Битва за вокзал, или Второе пришествие коммунизма. Заметки очевидца

Геннадий Зюганов, маячивший на горизонте, одним только своим присутствием повышал боевой дух воинов серпа и молота до предвыборных высот. Плакаты рвали из рук, в ход шли кулаки, и древки знамен. Только вмешательство полиции предотвратило крупномасштабную потасовку.

Призрачный рассвет потихоньку заползал на перрон, обнимая серыми пальцами ноги ожидающих поезда людей. Холодный по-осеннему воздух был сырым и промозглым. С неба постоянно сеял дождь, до того мелкий, что казалось, в воздухе просто стоит водяная пыль. Немногочисленные коллеги-журналисты поднимали воротники, по-зимнему зябко переступали с ноги на ногу, некоторые украдкой зевали - время было раннее. Впрочем, настроение большинства собравшихся на перроне было не под стать погоде, ему бы лучше соответствовало безоблачное небо и жара, градусов под сорок, так чтобы асфальт плавился, а воздухе дрожало марево. Цветы и флаги драматично дрожали в руках. К слову, вождя почему-то встречали четным числом гвоздик. Наверное, так уж принято. И волнение возрастало, по мере приближения фирменного поезда Новосибирск-Омск, где ехал источник вдохновения, в эту минуту, наверное, как раз чистивший зубы или принимавший иные утренние процедуры.

Ветра не было, к радости замерзших журналистов и разочарованию встречающих  коммунистов, ведь по всем канонам, красные стяги обязательно должны романтично развеваться. И вот, наконец, появился поезд. Сначала он постоял метрах в пятистах от перрона, томя встречающих ожиданием: точность, как известно, - вежливость королей, а монархизм давно был вскрыт, заклеймен, предан коммунистической анафеме классиками марксизма-ленинизма, - так что состав продолжил движение только через 5 минут.
Толпа нервозно заколыхалась. Крики: "Товарищи, мы не там стоим!", "Надо переместиться!", слышались повсеместно. Паникеров и прочих несогласных тут же предавали товарищескому суду.

Коллеги из газет нехотя сделали несколько снимков и достали диктофоны, а заспанный оператор включил камеру и снова зевнул. Наконец состав (к слову, локомотив был ортодоксального красного цвета) добрался до перрона. И действительно, паникеры были правы: вагон с заветным номером восемь остановился в десятке метров от опешивших от такой наглости местных коммунистов, как раз напротив нескольких журналистов, пассивно куривших в сторонке. Те в буквальном смысле остолбенели: когда распахнулась дверь и после нескольких ничего не значащих для коммунистического движения пассажиров из открывшегося проема явился нынешний вождь российского пролетариата.

Газетчики, не веря своему счастью, робко протянули диктофоны, вождь недоуменно поднял бровь, но эксклюзива не получилось: через мгновение, корреспондентов смыло набежавшей красной волной. Руководил приступом вагона и очисткой походов Андрей Алехин, депутат Омского Заксобрания, выглядевший в эту минуту, как маршал Буденный во главе красных кавалеристов. Грянули здравицы, раздались аплодисменты. Кто-то жиденько закричал: "Геннадий Андреевич приехали! Ура!" Лидеру партии тут же дали отведать хлеба и соли, вручили букет красных гвоздик. Лидер благосклонно принимал подношения, взамен по-брежневски щедро раздавая поцелуи. После в окружении свиты Зюганов прошествовал на привокзальную площадь, где был запланирован митинг. Особенно ловко при этом действовала команда из молодых людей с красными флагами. Встретив лидера на вокзале, они короткими перебежками сопровождали его до привокзальной площади, непринужденно выстраиваясь со знаменами то тут, то здесь по пути следования, видимо, чтобы у столичных гостей осталось впечатление, что в Омске, по крайней мере, в знаменах, нет недостатка.

Впрочем, праздник оказался омрачен на привокзальной площади: там, у памятника Ленину, коммунистов встретили плакатами оппозиционеры из городских молодежных организаций.

Геннадия Зюганова, чтобы не увидел безобразия, экстренно задержали на подходах, а молодчики из обкома КПРФ под предводительством того же Андрея Алехина принялись в буквальном смысле "зачищать" площадь. Не помогло и вмешательство полиции: молодые люди с плакатами находились на площади согласно полученному разрешению. После крика "Вытесняйте их!", все те же вездесущие молодые люди с флагами наперевес, фалангой пошли на пикетирующих.


Геннадий Зюганов, маячивший на горизонте, одним только своим присутствием повышал боевой дух воинов серпа и молота до предвыборных высот. Плакаты рвали из рук, в ход шли кулаки и древки знамен. В руки одному дюжему коммунисту попался хрупкий молодой человек с плакатом.

Только вмешательство полиции предотвратило крупномасштабную потасовку.




В итоге полицейские развели и тех и других на безопасное расстояние, после чего обкмовская номенклатура доложила вождю о своей победе. Геннадий Андреевич после вынужденной остановки снова набрал ход и все-таки возложил цветы к ногам бывшего вождя мирового пролетариата.







Программа-минимум была выполнена, вождь нынешний сел в ожидавший его патриотичный "Форд" черного цвета (почему не красного?) и покинул вокзал. Прочие коммунисты погрузились на микроавтобусы и отправились вслед за вождем - обеспечивать Геннадию Зюганову краснознаменный прием по другим точкам. Ура, товарищи!

Белый сервис замена масла

Комментарии

Добавить свой

Еще новости

Загрузка...
новости здесь 1
Радио Сибирь