Олеся Григорьева

Она считает, что следствие велось предвзято, говорит о коррупции и грубых нарушениях при составлении схемы ДТП, ставит под сомнение результаты экспертизы, а самого эксперта называет "фантазером". Депутат Олеся Григорьева до сих пор не признает вины и рассказывает нашему корреспонденту свою версию событий.

Олеся Григорьева считает, что следствие велось предвзято, говорит о коррупции и грубых нарушениях при составлении схемы ДТП, ставит под сомнение результаты экспертизы, а самого эксперта называет "фантазером". Депутат Законодательного Собрания Омской области Олеся Григорьева до сих пор не признает вины и рассказывает нашему корреспонденту свою версию событий.

- Олеся Викторовна, Вы явились инициатором этого интервью. Чем вызвано желание пообщаться с прессой? Я догадываюсь, что речь пойдет, скорее всего, о резонансном ДТП, в которое вы попали в ноябре прошлого года...

- Я до последнего момента была уверена: раз следствие ведет наш СУ СК, то оно будет проведено грамотно и непредвзято. Но оказалось наоборот. Следственный комитет разбирается в основном с убийствами, а мое дело было передано туда только потому, что я депутат Законодательного Собрания, поэтому опыта разбора ДТП у моего следователя не оказалось. Это позволило, грубо говоря, дело "скомкать" и не обратить внимания на научные факты...

- Позвольте сразу уточнить. Сколько Ваш следователь за время своей практики разобрал дел, связанных с дорожно-транспортными происшествиями?

- Похоже, что ни одного. Это было понятно сразу, поскольку он не владел даже терминами. В связи с этим, штормовое предупреждение, сильный ветер и снег, которые были в день аварии, превратились в документах в сухое асфальтное покрытие. Кроме того, схема ДТП была составлена уже после того, как мы все уехали на скорой помощи. Прибыл сначала первый экипаж ДПС, а затем по дороге прошлась уборочная техника, причем очистили они только участок дороги на расстоянии 100 метров от места аварии. Дальше все осталось нечищеным. Таким образом, на фотографиях у нас появилось сухое асфальтное покрытие.

- Но ведь должен был остаться снег под самими автомобилями. Неужели и там все было вычищено?

- Нет, в том-то и дело. Автомобили они, естественно, объехали, потому и то, что осталось - осталось только между машинами. Есть фотографии, на которых видно, что под машинами лежит снег. Далее все было еще интереснее. Известно, что место столкновения фиксируется там, где присутствует наибольшая осыпь стекла. Только эту осыпь, основное доказательство, обязаны были сфотографировать и приложить к схеме. Но почему-то этого не сделали. Да и как сфотографировать то, чего нет?

- Потому что дорогу уже почистили?

- Да! Дорогу техника прошла два раза до составления схемы. Однако ДПСники поставили, грубо говоря, от фонаря "крестик", а схему ДТП в качестве понятого подписал почему-то начальник ДРСУ совместно со своим водителем, который, похоже, специально выехал на мою аварию. Что он делал там - непонятно. Но ведь у моей машины было разбито три окна, а количество осыпавшегося стекла, которое, по мнению сотрудников ДПС являлось доказательством места столкновения, было совершенно ничтожным. Кроме того, машина Шабанова (второй участник ДТП - Ред.) после удара мгновенно встала перпендикулярно дороге, а мой автомобиль развернуло. Причем с точки зрения физики радиуса, по которому развернулось мое авто, элементарно не хватает. Однако ни в деле, ни у эксперта не написано, как мы двигались до столкновения, во время и после него. Даже мой радиус разворота он не описывает, потому как понимает, что тогда к делу придется размеры привязывать. Все обвинение построено на "крестике" - месте столкновения, который свидетельствует, по версии следствия, о том, что я пересекла двойную сплошную. Дальше, благодаря СМИ, я нашла фотографии с тормозными путями моей машины. Я подумала: вот доказательство моей невиновности. Однако эксперт сделал "гениальный" вывод. Он в заключении написал, что под моими колесами находятся следы не моего автомобиля.

- И как такое может быть?

- По мнению эксперта, это тормозные пути от машины, у которой на задней оси два колеса. След получился двойной.

- А разве ось не могла от удара сместиться, и поэтому получился такой след при торможении?

- Вот именно! Но эксперт пишет, что это два задних колеса, а у моего автомобиля след от задних колес должен был попасть в след от переднего. Уже без эксперта я осмотрела свою машину и увидела, что после столкновения положение колес изменилось на 60 сантиметров! То есть, ты как авто ни катай, передние отпечатки в задние не попадут. Однако Дмитрий Немировец (эксперт - Ред.) этого не видит. По его мнению, после столкновения на неуправляемой машине я четко въехала в чужой тормозной путь. Это бред!

- Если все на самом деле так, как Вы говорите, то это действительно странно.

- Вот и у меня внутри все закипело. Суть-то вот в чем. Тормозной путь и осыпь стекла (место столкновения) - это два взаимоисключающих обстоятельства. Но если доказать, что под колесами моего автомобиля не чужой тормозной путь, а мой, то получится, что до указанного в схеме места столкновения я четыре метра не доехала! Получится стопроцентное попутное столкновение. Другого варианта при этом тормозном пути не существует. Ситуация получается такая: либо осудить меня, мать пятерых детей, которой все равно дадут условный срок, либо признать, что сотрудники ДПС и эксперт были неправы. Но следователь и прокурор говорят: "Мы не специалисты в этом деле, есть заключение экспертизы, которая говорит, что вы виноваты". Теперь я хочу объявить войну этому Немировцу. Уголовное дело за дачу ложных показаний здесь должно быть однозначно. Самое интересное, что оценку ущерба (стоимости восстановительного ремонта) автомобиля Шабанова делал все тот же Немировец. Он там подполковник юстиции, один из начальников у них. Причем оценка просчитана вообще гениально. Ширина дороги, например, 7,4 м. Он ее делит на два и выводит 3,2 метра. Получается, что он "украл" 1 метр у дороги. Извините, но в делах о ДТП даже 10 сантиметров имеют значение. Мало того, он применяет коэффициенты для сухого сцепления с дорогой. Но если брать реальное положение - снегопад, гололед и так далее, - то коэффициенты были бы иными, в восемь раз бы отличались.

- А Вы не пытались провести независимую экспертизу в другом месте?

- Пытаюсь. Заказала уже ее. Но тут есть один нюанс - в уголовном деле учитывается только та экспертиза, которая была проведена официально органами юстиции. Другие данные к делу могут быть даже не приобщены. Единственная возможность - представить эти доказательства в суде. У нас в городе есть один профессор, который абсолютно по совести разбирает ситуации с ДТП. Он откровенно говорит, что в органах юстиции экспертизы покупаются. Вопрос только в том, кто из участников аварии вперед прибежал и заплатил. Я понимаю, что на людей с такой высокой должностью, скорее всего, не найду никакой управы, но попытаюсь...

- ...сломать систему?

- Да, сломать систему. У меня по закону есть возможность пойти на мировое соглашение, чтобы остаться в кресле депутата. То есть, признать свою вину и оплатить ущерб. Дело закроется, вердикта суда не будет. Но, во-первых, у меня нет такой суммы, которую просит Шабанов, а во-вторых, признав свою вину, я дяденькам, нафантазировавшим все это, полностью развяжу руки. Но я не могу смириться, поэтому попытаюсь побороться за справедливость. Сейчас я хочу создать группу в социальной сети "ВКонтакте", чтобы люди, которые пострадали от действий высокопоставленных персон так же, как и я, подняли эту тему. Нельзя всю жизнь делать лживые экспертизы. Кроме того, я слышала, что для оформления схем и протоколов произошедших ДТП понятыми выступают одни и те же "свои" люди. Они подписывают, в суде одобрительно кивают, когда нужно и так далее. Сколько может это безобразие твориться? Сколько можно покупать свою невиновность?

- Вы считаете, что Шабанов заплатил за проведение экспертизы в его пользу?

- Утверждать это я не могу, но по факту именно он платил за экспертизу оценки восстановительного ремонта "Nissan Qashqai" со всеми возможными вытекающими... Интересно также и то, что при наличии огромного количества экспертов в Омске для оценки ущерба своего автомобиля он нашел именно Немировца, который и делал экспертизу нашего ДТП. Ущерб "Nissan Qashqai" 2007 года был оценен в 728 тысяч рублей, и это при том, что машина такой марки 2013 года стоит 800 тысяч. В общем, я до последнего ждала, что мы с Шабановым договоримся по-человечески. Однако за время расследования уголовного дела сумма для примирения возросла с 800 тысяч до 1,8 млн рублей.

- В общем, Ваша позиция ясна. Есть ли какие-то дополнения к нашей беседе?

- Я бы хотела с помощью СМИ найти человека, который стал очевидцем ДТП и вызвал скорую помощь. Он следствием почему-то найден не был. Также мне бы хотелось, чтобы со мной связались люди, проезжавшие мимо и фотографировавшие место аварии. Каждый их кадр может стать свидетельством моей невиновности.


Беседовал Антон Маликов


В Следственном Комитете отказались комментировать  претензии Григорьевой, пояснив, что не намерены вступать с обвиняемой в словесную перепалку.  Территориальный СУ СК РФ сообщил о завершении расследования дела депутата Заксобрания и объявил о его передаче в прокуратуру.

Напомним, 35-летнюю либерал-демократку обвиняют по статье "нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека". По версии следствия, 12 ноября 2012 года Григорьева, двигавшаяся по автодороге "Тюмень-Омск" на "Nissan Elgrand Caravan", из-за пурги и гололеда не справилась с управлением и выехала на встречную полосу в результате бокового заноса. Там ее автомобиль врезался с Nissan Qashqai, за рулем которого сидел 68-летний тюменец. Он и его 65-летняя супруга получили закрытые травмы груди и живота с повреждениями внутренних органов, которые были квалифицированы судмедэкспертами как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 2
Радио Сибирь