Интервью Виктора Толоконского омским СМИ - 31 января 2012 года

(полная версия)

(полная версия)

 - Виктор Александрович, одна из самых обсуждаемых тем — программные статьи Путина. Одна из них была посвящена инновационному пути развития экономики. Что, на Ваш взгляд, в этой связи может предложить Сибирь?

 - Я думаю, что регионы СФО будут усиливать свою роль в решении многих экономических задач. Усиление инновационности, создание современных производств и высокотехнологичных рабочих мест в Сибири вполне реалистично и уже во многом решаемо. Потенциал для этого большой. Хоть сырьевой сектор часто противопоставляют инновациям, я убежден, что источником научного и технологического прогресса должна быть базовая экономика. В этом преимущество Сибири: она с богатыми ресурсами и возможностью аккумулировать потенциал получает за счет этого ресурс для инновационного развития. При этом традиционные отрасли (металлургия, нефтегазовая промышленность) во многом являются заказчиками инновационной отрасли. Чтобы конкурировать на мировых рынках, нужно применять обработку, новые технологии добычи, по-новому решать социальные проблемы. Это все заказ на научно-исследовательские работы, подкрепленный финансами. Второе: основной территорией развития инновационности являются большие города. Сибирь — это не только большие пространства, но и крупные города: Омск, Томск, Красноярск. Все столицы наших регионов обладают серьезным инновационным потенциалом в образовании, культуре, науке. В Сибири десятки крупных институтов с самых новым оснащением, федеральные университеты. Как раз соединение крупных городов, природных ресурсов и концентрации науки и образования дает возможность эффективно решать задачи. Не зря в Томске существует особая экономическая технико-внедренческая зона — сильнейшая по качеству развития. В ряде регионов энергично развиваются технопарковые объекты. Это современнейший производственный консалтинг. Формируется среда, где проходит интегрирование интеллектуального ресурса. Все условия для усиления инновационности есть в Омске. Это не просто планы на будущее, а уже осуществляемые процессы. Я с большим интересом смотрел, как развивается инновационная предпринимательская деятельность вокруг выставочного комплекса. Много программ принимается правительством, есть интересные исследовательские институты, лаборатории в университетах. Но мне кажется, что с открытием выставочного комплекса это стало приобретать большую масштабность и системность. Я уже вижу какие-то непрерывные процессы: выставки, система государственной поддержки компаний, разработки. Летом Омск всегда собирает много участников на военно-промышленной выставке, где идет демонстрация очень многих инновационных процессов. Стремление к инновационности повышает открытость Омского региона. Вы должны понимать свое преимущество в географическом положении. Так, Омск интегрирует свои усилия с Казахстаном, потому что есть реальная близость. Все регионы Сибири имеют выход на Китай, а это уникальный растущий рынок. Мы должны это использовать. Поэтому, когда в Омске проходят международные форумы и приезжают партнеры и эксперты из разных стран мира, это тоже дает импульс к повышению инновационности. Убежден, что большинство регионов Сибири, и Омская область в том числе, способны активно реализовывать те задачи, о которых говорит Председатель Правительства в своей статье. Но это не означает, что в Сибири нет проблем, ведь и статья тоже проблемная: она говорит о существовании многих узких мест и нерешенных задач. Председатель Правительства говорит о слабой эффективности многих государственных институтов, а новое качество экономики предполагает новую систему управления. Россия должна найти дополнительные решения по повышению инвестиционной привлекательности. Ведь чтобы решить инновационные задачи, требуется огромный рост капиталовложений. А это значит, нужно снять все опасения и барьеры, которые сдерживают иностранных инвесторов. Мы говорим о необходимости создания в Сибири зоны ускоренного развития. Эти «сложности» также сформулированы Председателем Правительства. Уверен, что Сибирь будет территорией инновационного развития, экономического и социального прогресса. И, безусловно, значение Омска в этом очень высоко.

 - На декабрьских выборах в Госдуму большая часть сибирских городов проголосовала примерно одинаково: сдала свои позиции партия власти, а коммунисты серьезно прибавили. Замглавы президентской администрации сказал, что на этих выборах нужно было создать «партию» раздраженных горожан. Как Вы думаете, что это за сигнал — чем так раздражены горожане?

 - Я думаю, что нет принципиальных долговременных электоральных отличий от горожанина или жителя поселка. Просто эти настроения всегда в крупном городе проявляются раньше и более концентрировано. На самом деле, это те изменения в сознании общества, которые нужно правильно воспринимать во всей политике. Согласитесь, что несмотря на то, что эффективно решались задачи, которые несколько лет назад казались негативно влияющими на настроение людей (например, кризис 2008 года), это не давало оснований считать, что решение основных экономических и социальных задач — залог позитивного отношения общества к действиям власти. За это время серьезно изменились настроения и предпочтения. Вырос запрос на справедливость и уважительное отношение власти к человеку, на качественную работу власти. Люди понимают, что нельзя мгновенно решить материальные задачи, повысить уровень жизни. Но серьезно вырос запрос на другое: преодолеть коррупцию, неравнодушие и бездействие чиновников, иметь возможность быть услышанными и понятым властью. Наверно, мы не всегда точно воспринимали и учитывали это в своей работе. Я до нашей встречи проводил личный прием. Были такие примеры, когда люди не понимают бездействия и равнодушного отношения к своим проблемам. Если еще недавно такое отношение перекрывалось акцентированной работой по решению глобальных задач (например, восстановление промышленности, строительство жилья на селе, возникновение инфраструктурных объектов), то сейчас сложилась другая ситуация. У власти вырабатывался стереотип: мы же не сидим на месте, а что-то делаем. Помню, как после 4 декабря ко мне пришел мэр Новосибирска в некой растерянности и говорит: «Мы же построили столько жилья, вложили почти миллиард в ремонт дорог, а люди не оценили это!» Я говорю: «Потому что люди не увидели тех изменений, которые им сегодня нужней». Не меньше отремонтированного двора человеку важно уважительное отношение управляющей компании, которая содержит дом. Если он там видит безудержное стремление повысить плату, он все равно будет недоволен ситуацией. Таких изменений очень много. Из статей Председателя Правительства исходит понимание, что власть должна серьезно обновить подходы, стиль и качество работы. О несовершенстве госаппарата говорят и глава государства, и Председатель Правительства, и не только на форумах и в публикациях. Они понимают, как много придется изменить в качестве работы власти. Я уверен, что если люди почувствуют это обновление, будут изменены и электоральные настроения. Хочу подчеркнуть одну вещь (хотя со мной могут многие не согласиться): на поведении власти влияют какие-то традиции и привычки далекого прошлого. Мы уже более 20 лет живем и работаем в новых условиях, но сложившаяся еще в советский период отстраненность власти от проблем конкретного человека и ее направленность на решение глобальных задач до сих пор присутствует. Мы никак не можем дойти до каждого человека и построить работу власти, чтобы взаимодействие с гражданами было максимально доступно для всех. Формирование гражданского общества идет медленнее, и эта замедленность сказывается на новых поколениях. Так называемый средний класс уже по-другому ставит задачи перед органами власти, и мы должны быть адекватны этим настроениям. Предстоит очень большая работа, но я убежден, что мы можем ответить на те запросы и настроения, которые сформировались в обществе и были продемонстрированы на декабрьских выборах. Журналисты и аналитики понимают, что в этом голосовании было много от противного. Недовольство вполне житейскими жизненными проблемами трансформировалось в такой результат голосования. Здесь нужно уметь делать правильные выводы и понимать, насколько обострены проблемы общества. Громоздкость и неэффективность бюрократического аппарата всем мешает. Но делать обновление придется гораздо энергичнее, чтобы общество доверяло власти. А без этого доверия решать задачи развития невозможно. Не может быть развития только усилиями государства. Развитие может быть только при интеграции государственных институтов и общественности и только если гражданин воспринимает это развитие как свою задачу и свое будущее.

 - Вы сказали, что одна из главных задач — это борьба с коррупцией. Не исключено ли, что такое протестное голосование, в том числе, было связано с коррупционными проявлениями, с которыми столкнулись омичи. Можно ли с ними бороться? И что зависит от Вас как от полномочного представителя Президента?

 - Во-первых не только можно, но и нужно. Другое дело, что в управлении сложными процессами всегда присутствует самые разные составляющие. Если бы причиной какого-то действия была бы только коррупционная составляющая, было бы проще. Она бывает не настолько очевидна, как, например, непрофессионализм. Коррупция преодолевается через обновление законодательства и укрепление в обществе морального авторитета честного человека.. Без этой субъективной составляющей одними законами не победить, нужно еще и воспитывать нравственную основу для честной работы. Мне несколько проще решать такие задачи, потому что у меня есть конкретный управленческий опыт. Чтобы обновить коммунальный комплекс, нужно привлекать частного инвестора. Это неизбежно. Ничего не менять — совершенно тупиковый путь. Есть масса способов привлечь частного инвестора, не потеряв контроль государства (ведь эта отрасль настолько монополизирована и влияющая на жизнь людей, что потеря государством контроля вряд ли допустима). Мне лично представляется более эффективной модель, когда создаются совместные управляющие компании: в муниципальной собственности остаются электросети, котельные и др. объекты коммунального хозяйства, создается УК на паритетных началах, и инвестору передается в аренду УК, а арендная плата направляется на развитие. Омск — огромный город, и коммунальный комплекс требует больших инвестиций. Бюджету найти такие средства вряд ли возможно. Перекладывать инвестиционное бремя на потребителя тоже ошибка, которая трудно искореняется. Инвестиционная составляющая в тарифе должна работать на развитие. Высокую степень изношенности нужно преодолевать совместными мерами. Я сторонник того, чтобы обязательства были совместными: часть вкладывает бюджет, часть — инвестор. У инвестора должен быть интерес в будущем. Но ведь коррупционные проявления масштабируются в самых разных проявлениях. Крупные проявления, о которых вы говорите, всегда на виду. Но есть же еще, например, обращения малого бизнеса к бюрократии. Это системная проблема, когда проводятся муниципальные тендеры, когда закон требует сделать все прозрачным, но на самом деле существуют и нелепые посредники, и «откаты», и бытовая коррупция. Какое-то время мы могли это преодолевать. Но очевидно, что нужно искоренять явления, негативно влияющие на настроения общества. Если все время буксовать и натыкаться на коррупционные преграды, то и развитие идет крайне медленно. Кстати, в последней статье об экономических задачах Премьер-министр говорит об этих резервах. Если усовершенствовать процесс госзакупок, то можно сократить расходы бюджета на 10-12%. В масштабах всей страны это огромные ресурсы! Есть постоянное взаимодействие с бизнесом и гражданами, я сам провел более 40 приемов. Я практически в ежедневном режиме обращаюсь к прокурорам субъектов федерации с просьбой разобраться в каком-то конфликте или руководителям регионов, очень часто выхожу на федеральный уровень с предложением усовершенствовать законодательные нормы. Это моя постоянная задача, которую я должен выполнять.

 - В конце прошлой недели Вы проводили совещание, на котором подвели итоги жилищного строительства. Половину от общего количества жилья сдали Новосибирская, Кемеровская области и Красноярский край. Сейчас строительство жилья — это частный бизнес, который реагирует только на спрос. Государство такая позиция не может устраивать, ведь чем больше строят — тем ниже стоимость квадратного метра. Не считаете ли Вы, что государство должно возвращаться и в эту отрасль?

 - Согласен с вами — государство должно оказывать господдержку гражданам в решении жилищной проблемы, и госорганы заинтересованы в стимулировании рынка — создании более благоприятных условий для работы инвесторов на жилищном рынке. Есть механизмы, которые будут развиваться. Сейчас широко используется, в том числе и в Омской области, меры господдержки. В Омской области применяются очень правильные меры, когда в бюджет вкладывается в развитие инфраструктуры. Я убежден, что базовым условием решения многих проблем на жилищном рынке является снижение себестоимости строительства, чтобы не перекладывать на цену квадратного метра стоимость строительства дорог, линий электропередач. В Омской области такие проекты есть, и по строительству малоэтажного жилья она занимает одно из первых мест в Сибири. В Новосибирской области во время моего губернаторства применялось субсидирование процента по ипотечным кредитам, чтобы заемщик платил не 10-12%, а 5% - все остальное платил бюджет. Для решения этой задачи, мне кажется, нужно запустить два новых направления: улучшение условий ипотечного кредитования и строительство жилья в аренду. В ипотеке людей сдерживает достаточно высокие требования банка к уровню зарплаты, высокая процентная ставка и достаточно большой первоначальный взнос. Эти три фактора исключают из возможности покупки жилья в рассрочку достаточно многие категории людей. Руководители государства предлагают включить в этот процесс систему госгарантий. Мировая статистика показывает, что доля невозвратов не очень большая, но банк включает свои риски в большой процент и первоначальный взнос. Государство при этом тоже не рискует, оно может включить механизм социального найма для тех семей, которые не смогли оплатить ипотеку. Это сразу повышает доступность жилья. Строительство жилья в аренду долго игнорировалось. Неправильно, чтобы весь жилищный фонд был в собственности. Молодой специалист не может сразу приобрести жилье. Сколько ему ждать ипотеки? Для мобильных категорий людей нужно строить жилье для аренды. Она должна быть естественной формой решения жилищной проблемы. Такой опыт начал появляться. Но мне больше нравится, если этот процесс будет базироваться на частных инвестициях. Государство может построить такие дома, но их небольшое количество не будет качественно влиять на жилищный рынок. Государство может создать структуру, которая заключит с частными инвесторами договор, гарантирующий доходность. Эта доходность формируется за счет четырех составляющих: чисто рыночная (например, продажа первых этажей под офисы), арендная плата самого проживающего (она должна быть ниже рыночной и доступной), платеж заинтересованного в приезжем специалисте работодателя и гарантированный платеж бюджета, через компанию, заключающую договор с инвестором. Если эти составляющие работают, то такие дома можно сделать доходными для инвесторов при невысокой арендной плате для граждан. При этом в перспективе доля платежа бюджета будет несколько снижаться. Мне очень хочется, чтобы такие программы начали работать в регионах уже в нынешнем году. Все базовые условия для этого есть. Также нужно уделить большее внимание еще одному направлению — создание условий для строительства индивидуального малоэтажного жилья. Такой сегмент рынка есть в любом регионе. Как правило, сюда выходит покупатель с большими ресурсами. Это позволяет расширить все строительные программы: производство стройматериалов, технологии. Но для этого нужно, как это делается в Омской области, вкладывать усилия государства в инженерную подготовку территорий. Любой регион заинтересован в том, чтобы жилья строилось больше, чтобы дешевело. Я убежден, что именно объемы и темпы ввода нового жилья во многом характеризуют потенциал развития региона. Если спрос на жилье растет, это характеризует привлекательность региона. В Сибири нужно решать задачи привлечения и закрепления трудового ресурса, нам объективно сложнее.

 - Вопрос о предстоящих выборах. Каково Ваше мнение: есть ли альтернатива Путину, и каким должен быть человек, чтобы он смог уверенно конкурировать в политической жизни?

 - Кандидаты, участвующие в выборах главы государства, понимают всю масштабность проблем, которые предстоит решать. У населения могут быть разные предпочтения, но я убежден, что для развития требуются высочайшие профессионализм и уровень ответственности, человеческой порядочности, высокий международный авторитет. У меня, как у любого гражданина, есть свое понимание, каким должен быть руководитель государства. Но я не должен навязывать другим свой выбор. Уверен, что люди сами разберутся и примут решение. Но зная всех кандидатов в течении многих лет, могу осознанно говорить о тех качествах, которые должны быть у Президента. У меня есть свой выбор.

 - 4 марта омичам предстоит выбрать Городской Совет, а если новый состав городской думы не внесет изменения в Устав города, то еще и мэра. Хотелось бы узнать Ваше мнение, что предпочтительнее для миллионного сибирского города — избираемый мэр или назначаемый сити-менеджер?


 - Здесь нужно исходить из базового принципа, который вытекает из закона о местном самоуправления и сути демократии, — это решение могут и должны принять только сами омичи. Я могу сказать несколько аргументов в пользу той или иной модели, но я хочу, чтобы это был не совет издалека жителям славного города Омска. Я хочу, чтобы омичи подходили к этому процессу сознательно и серьезно. Напомню, в базовом законе о местном самоуправлении, еще когда в России не было ни одного сити-менеджера, уже было заложена эта модель. Я видел ее в действии в других страна, в частности в США. Есть две модели: прямое избрание мэра города голосованием всех горожан и избрание главы города из составов депутатов представительного органа. Вот в чем разница. А у нас почему-то сразу стали говорить о сити-менеджере. У каждой модели есть свои плюсы. Я доверяю формированию власти гражданами. Это придает человеку, который избирается, дополнительную ответственность и авторитет. В то же время человек бывает разным по потенциалу, нравственности, и не все это возможно предвидеть, особенно когда в выборах участвует почти миллион человек. Избрание мэра из состава депутатов исключает какие-то серьезные субъективные факторы, тут очень силен прямой общественный контроль. Депутаты каждый день с мэром общаются и в чем-то корректируют его поведение. И эта коллегиальность в данном случае добавляет эффективности, для меня это очевидно. В любом случае, избираемый всенародно мэр должен понимать, что ему нужно эффективно работать с городским Советом, иначе нормальной работы быть не может. Он должен опираться на депутатов, как на основную силу, формирующую все решения и политику, а не на своих заместителей. Думаю, что у модели, когда у Горсовета, выбравшего из своего состава главу города, ответственного за эксплуатацию городского хозяйства, тоже есть плюсы. В управлении хозяйством города не всегда политическая составляющая позитивна. Здесь очень важно не отступать от правильных профессиональных решений. Здесь недопустим популизм или субъективизм. Преимуществом этой модели я считаю жесткий контроль депутатов. Сейчас в России распространены обе модели. Я не взял бы на себя ответственность сказать, какая модель показала свою большую эффективность. Я всегда был в тесном контакте с омскими мэрами и хорошо знаком с работой Леонида Константиновича Полежаева. Его работа — пример очень многим руководителям регионов. Я высказал свое видение всех плюсов и минусов обоих моделей. Но главное, чтобы свой выбор сделали омичи. Очень важно, чтобы во власть приходили люди с обостренным чувством ответственности. Это и есть один из основных критериев, который определяет, может ли человек участвовать в выборах. Он обязательно должен изменить свой образ жизни. Он должен быть таким, чтобы люди тебя уважали и поддерживали. Поэтому я хочу пожелать омичам ответственного выбора., а депутатам — соответствовать их высокому статусу.

 - Основные параметры оценки деятельности власти на местах заложены в 825 Указе Президента. Исходя из этого, как Вы можете оценить работу региональной власти Омской области? Насколько, по-Вашему, рейтинг отражает реальную картину на той или иной территории?

 - Я больше рассматривал эти критерии как целевые индикаторы. Как только абсолютизируются эти критерии как оценка, возникает много вопросов и проблем. Крайне трудно интегрировать эти многочисленные категории. Это субъективная работа, не умеющая реально отразить положение дел. Также мне представляется, что не всегда однозначно отражается трактовка. Например, количество больничных мест на тысячу человек. Если их больше, то это считается неэффективным расходованием средств. Но здесь не все так однозначно — у здравоохранения должен быть запас прочности. Также я не очень согласен с тем, чтобы жестко следить за наполняемостью школ. В то же время я за то, чтобы какие-то универсальные экономические и социальные показатели рассматривались как показатель развития региона. Но их должно быть значительно меньше, и они должны отвечать на вопрос, как регион реализует свой потенциал. Я рад, что по таким рейтингам Омская области занимает ведущие позиции. Когда встречаюсь с членами правительства вашего региона, всегда подчеркиваю высокое качество работы по очень многим направлениям. Это следствие большого опыта губернатора и профессионально сформированной команды. Такое бывает далеко не всегда. В регионах Сибири разность качества управления заметно. И Омская область всегда выделяется в лучшую сторону. В то же время важно, чтобы в этом анализе были указаны основные резервы дальнейшего роста.

 - С 1 января 2012 года муниципальное здравоохранение перешло в ведение регионов. В городе Омске региональной власти досталось, что называется, незавидное хозяйство. Во многих больницах нет необходимого оборудования, годами не делан ремонт, здания попросту разваливаются. Ссылки на нехватку средств уже не воспринимаются населением. Почему, на Ваш взгляд, муниципалитет не смог привести в порядок здравоохранение?

 - Тут присутствуют как объективные, так и субъективные факторы. Ситуация совершенно не оригинальная — вряд ли какой-то муниципалитет скажет, что денег на все хватает. Оппонировать к нехватке в бюджете ресурсов не очень эффективно. В целом я должен согласиться с руководителем муниципального уровня, что у нас несколько несбалансированы зоны ответственности местного самоуправления и финансового обеспечения бюджета. Объем муниципальной собственности, как правило, превышает те нормативы формирования бюджета, которые есть сейчас. Этот аргумент должен быть рассмотрен. С другой стороны, совершенно очевидно, что любое распределение бюджетных средств — это вопрос приоритета и понимания, как та или иная сфера влияет на долгосрочный тренд развития. И в этом плане, думаю, не исключены субъективные просчеты властей города. Иногда из-за свойств выборной системы хочется сделать что-то, что вызовет большей позитивной реакции населения, и это может идти в ущерб развития базовых сфер, к которым относится здравоохранение. Невозможно решать задачи развития, если у нас плохие поликлиники. Мне кажется, федеральное правительство, понимая системность этой проблемы, приняли решение о большой программе модернизации. Она небывалая по масштабам средств. Она потребовала серьезных изменений в налоговой системе — увеличение социального налога. Омская область по программе модернизации получает 6-7 млрд. рублей, которые направляются на ремонт и обновление оборудование больниц. Я понимаю, как непросто правительству области будет решать все эти задачи, потому что отставание в материальной базе накапливалось десятилетиями. Решать надо одновременно с необходимостью строительства новых высокотехнологичных центров. Ведь Омск строит мощнейший онкологический центр, и без этого нельзя обойтись. Сейчас нужно восполнить допущенное отставание. Это потребует структурного изменения бюджета области. Но в этом и есть мудрость управления, и я убежден, что Леонид Константинович найдет дополнительные резервы, чтобы вложить больше средств в материальную базу здравоохранения. Я убежден, что это приоритетнейшая область.

 - Как Вы относитесь к возвращению выборной системы губернаторов? В Сибирском округе достаточно много глав регионов, которые долгое время стоят у власти. Как Вы считаете, если, например, Кресс, Тулеев, Полежаев после окончания сроков своих полномочий захотят стать кандидатами, они смогут стать губернаторами?


 - Как правило, авторитет сибирских губернаторов, которые давно работают, есть. Их рейтинги одни из самых высоких. Это серьезное обновление всей системы построения власти. Все происходящее люди связывают с именем человека, который у них на виду. Когда тебя все знают, это всегда создает особое чувство ответственности. В то же время я сторонник выборности. Думаю, что это ожидаемое обществом и правильное решение руководителей государства. Надуюсь, что депутаты Госдумы эффективно рассмотрят представленный Президентом законопроект. Убежден, что обществом этот закон будет поддержан. И хотя такой закон быстро не принимается, думаю, в этом году он появится. А дальше - все зависит от самих людей и политических партий, составляющих основу политического процесса демократического общества. У названных вами губернаторов есть не только огромный авторитет и огромный опыт, но есть и другие обстоятельства, учитываемые ими, партиями и обществом. Но для меня совершенно очевидно, что опыт этих людей очень важен и нужен.


Видеозапись интервью смотрите на сайте ГТРК Омск
Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 2
Радио Сибирь