Мизулиной подарили Омск, Астахову – омского мэра?

Вторые сутки «Модерн» в авангарде российской политической жизни.

      Елена Мизулина приложила руку к омскому искусству, причем неоднократно.

Буквально каждое творение учеников ДХШ «Модерн» удостоилось чести соприкоснуться с высшей федеральной властью, которая, в отличие от власти городской, оказалась не столь брезгливой и охотно протянула руку помощи юным художникам.

      По словам депутата Госдумы, председателя Комитета по делам семьи, женщин и детей, и просто искушенной столичной дамы Елены Мизулиной, в этих стенах создаются вещи, способные прославить Омск как город творческого эксклюзива.
      Школа «Модерн» много лет имеет звание образцового художественного коллектива, но с недавних пор этот коллектив любят называть образцово скандальным. Разумеется, недруги. Их не то чтобы много, но они имеют немалый административный вес в городе.

      Неравная борьба, но ведь изначально никто не собирался бороться. Во всяком случае, родителей, сумевших воспитать способных и талантливых детей, язык не повернется назвать «склочниками». Единственный повод для обвинения со стороны чиновников - это то, что люди отказались молча собрать вещи и переехать из отремонтированного за их же деньги помещения в почти аварийное здание другого детского сада, как того требовали в департаменте образования или выше. И вот, из тех, кто прославлял систему городского дополнительного образования они вмиг превратились в персоны нон-грата, вынужденные выслушивать в свой адрес обидные обвинения, сталкиваться с откровенным хамством и пренебрежением. 
       Родители и педагоги несколько раз пытались поговорить с Виктором Шрейдером и Сергеем Алексеевым, люди до последнего надеялись, что все их беды от неведения первых городских лиц.

      Елена Мизулина рассеивает мифы - если что и происходит вопреки воле мэра – это развитие школы «Модерн», впрочем, то же самое можно сказать о любых позитивных переменах в Омске. Наш город, призналась защитница женщин - Елена Борисовна, - не располагает к пешим прогулкам на каблуках,

в таких дорогах шпильки немудрено похоронить. Отсюда шпилька в адрес мэра: Омск вообще много к чему не располагает – несмотря на диплом, полученный Викотором Шрейдером в минувшую пятницу сразу в семи номинациях.

      Городская власть, вроде, как и положено, семь раз отмерила, московская комиссия МАГа один раз отрезала, и все равно ничего путного не получилось. Вот комментарий Елены Мизулиной на эту тему:

«Здесь важно взносы заплатить и себе номинацию назвать. Не знаю, что за номинации и не могу ручаться за качество такого конкурса, но могу совершенно точно сказать, что все, что делает мэр применительно к дошкольному образованию – а уж тем более к дополнительному образованию детей прямо противоречить тем номинациям, в которых он стал лауреатом. Все, что здесь есть, например, детский сад «Умница» и ряд других детских садов, с родителями и педагогическими коллективами которых я имела счастье общаться только благодаря несчастью – из-за того, что мэр их притеснял. Не заключал с ними договоры на определенный срок, фактически прижимал частные детские сады, делал так, что они вообще могли прекратить свою деятельность. Поэтому я примеров никаких, того, что сделано при поддержке мэра не знаю. Вопреки поддержке мэра! Что детские сады, что дополнительное образование детей – в Омске они развиваются вопреки тому, что делает мэр. Вот номинацию за то, что несмотря на то, что мэр работает против, а тем не менее дети живут, талантливые дети, совершенно поражающие своим творчеством – вот в этой номинации он, наверное, мог бы победить».

Подсчетами занялась и вторая персона из столицы – Павел Астахов на встрече с теми же модерновцами выдвинул свою версию, почему Виктор Шрейдер 9 месяцев не показывается на глаза родителям – «может он беременный?» – предположил омбудсмен. Оказывается, даже в федеральном центре ждут, не дождутся, когда омский мэр, наконец, «разродится» - избавит не себя – других - от тяжкого бремени городских неурядиц. Их, кстати, Павел Астахов увезет в Москву целую фотогаллерею.



      В каждом городе есть свои проблемы, и это нормально. На то и существует муниципалитет, чтоб их решать, именно он наделен всеми необходимыми полномочиями. Официально навязать мэру решение свыше в большинстве случаев нельзя, можно только попытаться предложить, то есть - воззвать к совести, но опять же, совестливость не входит в перечень должностных обязанностей мэра, а значит, он в праве приберечь моральные запасы «на черный день», в народе именуемый «днем выборов». Так уж сложилось, что чиновничья совесть не константа, а величина переменная, стабильно убывающая по мере удаленности от дня голосования. А до него, напомню, еще 4 года.
      Почему судьба омской школы должна решаться в Москве, и почему омский мэр рад переложить ответственность на чьи-нибудь подвернувшиеся плечи? Эта управленческая практика становится уж больно постоянной, что наводит на неприятные для людей с чувством собственного достоинства мысли. Омичи должны постоянно молить о помощи влиятельных иногородних гостей, вместо того чтобы требовать и получать эту самую помощь по месту жительства. Возникает ощущение, что Омск сегодня - это город падший, стоящий на коленях, с протянутой рукой: «Заметьте нас!», «Услышьте!», «Помогите!», «Больше не на кого надеяться!». Мэру не стыдно, что так голосят его избиратели?

      При четко налаженной схеме управления никому в голову не придет нарушить субординацию. Но к главному городскому хозяину – люди не хотят обращаться, потому что не верят, что он может что-то решить. А если на муниципальную власть никто не рассчитывает, возникает вопрос – зачем она? Чтобы позорить людей, превращая их в глазах всей страны в жалких «попрошаек»? Впрочем, по упорным слухам, сам мэр таким поведением не брезгует и регулярно ездит в Москву с просьбами и с мешками, в которых, говорят, собран весь его политический вес, набранный за годы главенствования в городе – килограммы денег и подписей. Не хотелось бы в это верить. Нездоровую ситуацию в Омске замечают даже гости, главный минус – это то, что в результате целенаправленной «политики на разъединение», горожане едва ли не делятся на военные лагеря.

«Самое плохое, что сталкивают людей, – заявил Павел Астахов, - родителей одних детей и других. Здравый смысл должен быть, поэтому не надо противопоставлять одних другим и заставлять их между собой воевать. Мэрия устранилась, вроде, так сидит в стороне и ручки потирает: «Вот там сейчас родители повоюют между собой – посмотрим». Так не должно быть, и эти, и те должны существовать, а детские сады – создаваться, строиться и возвращаться». 

      Чуть позже на пресс-конференции Павел Астахов добавил, что поведение Виктора Шрейдера граничит с правонарушением, и не исключил возможности, что мэра Омска может постигнуть участь мэра Волгограда, не так давно отрешенного от должности. Никакого чуда нет, только юридические основания, которых в нашем городе тоже предостаточно.

     
 
      Что получит школа «Модерн» от встреч на высшем уровне покажет время. Елена Мизулина пообещала организовать для талантливых модерновцев выставку в Госдуме, Павел Астахов – передать подписи и, подаренного ему керамического домовенка с мышью на руках, (в котором Астахов почему-то нашел сходство с омским мэром) Президенту РФ. Как оценит эти визиты мэр Омска, так ни разу и не заглянувший в «Модерн» на творческий огонёк – тоже можно предположить. Родителей опять обвинят в том, что они увязли в политике. Им будет, что ответить чиновникам-обвинителям: благодаря Павлу Астахову мамы и папы заглянули в будущее своих детей – то самое «новое» здание – и поняли, что политикой заняты не как раз не они, а вот городским хозяйством по-прежнему некому заниматься.

Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 2
Радио Сибирь