Сергей Корабельников

О промахах ГУПТРа и кадровых чистках в Управлении, о "неуниженном" отставном Ткачуке, еще заглядывающем в свой  бывший кабинет, приставке "и.о.", которая не омрачает назначения, и о том, почему за критику власти нужно говорить журналистам спасибо и брать трубку, когда они звонят.

О промахах ГУПТРа и кадровых чистках в Управлении, о «неуниженном» отставном Ткачуке, еще заглядывающем в свой  бывший кабинет, приставке «и.о.», которая не омрачает назначения, и о том, почему за критику власти нужно говорить журналистам спасибо, и брать трубку, когда они звонят.

- Сергей Александрович, Ваше назначение было ожидаемо, при этом до последнего окутано слухами и таинственностью. Сложилось впечатление, что альтернатив Вашей кандидатуре как таковых и не было, никакой конкурентной борьбы. Это так?

- Почему вы мне задаете этот вопрос? Думаю, что выбор определенный все-таки был. Что касается моей личной позиции, - она очень понятная и простая. Я выполнял свою работу на «12 канале». Хотя, не буду скрывать, знал, что в Правительстве рассматривают разные кандидатуры, в том числе, и мою. Но абсолютно искренне вам говорю - я не интересовался другими персоналиями и уж тем более не пытался оказывать какое-то влияние на ход событий.

- Кстати, приставка «и.о.» Вас не смущает? Все-таки Вы уходили с должности заместителя генерального директора ГТРК «Омск», а здесь, получается, приглашены только «исполнять обязанности». Неужели не хотелось получить чего-то большего?

- Вы хотите знать, не обидно ли мне? Нет, не обидно. Министром пока не хочу быть. Сначала нужно с функционалом, с самой системой разобраться, а потом уже и политикой можно заниматься, и развитию больше внимания уделять.

- Нет ощущения, что Вас взяли как временный кадр?

- Во-первых, все в жизни временно. Во-вторых, у любого человека должно быть личное ощущение свободы. Тогда все становится на свои места. Если уж на то пошло, я ведь тоже могу в любой момент разорвать трудовой договор, и мое заявление об уходе будут обязаны принять. Правильно? То есть, по большому счету, я и мой работодатель находимся в равных условиях. А приставка «и.о.», на которой вы акцентируете внимание, скажу, чтобы расставить все точки над «i», - на выполнение моих служебных обязанностей не влияет.

- Информация, что Вас заберут в Правительство, появилась еще ранней весной. Все это время Вы работали на «12 канале». Тяжело, наверное, работать с «чемоданным настроением», или у Вас такого не было?

- Не было.

- Совсем?

- Ну, скажем, очень долгое время не было. Тема обсуждалась и на «12 канале», это естественно. Слухи-то ходили, но чемодан не паковал. Причем у ребят, у нас всех были далеко идущие планы. Дай Бог, чтобы они реализовались дальше. В сентябре на «12 канале» стартует новый телевизионный сезон, могу сказать, что должны достаточно интересные проекты появиться.

- Успели ли Вы за недолгое время службы на «12 канале» сработаться с коллективом, не жалко ли было уходить?

- Привык, конечно. Коллектив на «12 канале», даже несмотря на то, что Павел Петрович (Паутов - директор «Омской телевизионной компании», бывший гендиректор ГТРК «Омск» - Ред.) из него людей систематически выдергивал, тем не менее, остается. Причем хороший коллектив. Вообще, «12 канал» мне очень понравился, работать там мне было интересно. Но не буду лукавить, сталкивался и с некоторыми трудностями, например, в части креатива. Но, это тоже понятно, какое-то время мы притирались друг к другу. Мне кажется, взаимопонимание было. Уверен, потенциал у ребят очень хороший.

- На ГТРК «Омск» Вы курировали авторские программы, вроде бы дистанцировались от политики, а все-таки в ней оказались. Как так получилось?

- А что такое политика?

- Да хотя бы этот кабинет и это здание... Здесь все - политика.

- Н-е-е-ет, это не политика. Это ее атрибуты. Политика подразумевает к примеру конкуренцию. Любой человек, находясь на любой должности, занимается политикой так или иначе. Просто она бывает многоуровневой.

- Я говорю о политике в буквальном смысле. Люди во власти. Теперь и Вы в их числе.

- А что такое власть? Это всего лишь инструмент, который должен помогать обществу, принимая на себя ряд функций, призванных обеспечить нормальное развитие этому обществу и происходящим в нем процессам.

- У Вас есть опыт работы как в журналистике, так и в административной деятельности - Вы возглавляли после Андрея Ткачука Информуправление Администрации города…

- Андрей был руководителем пресс-центра… Начальником был Сергей Токаев (ныне гендиректор "12 канала" - Ред.).

- …теперь, опять же после Ткачука Вы становитесь во главе ГУПТРа. Что Вам ближе и интереснее - участвовать в создании информационного продукта или издалека руководить его производством?

- Мне ближе название Управление информационной политики (как было у нас в Администрации города), чем это пугающая аббревиатура ГУПТР, не совсем понятная мне. Меня учили заниматься информационной политикой. Ведь любой информационный поток можно в хорошем смысле контролировать. Есть Федеральный закон №8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», который нужно исполнять. Освещение деятельности необходимо постоянно, чтобы население понимало, что делает власть. Иначе власти никакой поддержки не светит. Мое глубокое убеждение, что пока каждый человек не будет сопричастен с теми процессами, которые происходят в обществе, во власти - ничего не сделается. Только когда люди поймут, что за пределами их квартир кипит жизнь, которая их тоже касается, что подъезд - это не чей-то, а свой подъезд, двор - тоже свой, а власть поможет поддержать порядок, да покажет жильцам, где и как дерево посадить в этом дворе, вот тогда процесс пойдет. Я не уверен, что это поколение - мое - к этому придет. Но есть примеры других городов, допустим, Куритиба - замечательный город в не самой богатой стране Бразилии, есть Ванкувер. Есть примеры, на которые стоит равняться.

- Вы подходите к своей работе не с точки зрения включенности в систему управления, а пытаетесь сформулировать для себя миссию?

- Здесь нужно четко разделять и одновременно совмещать отведенную роль и собственную позицию. Сейчас мой новый статус - это некая предложенная роль, которую можно рассматривать как систему, в которой существуют определенные настройки и свои правила. Но моя позиция - быть полезным. Иначе зачем это все?

- Вы, кстати, так и не ответили, где интереснее Вам работать?

- Это разная работа, и я как-то не сравнивал. Здесь ты даешь информационный повод, какую-то пищу, в журналистике - эту пищу нужно еще приготовить: в интересную форму завернуть, слепить и выдать, чтобы она была смотрибельна, интересна а самое главное полезна потребителю. С другой стороны, должна быть обратная связь, и нельзя об этом забывать. СМИ выражают потребности общества, на которые нужно отвечать. Я абсолютно уверен во всех отношениях - в практическом и теоретическом, - что проблемы нельзя замалчивать, на вызовы нельзя не реагировать. Негатив, критическая информация не рассосется сама собой. На нее нужно воздействовать, а точнее отвечать и пояснять, что к чему. Мы пытаемся ввести (сейчас это можно озвучить, я все равно доведу это до конца, по крайней мере, пока нахожусь на этом посту) реагирование на критику. Если в СМИ выходит какой-то критический материал (это ведь тоже форма контроля), касающийся, к примеру, какого-то министерства - эта информация отправляется в само министерство с просьбой дать оценку. Если сообщение СМИ соответствует действительности, от них требуется предложить варианты решений. Если же не соответствует, допустим, по причине того, что это функционал другого ведомства, мы переадресовываем ее. А если выясняется, что СМИ исказило информацию, тогда из соответствующего министерства в редакцию отправляется, как это положено в цивилизованном мире, обращение: «Дорогие друзья, вы неправду сказали, вот такая информация на самом деле». СМИ должны отреагировать. Если не отреагировали, начинаются судебные разбирательства, принимаются соответствующие меры.

- Такие, как лишение аккредитации?

- Какой смысл в лишении аккредитации? Поругаться? Ругаться каждый умеет, а вот договариваться и слышать друг друга - этому нужно учиться. Есть цивилизованные формы. В мэрии мы тоже эту систему вводили. Поверьте мне, и пусть не обижаются коллеги, - это хорошая штука. Случаев, когда критика соответствует действительности, гораздо больше. И это возможность оперативного исправления ситуации. Чиновник не машина, он обычный человек со своими слабостями. Бывают и ошибки, и раздолбайство - всякое бывает. Нужно разбираться, пока это не вошло в систему, в привычку. На первом этапе исправить проще, и за это спасибо СМИ.

- Кстати, Вы покинули свою должность в мэрии по собственному желанию и велению сердца, или почувствовали, что новое руководство желает кадровых рокировок? Об этом Вы не рассказывали.

- А смысл об этом говорить? Мой уход был предрешен. Я считаю, что занимающий эту должность уходит с капитаном корабля. Поэтому здесь вопросов не возникло. Решение было принято заранее, оно осмысленно.

- Все без исключения начальники ГУПТР уходили с этой должности если не униженные и оскорбленные, то уж точно разочарованные (теперь уже не сошлешься на то, что все это - Полежаев-самодур, пример Андрея Ткачука показателен). Нет ли у Вас страха оказаться очередным, помятым и выкинутым системой?

- Нет ли страха?.. Знаете, мы опять сейчас рискуем уйти в философию. Ну, во-первых, что касается Андрея (Ткачука - Ред.) - я не считаю, что он ушел униженным и оскорбленным и т.д. Я его понимаю, может быть, дело и в том, у нас с ним еще и личные отношения есть, все-таки мы работали в одной команде. Он ушел спокойно, никаких драм. Что касается меня… Я этого не боюсь. Унизить или оскорбить могу только я сам себя. А у кого-то со стороны при всем желании этого сделать не получится.

- Андрей Ткачук успел передать Вам свои дела, и вообще, рассчитываете ли Вы на его поддержку? Не пахнет ли здесь межличностным конфликтом?

- У нас с Андреем? Нет, абсолютно. Произошла нормальная передача дел. Андрей вчера буквально ко мне заходил, мы обсуждали некоторые вопросы. С его стороны есть и понимание, и готовность оказать поддержку. В любой момент я могу позвонить ему, спросить о чем-то, выяснить, разобраться в тонкостях. Естественно, у него опыт большой, может, консультации и потребуются. Но нужно понимать, что у него свой подход, а у меня свой. Вот и все. А то, что у нас контакт и рабочий, и личный – он есть и, думаю, сохранится в дальнейшем.

- А не получится так, что формально покинув должность начальника, Андрей Ткачук, который любит называть себя политтехнологом, будет стремиться влиять на работу ГУПТРа как раз через этот «личный контакт»?

- Андрей Николаевич - он разумный человек. Все остальное следует из этого.

- Тем не менее, говорят о просчетах Вашего предшественника, а не о его «разумности». О нем с нескрываемым раздражением говорили все СМИ, кроме нескольких, которым платило правительство. Как считаете, почему омское медиасообщество так единодушно негативно к нему отнеслось, и справедливо ли это?

- Я не хочу оценивать произошедшее, а тем более работу Ткачука. Одно скажу, что моя личная позиция в этом вопросе такая: недостойно за глаза оскорблять, унижать и говорить что-либо плохое о человеке. Есть вопросы и претензии? Ну, позвони, спроси его об этом!

- А если он не берет трубку?

- Повторю, не хочу оценивать и не знаю, брал трубку Андрей или не брал, но я трубку брать буду. Я готов говорить. Не просто говорить, а решать какие-то вопросы. Любые вопросы, которые в моей компетенции - пожалуйста. Хамить - последнее дело.

- А Вы к чему будете стремиться на новой должности?

- Ну, во-первых, чудес не бывает, я сразу скажу, что все, что задумывается, сразу не получится. Но я буду стремиться к тому, чтобы действия власти были понятны, ясны, информация для СМИ была своевременной и полной, и власть реагировала на конструктивную критику, а не пропускала ее мимо ушей. Есть и внутреннее направление - выстраивать горизонтальные связи между Министерствами, чтобы информация оперативно и с толком циркулировала внутри самого Правительства. Я уже говорил о функции контроля, и плюс к этому, сейчас очень много вопросов по финансированию СМИ. Думаю, не ошибусь, если скажу, что это самая больная тема: этому дал, этому не дал - кому-то непременно обидно. Я думаю, что нужно давать бюджетные деньги не на выживание СМИ, а на их развитие. Вот, если есть у СМИ интересный проект, который, в том числе, может помочь в информационном освещении деятельности Правительства Омской области, то да. Удочку надо давать, а не рыбой заваливать.

- Опять возможно перераспределение финансовых потоков?

- Я буду очень активно, пока это в моих силах, к этому стремиться. То есть СМИ, условно говоря, должны включиться в хорошую игру под названием «как сделать нашу жизнь лучше». Если появится заинтересованность, вот тогда дело пойдет. Это не касается социальных проектов, здесь другой коленкор, - такие СМИ выполняют определенный функционал. Вообще со СМИ у нас очень тяжко. У нас долгое время был своеобразный регион, и сейчас остаются отголоски. Не сразу, думаю, но постепенно будем перестраиваться. Именно читатель должен определять финансовую составляющую издания. Смотрят вашу передачу, значит, она получает много голосов, значит, она поднимает рейтинг канала, соответственно, она приносит каналу больше денег за счет рекламодателей.

- А есть ли надежда, что информационная политика Правительства Омской области, которая прославилась декларативной открытостью, станет на самом деле адекватной и доброжелательной по отношению к представителям, в том числе, и независимых СМИ?

- Независимые СМИ?

- Есть такие. Независимые от Правительства и не претендующие на бюджетные деньги.

- Стремиться буду, надежда есть. Я благожелателен к СМИ, это однозначно. Но, говорю еще раз, нужно слышать друг друга и нужно не просто болтать и препираться, нужно решать вопросы. А это куда сложнее красивой полемики. Вот что сейчас, самое читабельное, посмотрите! Ага, сколько какой министр получил в год? У таких новостей рейтинги зашкаливают. И это не вина СМИ, а промах, в том числе, и того же ГУПТРа, что здесь не подали информацию в интересном ключе. Перепечатанными выжимками из министерских докладов людей в хорошей работе чиновников не убедишь, только запутаешь, а то и неприязнь спровоцируешь.

- Говорят, что в Правительстве грядут большие перемены - создание некого идеологического министерства. Что в этом случае будет с ГУПТРом? Исчезнет, подчинится, растворится? Во что бы Вам верить хотелось?

- Думаю, структура Правительства будет видоизменяться, об этом губернатор говорил. Это абсолютно объективные процессы. Не кидаю камни ни в чей огород, но со временем многое изменилось, и сейчас требуются новые управленческие подходы. Под них нужно структуру менять.

- ГУПТР в том числе? Вы находите его современным?

- Нет, не нахожу. Здесь очень много функционирования. Любое управление (и я думаю, вы это знаете) состоит из нескольких процессов. Низовой процесс - это как раз функционирование. Условно говоря, социалка. Больницы должны принимать больных, школы - учить детей, дороги подметаться, и т.д. Второй элемент - это развитие, то, что мы называем инновациями: какие-то прорывные вещи, супер проекты. Третье - это политика. Конкуренция с другими регионами, международные связи, внутренняя политика и так далее. Есть еще нормативная деятельность. Это все бумажки, приведение регламента в соответствие и так далее. То же самое ГУПТР. Только сейчас мы очень сильно застряли в сфере функционирования. Так нельзя. Кардинальные перемены нужны, не скрою. Но вместе с тем, информационная политика - это нежная материя, с которой надо быть очень осторожным. Главное здесь, как у хирурга - не навредить. Будем меняться, будем развиваться.

- Кадровую чистку в ГУПТРе проводить будете, «своих» людей ставить?

- Кадровую чистку? В ГУПТР? От человека зависит. На «12 канале» так получилось, что пришли так называемые «мои» люди, но при этом коллектив, который был там и который хотел остаться, не пострадал. Правильно же? У меня одно требование к человеку: он должен быть мыслящим, свободным внутри, незажатым. Не просто таким, которому сказали копать до рассвета, он и копает. Зачем? Так ведь только растрачиваешь себя. Исполнители тоже должны быть, в этом ничего обидного нет. Но только исполнять, по крайней мере, в ГУПТРе, - это тупик. Да и СМИ тоже нужен процесс переформатирования.

- СМИ, по-моему, отлично перестроились уже, разве нет?

- Это долгий процесс. СМИ нужно, во-первых, стать независимыми в полной мере.

- Вы же сами говорите, что независимых не бывает!?

- Не в полной мере, но иногда все-таки бывают. Все же от нас зависит.

Беседовала Татьяна Шкирина

Фото: Антон Маликов

Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 2
Радио Сибирь