получите бутылку водки «ОША» за лояльность». В общем, на каждого кандидата не от мэрии было много подобной макулатуры.

Обратите внимание на поддельную листовку КПРФ. Это, наверное, единственное из омского «черного» пиара, что имело смысл и цель. Эта листовка якобы от КПРФ была направлена на то, чтобы выбить организованный коммунистический электорат. Это попытка не дать коммунистам прийти на выборы. Тот, кто это делал, кое-что соображал, надо признать. Больше ничего опасного или дельного в омском «черном» пиаре этой зимой мы не видели. Здесь еще бы хотелось отметить увлечение «агитавтобусами». Например, передвижная приемная - это к вопросу о встречах с избирателями. Организовать их практически невозможно, потому что никто особо не ходит на встречу к кандидатам. Другое дело, самому «подкатить» к электорату. Прием известный еще с начала нулевых годов, но у нас впервые это использовали в 2007 году. Эта вещь позитивна, потому что избирателю было холодно выходить из подъезда, а в автобусе общаться с кандидатом тепло. Это было нормальное организационное решение. Я это к тому, что в Омске все поперемешано, как в плохом спектакле. Нет чувства жанра, органичного соответствия тому, что происходит. От «хороших» автобусов перейдем к «плохим» «Газелям», которые были обклеены толстыми слоями агитации за кандидатов, впоследствии проигравших. Дело в том, что наклеивать рекламу в автобусе или маршрутке – это то же самое, что обклеивать подъездные двери и заборы. То есть навязывать избирателю изображения и слова любимых кандидатов. Главное - этим демонстрируется неуважение к избирателю. Текст, который выпускается кандидатом или партией, должен по своему содержанию и оформлению уважать читателя (избирателя).

- Наверняка это работа политтехнологов, которые уговаривают кандидата быть проще, понятнее, «ближе к народу»?

- Изъян такой рекламы в том, что она не признает за избирателем право быть думающим человеком! И все время существует миф, что есть какие-то бабушки, которые поверят во все это. Но в таком случае, наши бабушки не просто идиотки, а какие-то дебилки в квадрате. Почти вся политическая реклама в Омске унижает избирателя, она не признает за нами право самостоятельно мыслить и выбирать. Я бы вообще ввел уголовное преследование за оскорбление чувств избирателей (как в европейских странах), потому что смотреть на это убожество и не реагировать – значит действительно не уважать себя, не уважать культуру своей страны. В других регионах заметно развитие политической культуры, а в Омске - что-то нет. Надеюсь, мы с вами понимаем, что образцы политической рекламы, предлагаемые здесь, ни в коей мере не смогли принципиально решить проблему мотивированного голосования.

- Могли только мотивировать не приходить на выборы вовсе.

- Именно. Власти же не зря отменили в начале тысячелетия голосование «против всех», потому что иначе пришлось бы читать книги, развиваться, общаться с избирателем и реально работать. А кто из начальников это хочет? С этого момента и начинается деградация избирательной системы России. Растет и развивается не избирательная культура, а протест. А как можно выразить протест? Мы подошли к интересному статистически важному явлению. Вот вы знаете, кто такой Антоненко Валерий Александрович?

- Нет.

- Идем дальше. Акентьев Николай Николаевич? Нагибина Татьяна Федоровна? А Аистова Павла Валерьевича вы знаете? Алексеевская Татьяна Олеговна? Кого, вы думаете, я вам зачитываю? Это те, кто в 2011 году были первыми по алфавитному порядку в бюллетенях. Так вот, Алексеевская Татьяна Олеговна набрала по 8-му округу аж 11,25%. Это 3714 голосов.

- То есть человек берет бюллетень и ставит галочку около первой попавшейся фамилии?

- Совершенно верно! В 2011 году голосование было случайным. Кому-то удалось забрать около трети голосов, ничего не делая, только из-за порядкового номера в бюллетене. Малоизвестная Нагибина набрала 11%, это 3752 голоса. Антоненко - 5%, Акентьев на 4 округе, где Сергей Калинин победил с 38% (11 тысяч голосов), набрал 14% (4467 голосов) - больше, чем за Грасса, который вел избирательную кампанию (смеется). Человек, стоящий первым в бюллетене, набрал больше активного участника избирательного процесса! Соответственно, результаты выборов в этом году тоже были во многом случайными, а первые по алфавиту набрали поменьше, потому что была более активная избирательная кампания одномандатников, по сравнению с 2011 годом. Кроме того, ведь в декабре таких депутатов Законодательного Собрания выбрали, что люди спохватились: «Господи, что мы наделали. Мы, конечно, хотим отомстить «Единой России», но голосовать-то больше не за кого». Поэтому небольшой процент голосов к партии власти вернулся. Но все равно мы приходим к тому, что распределение голосов во многом, около 30% активного электората – это случайное распределение.

- Впереди выборы мэра. Вы вот о случайном распределении голосов говорили, можно ли сейчас уже строить какие-то прогнозы о том, как пройдет голосование?

- Все зависит от кандидатов, но если только с точки зрения политтехнологий рассуждать, я не уверен, что там что-то изменится, потому что культура выборов так и остается очень низкой. И общекультурный уровень в нашем городе очень низкий, и низкий запрос на качество политической рекламы. На политическую публицистику, тексты, обращения - в принципе нет общественного запроса.
- А одержать победу на выборах мэра случайный кандидат может, как Вы считаете?

- Случайный кандидат победить может, в этом-то вся и суть. По большому счету, вся избирательная система России и дает победу случайных кандидатов. Если бы избиратель у нас не был пассивен, был включен в процесс и от него было бы жесткое требование высокого качества предлагаемых политических программ, лозунгов и т.д. тогда и страна была бы другая, и уж конечно, состав депутатского корпуса был бы несколько иной. Сейчас же, если процесс избирательной системы организационно сделан достаточно грамотно, то провести можно кого угодно. Нужны только время и деньги. Вот в этом вот, к сожалению, беда России, хотя это скорее вина избирателей. Это не страна, а избиратель у нас такой, что позволят с собой все, что угодно делать.

Беседовала Татьяна Шкирина

Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 1
Радио Сибирь